Главная » Спецвыпуск » Сергей Березнев: «Инвестора сдерживает монополизм»

Сергей Березнев: «Инвестора сдерживает монополизм»

Лариса БЕРЕСНЕВА

 

Точка зрения

Кузбасс является одним из лидеров по привлечению инвестиций в экономику. Однако ряд экспертов отмечает в этом процессе и негативные тенденции. Свой взгляд на проблемы привлечения инвестиций корреспонденту «КС» ЛАРИСЕ БЕРЕСНЕВОЙ изложил руководитель Кемеровского общественного фонда «Центр стратегических исследований», доктор экономических наук СЕРГЕЙ БЕРЕЗНЕВ.

— Сергей Васильевич, в последнее время в Кузбассе отмечается рост инвестиций в региональную экономику. Достаточно привести в пример показатель 2003 года — почти 31 млрд руб. инвестиций, рост в сравнении с 2002 годом составил 18%. Является ли это свидетельством динамичного развития экономики региона?

— По итогам 2002 года наш Центр подготовил анализ промышленно-экономического потенциала Кемеровской области. Выяснилась не очень благоприятная картина. Согласно этим данным, в Кузбассе на каждого жителя приходится более 100 тыс. руб. основных производственных фондов в стоимостном выражении (по России этот показатель равен 45 тыс. руб., в Москве, Санкт-Петербурге и прилегающих к этим городам областях — около 145 тыс. руб.). Мы взяли инвестиции за каждый год, поделили на стоимость основных фондов и получили удельный показатель привлечения инвестиций на рубль основных фондов. При стоимости основных фондов в 330 млрд руб. (на 1.01.2002) в Кузбассе на их обновление было вложено 15 млрд руб. Но для того чтобы в условиях сложившейся воспроизводственной структуры в Кузбассе, с учетом износа основных производственных фондов, решать проблемы социальной сферы и повышения качества жизни, нужно как минимум удвоить объем инвестиционных вложений. То есть выйти на уровень 60-70 млрд руб. в год. Причем такие темпы надо поддерживать на протяжении 8-10 лет.

На этапе восстановления экономики такая задача была непосильной, да и по ряду обстоятельств не вполне оправданной. Уже было так, когда в мутной экономической среде начала — середины 90-х годов бесследно растворились миллиарды инвестиций и займов. К концу 2002-го — началу 2003 года многое изменилось. Во всяком случае, для постановки более амбициозных задач по темпам экономического роста и решению социальных проблем обстановка действительно созрела.

— Как вы оцениваете инвестиционный климат в Кузбассе?

— Как средний. С одной стороны, приращение инвестиций, направляемых на развитие основных фондов, в Кузбассе идет хорошими темпами. Прежде всего в металлургию и угольную отрасль — до 70%. Если в 2002 году инвестиций в обновление основного капитала в Кузбассе было привлечено в размере 22 млрд руб., то в 2003 году — 30,9 млрд руб. Конечно, если бы мы вышли на необходимые Кузбассу 70 млрд руб., это было бы очень хорошо. Но сегодня и 18% — очень хороший прирост. Мало таких регионов в России. Но у нас и мало таких регионов, где 100 тыс. руб. основных производственных фондов приходилось бы на одного проживающего.

Еще один важный показатель, когда мы говорим об инвестиционной среде, — иностранные инвестиции: в 2002 году в экономику региона было привлечено $48,5 млн иностранных инвестиций, а в прошлом году — $30 млн. Хотя в целом по России иностранные вложения увеличились. Правда, недавно новый кабинет министров обозначил одну из приоритетных задач руководства страны — смягчить зависимость российской экономики от иностранного капитала. В Кузбассе такой проблемы нет. Хорошо это или плохо, я пока не берусь судить. Надо понять, что происходит на самом деле и насколько страшна так называемая зависимость от иностранного капитала.

— По каким позициям, влияющим на формирование инвестиционной привлекательности региона, Кузбасс мог бы усилить свои положение?

— В последние годы в России проводилась в общем-то нормальная политика — вертикально интегрированная схема (излюбленный прием многих новых собственников) в управлении производством на предприятиях и в целом отраслями и диверсификация производства. Этот процесс синхронно проходил и в Кузбассе — здесь появились крупные компании. Однако у такой политики оказались и своего рода издержки: сегодня очень высокого уровня достигла монополизация в экономике.

Кузбасс сегодня — монополист в угольной отрасли. Есть опасение, что наши собственники начнут диктовать условия всей России, и наш диктат не всегда может вписаться в стратегию баланса энергетических ресурсов. Впрочем, мы не вписываемся уже сейчас. Ведь сегодня Кузбасс поставляет на внутренний рынок до 80% коксующегося угля. Это колоссальная зависимость металлургических производств других регионов. Сегодня мы поставляем более 50% энергетических углей. В 1998 году мы хотели на региональном уровне провести закон, который бы регулировал монополистические тенденции: владелец товара или услуг, выходящий на региональный рынок с объемом 30-35%, подвергался бы государственному регулированию со стороны антимонопольных структур. Этот закон не был принят на местном уровне. Хотя такой закон актуален для всей России — тогда политика будет более понятна и прозрачна.

Теперь посмотрим, кто является основными собственниками этого угля, кто диктует условия на рынке, — их мало, четыре-пять крупных компаний, и они определяют состояние рынка. Я считаю, что в Кузбассе и в России в целом по угольной продукции жестко сегментированный рынок. Попробуйте сегодня получить лицензию с объемом добычи, к примеру, 100-200 тыс. тонн — это малое предприятие. Вы получите лицензию, решите технологические вопросы и этот уголь добудете, но не продадите. Вас вводят сегодня в ценовой коридор и говорят: это наш порт, сюда мы вас не пустим. Безусловно, уголь — это стратегическое сырье для России, и нельзя исходить из того, что каждый с ведром угля побежит на рынок, мы уже это пережили. Но необходимо оптимальное число компаний, которое должно балансировать рынок, спрос и предложение. А когда четыре-пять компаний определяют всю политику на внутреннем и внешнем рынках, это монополизм. С этой точки зрения мы инвестиционно не привлекательны.

Нужно учитывать и высокий риск экономики, и высокий теневой уровень — не каждый западный или даже отечественный инвестор рискнет вкладывать деньги в эти секторы, которые хотя и прибыльные, но при этом достаточно капитало- и ресурсоемкие. Это одна из причин того, что иностранный инвестор пока в Кузбасс, по большому счету, не пришел.

К слову, это касается не только Кузбасса, но и других регионов — там, где крупные монополии «сели» на собственность, в ближайшие годы экономика должна регулироваться и внутренним механизмом антимонопольного законодательства.



Comments are closed.

Так же в номере