Главная » Спецвыпуск » Зерновики разочарованы

Зерновики разочарованы

Наталия БАРСУКОВА;
Вячеслав САЛАНИН, Барнаул;
Лариса БЕРЕСНЕВА, Кемерово

Не в лучшую сторону изменил текущий год отношения между зернопроизводителями, зернопереработчиками и другими крупными потребителями зерна — ведущие сибирские компании, традиционно проводившие весеннее авансирование агробизнеса, в следующем году могут сократить объемы инвестиций. Участники рынка ссылаются на высокую степень риска таких вложений. Причина — отсутствие правил игры и стратегии управления АПК, в результате чего переработчики и потребители лишены возможности принимать участие в сельхозпроизводстве. Впрочем, и заказчики, и представители государства считают, что эффективное финансирование сельского хозяйства можно наладить на региональном уровне, сделав агробизнес более предсказуемым.

Региональным властям в управлении сельским хозяйством приходится балансировать между двумя крайностями — слишком активным вмешательством и самоотстранением от регулирования АПК. На фото — губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский (в центре)

Непредсказуемость сельхозрынка в Сибири, по словам операторов, связана с наличием двух крайностей в государственном управлении отраслью: когда власти вмешиваются в сельское хозяйство слишком активно, и когда они отстраняются от регулирования АПК региона.

Чрезмерная активность властей «путает карты» зерновикам — ценообразование в этом случае становится административным и не учитывает интересов всей последующей бизнес-цепочки. «Государство — не предпринимательская структура, ему не надо заботиться о ликвидности и качестве своих запасов. Оно выходит в качестве крупного игрока на рынок, имеющий, скажем, в данный момент среднюю конъюнктурную цену 2700 рублей за тонну зерна, и объявляет, как правило, «политическую» цену — 3200 рублей за тонну. Все, рынок сломан, никаких правил игры», — говорит председатель совета директоров Сибирской хлебной корпорации и АПК «Сибхлебпром» Дмитрий Терешков. Такая помощь государства, по мнению экспертов, дезориентирует хозяйства, которые в результате предпочитают заключать договоры авансирования с государственными продовольственными корпорациями, а потом всеми способами избегают исполнения обязательств. «Формирование регионального зернового фонда происходит обособленно от переработчиков, так как основная цель этих закупок — обеспечить продовольственную безопасность», — объяснили КС в руководстве алтайской краевой администрации и в Новосибирской продовольственной корпорации. Хотя, по мнению некоторых участников рынка, четкой цели формирования региональных фондов не существует.

Второй вариант (омский и алтайский) — когда региональные власти не имеют практически никакого влияния на АПК. «В итоге происходит отторжение крупных игроков, — считает Терешков. — Дело в том, что отсутствие «правил игры» усугубляется невозможностью государства влиять на ситуацию, выступать гарантом расчетов».

В результате в последние несколько лет большинство крупных зерноперерабатывающих и зернопотребляющих компаний были вынуждены вплотную заняться выстраиванием единой производственной цепочки — в частности, с помощью весеннего финансирования сельских хозяйств. «Свои декабрьские деньги за зерно зернопроизводители получают уже в апреле, когда они им и нужны. Мы авансируем хозяйства под гарантии поставок зерна определенного количества и качества. Иными словами, селяне получают беспроцентный кредит на 6-8 месяцев», — отмечает Терешков.

Подобную схему в условиях формирующейся конкуренции используют в большей или меньшей степени практически все агрохолдинги Сибири. Хотя такие вложения, по мнению участников рынка, несут в себе долю риска, поскольку изначально сложно предсказать как объемы урожая, так и цену на зерно, которая сложится на рынке. Помимо этого все эксперты отмечают высокую потенциальную опасность невозврата долгов — как в натуральном, так и в денежном выражении.

«Региональные власти никак не содействуют бизнесу в расчетах с сельскими хозяйствами, а проведение закупок с нами не обсуждают, — отмечает Людмила Старовойтова, коммерческий директор алтайской компании «Союзмука». — Власти прилагают усилия только при расчетах с региональной компанией «Алтайагропрод». Впрочем, по словам Старовойтовой, вряд ли у краевой администрации есть механизмы содействия возврату средств: «Насколько мне известно, даже расчет с ГУП «Алтайагропрод» производится только на одну треть».

