Главная » Стиль жизни » Йос Стеллинг: «Бизнес и режиссура — идеальное сочетание»

Йос Стеллинг: «Бизнес и режиссура — идеальное сочетание»

Йос Стеллинг: «Бизнес и режиссура — идеальное сочетание»

Культовый голландский режиссер Йос Стеллинг приехал в Новосибирск, чтобы показать несколько своих фильмов, встретиться со зрителями и провести мастер-классы. С 26 по 30 мая в кинотеатре «Победа» были показаны его картины «Душка» и «Девушка и смерть», навеянные русской культурой, а также цикл из трех короткометражек «Эротические истории». ЙОС СТЕЛЛИНГ оказался на редкость приятным собеседником и с удовольствием ответил на вопросы корреспондента «КС» о своем творчестве и бизнесе.

— Почему вы решили принять приглашение и все-таки приехать в Сибирь?

— Я бывал в России не раз, но мне было важно побывать в Сибири, которая на Западе иногда представляется легендарной землей ссыльных и заключенных. Правда, погода пока не очень, но у меня хватает воображения, чтобы представить себе солнце. У меня такое чувство, что русская аудитория — это моя аудитория. Мои фильмы известны в России, пожалуй, даже больше, чем в Голландии.

— В вашем фильме «Девушка и смерть» есть особая неспешность: длинные планы, много воздуха и музыки. Сегодня принято снимать гораздо более динамично.

— Конечно, это сделано несколько провокационно. Мне хотелось сделать романтическое кино в духе русских романов XIX века, где действие развивается последовательно и неспешно. Зрители иногда начинают немного нервничать, но потом обычно успокаиваются и отдаются течению истории, как музыке или потоку воды. И тогда случается волшебство — или не случается. Но я не снимаю для всех. Кто-то будет критиковать фильм, кто-то похвалит его за какие-то его качества. Но на самом деле люди говорят не о фильме, они говорят о себе. Я всегда уважаю людей, для которых снимаю кино.

— В вашем последнем фильме участвуют несколько российских актеров. Как с ними работалось?

— Сергей Маковецкий, Леонид Бичевин, Рената Литвинова — это те актеры, которые сделали фильм «Девушка и смерть» лучше, чем он был задуман. Они удивительно профессиональны и сконцентрированы на работе. Я люблю работать с теми, кто лучше меня, это помогает всем нам стать лучше. Оператор, актеры, художник — все должны быть превосходны каждый в своей области. Фильм — это системный продукт, и он должен превосходить первоначальный режиссерский замысел. Это одна из причин для того, чтобы делать фильмы.

— Может ли выбор актеров решить успех фильма?

— Актеры — это символы, архетипы, но это далеко не самое главное. Думаю, зрителей больше волнуют не сами актеры, а ситуации, которые возникают между ними. Можно взять бестолковую мультяшную утку, которая просто идет по улице: в этом нет ничего интересного. Но если за углом мы спрячем еще одну утку с ножом, то первая утка становится очень интересной: мы начнем сопереживать и пытаться ее спасти. Но это не заслуга утки — история рождается у нас в голове. Интересны не утки сами по себе, а напряжение между ними. Хорошие актеры знают, что каждый их жест и взгляд — часть той игры, в которую мы играем со зрителем. Все мировое искусство — это пространство между двумя полюсами. Между мужчиной и женщиной, между прошлым и будущим, между светом и тьмой или между жизнью и смертью. Вспомните «Сотворение мира» великого Микеланджело: Создатель и Адам протягивают друг другу руки, но между ними остается пространство в несколько сантиметров. Это пространство и есть главная сила, подобная электричеству.

— С какой игрой можно сравнить ваши отношения со зрителем?

— В метафорическом смысле это похоже на игру в шахматы, где есть две половины доски и нужны два игрока. Фильм — это только половина продукта, вторая половина — это зрители. Все говорят о качестве кино, но мало кто вспоминает о качестве аудитории. Как режиссер я зависим от качества зрителей. Режиссер выбирает истории и актеров для своего фильма, а зрители выбирают фильмы. Это действительно игра.

— Вы включаетесь в эту игру еще и как бизнесмен: насколько я знаю, вы владеете кинотеатрами. Как в одном человеке уживаются режиссер и предприниматель?

— У меня два кинотеатра, всего шесть залов. Бизнес дает мне средства к существованию, поэтому как режиссер я могу чувствовать себя абсолютно свободным, и это очень важно для меня. У меня есть офис, отличная команда, и я пытаюсь сочетать полную независимость в производстве фильмов и готовность делать даже самую рутинную работу в бизнесе. Думаю, это идеальное совмещение. Если вы хотите быть независимым режиссером, вам необходимо иметь источники дохода, будь то бизнес, реклама или драматургия, иначе вы не сможете выжить.

— Как вы выбираете фильмы, которые показываете в своих кинотеатрах?

— В 70-е годы в кино ходили молодые люди. Сейчас они получают все, бороздя просторы Интернета. Можно сказать, что сегодня мы более сконцентрированы на женском кино. Это вовсе не обязательно кино о женщинах, речь идет скорее об энергиях. Мужская энергия идет прямым путем, мужчинам нужна простая история с понятным сюжетом. Женская энергия остается на месте, в центре истории, и осматривается по сторонам, налаживая связи и отношения. Это идеальный подход для кино, поэтому около 70% нашего репертуара составляют фильмы такого типа. К тому же женщины в Голландии чаще ходят в кино и больше читают. Они собираются вместе, смотрят и обсуждают фильмы, приглашают друзей. К тому же мне нравятся фильмы, в которых нет насилия, ни физического, ни ментального.

— Как вы взаимодействуете со зрителями ваших кинотеатров?

— Это очень важно. Мы очень уважаем нашу аудиторию, нашего зрителя и стараемся дать им хорошую информацию о фильмах. Проблема в том, что многие сегодня формируют свое мнение на основе противоречивых и неквалифицированных оценок в интернете. Гораздо ценнее, когда отзывы пишут профессиональные журналисты, сведущие в кино. Но, к сожалению, сейчас таких все меньше и меньше, и зрители предпочитают все узнавать через интернет. Представление о фильмах также очень сильно портят трейлеры, в которых бывает слишком много шума и жестокости. Такие трейлеры действуют разрушительно вместо того, чтобы представлять фильм. Иногда мы вообще не показываем их зрителям.

— Как вы получаете обратную связь от зрителей?

— Если в первую неделю проката фильма цифры посещаемости растут, это добрый знак. Вот интересный пример: мы показывали норвежский фильм As It Is in Heaven, и сначала на него пришли всего 10 человек. Но один из сотрудников кинотеатра сказал: «Это лучший фильм из всех, что я видел». И я решил дать фильму еще один шанс. На следующей неделе в зале было уже 12 человек, то есть на два человека больше. У меня есть правило: если динамика положительная, надо продолжать прокат. Через пару-тройку недель другие кинотеатры тоже стали проявлять интерес к картине As It Is in Heaven, но к ним зрители на этот фильм не пошли, зато ко мне продолжают приезжать со всех концов Голландии. Такими историями можно гордиться: фильмы как дети, они растут и становятся сильнее.

— Вы показываете американские блокбастеры?

— Обычно нет. Эти фильмы сделаны для бизнеса и только, они не имеют отношения к искусству. Но все не так просто: именно блокбастерам мы обязаны тем, что кино еще существует. Массовое кино поддерживает систему в целом, при этом авторское кино является для массового источником вдохновения, ведь только в нем возможны эксперименты и инновации. Это замкнутый круг, в котором все взаимосвязано. Сам я не хожу на блокбастеры, ведь уже через пять минут после начала бывает понятно, чем все закончится. К тому же мне не нравится насилие. Но есть и прекрасные исключения, например, удивительный, фантастический фильм «Крестный отец». В нашем мире все возможно, все связано и взаимодействует.

— У вас также есть кафе?

— Сегодня хороший кинотеатр невозможен без кафе. Телевизионные экраны становятся все шире, звук все лучше, все больше людей смотрят кино через Интернет, где время летит чрезвычайно быстро. И чем больше люди сидят в Интернете, тем более разобщенным становится современное общество. Разобщенность — серьезная болезнь наших дней. Так что, думаю, если бы не кафе, кинотеатры могли бы стать ненужными. Когда сегодня мы идем в кино, возможность общения друг с другом становится более важной, чем сам фильм. Кинотеатр создает обстановку, подходящую для знакомства и общения, формирует правильный контекст. На этой идее основано устройство моих кинотеатров, где можно посидеть компанией, поесть в кафе или немного выпить в баре.

— Что еще вы делаете для общения зрителей?

— Проводим курсы лекций по истории кино. Люди ходят с удовольствием, они хотят познакомиться, поговорить, заинтересовать друг друга — может быть, потом и дети появятся. (Смеется.) Мы гордимся тем, что на наших курсах по истории кино слушатели сыграли уже три свадьбы. Мы хотим также провести курсы по истории русского, скандинавского и итальянского кино, о киножурналистике и связи кинематографа с психологией. Людям нужны социальные события, поэтому так популярны кинофестивали. Например, наш самый большой фестиваль в Роттердаме продает до 350 тысяч билетов. Это огромный праздник, яркое событие, которое захватывает весь город. Люди общаются, смотрят кино, радуются возможности просто быть вместе. Кино и кинотеатры — прекрасная возможность для общения.



Comments are closed.

Так же в номере