В результате сегодня крупные переработчики готовы свернуть весеннее авансирование-2004, которое, по их словам, становится слишком рискованным и непредсказуемым. «Опыт этого года показал, что авансирование оборачивается для нас убытками — расчеты с хозяйствами идут очень тяжело, а застраховать подобные соглашения нереально, — отмечает Людмила Старовойтова. — В результате мы решили, что в будущем году свернем авансирование сельхозпроизводителей».

К аналогичному решению еще раньше пришли Сибирская хлебная корпорация и АПК «Сибхлебпром». По словам руководства СХК, весеннее авансирование зернопроизводителей в этом году сократилось с 250 млн до 50 млн руб. «Мы вынуждены были это сделать, чтобы снизить свои риски — рынок слишком непредсказуем», — отмечают в компании.

Впрочем, есть агрохолдинги, которые не разочаровались в авансировании поставок: «В текущем году мы авансировали сельские хозяйства в размере 50 млн рублей. В отношении следующего года еще не думали, продолжать авансирование или нет. Пока нас устраивает то, как идут расчеты с хозяйствами, однако окончательные выводы сделаем тогда, когда расчеты завершатся», — говорит коммерческий директор «Алейскзернопродукта» Наталья Мамаева.

Пока же финансированием сельхозпроизводителей вынуждены заниматься региональные власти, для которых такая нагрузка на бюджет весьма обременительна. Так, на Алтае самая масштабная схема поддержки — закуп агропродукции для региональных нужд, который осуществляется через краевое ГУП «Алтайагропрод». Только в 2003 году через систему госзаказа хозяйства получили материально-технические ресурсы на сумму около 240 млн руб. Аналогичные закупки проводятся и в других регионах. Еще один государственный инструмент — лизинговые операции: например, в 2002-2003 годах алтайскими властями было израсходовано на приобретение техники для села 226 млн руб.

Кроме того, в большинстве областей Сибири практикуется схема льготного кредитования сельхозпроизводителей с возмещением 2/3 ставки кредитов коммерческих банков из бюджета региона и предоставляются дотации на зерно. На статью «Приобретение техники по лизингу» в алтайском краевом бюджете на 2003 год предусмотрено 150 млн руб. «Хозяйства могут получать краткосрочные кредиты сроком на один год на достаточно выгодных условиях: так как 2/3 ставки Центробанка гасит федеральный бюджет, кредит для селян получается под 7-8% годовых, — отмечает замгубернатора по агропромышленному комплексу Кемеровской области Владимир Мангазеев. — У этой программы один недостаток — лимит средств, которых, как правило, на всех не хватает. Для Кузбасса эти суммы составляют порядка 170 млн руб. в год. Кроме того, в этом году селяне получили 70 млн руб. безвозвратных средств, и 150 млн руб. составили беспроцентные ссуды».

К убыткам, связанным с финансированием АПК, региональные власти относятся как к неизбежной необходимости: «Мы вкладываем в оборотные средства сельских хозяйств 1 млрд руб. в год, при этом условные потери составляют 200-300 млн руб. в год, — говорит начальник управления финансов и налоговой политики Новосибирской обладминистрации Сергей Аксененко. — Сюда входят компенсация кредитных ставок, компенсация потерь, например по стихийным бедствиям, компенсация рыночной стоимости продукции».

Между тем опрошенные «КС» участники рынка и представители властей сходятся во мнении, что в перспективе государство должно будет отойти от финансирования АПК и уступить место бизнес-структурам: «В будущем роль бизнеса в финансировании сельского хозяйства должна стать более значимой, а власть будет иметь в основном управленческие функции в АПК», — отмечает зампредседателя Новосибирской областной продкорпорации Валерий Рутковский.

Впрочем, пока неясно, готов ли бизнес играть роль финансового «попечителя» сельского хозяйства. «Власти вынуждены будут снизить объемы финансирования АПК, однако возникает вопрос — кто займет их место? Главная проблема не в том, что сегодня государство почти единолично финансирует село, а в том, что одновременно не создаются альтернативные механизмы, которые могли бы завтра стать полноценной заменой сегодняшней переходной системы. Именно создание механизмов, стимулов, нормативов и законов, а не прямое участие в работе сельхозрынка является основной функцией государства в развитых странах», — считает Дмитрий Терешков.



Comments are closed.

Так же в номере