Главная » Стиль жизни » Мода для топ-менеджера

Мода для топ-менеджера

Игорь СМОЛЬНИКОВ

 

Новосибирский рынок мужских деловых костюмов класса «премиум» можно назвать вполне сформировавшимся. Сформировались и предпочтения потребителей — большинство новосибирских мужчин выбирают статусные итальянские марки. Однако ритейлеры уверены — рынок мужского делового «премиума» будет развиваться. На очереди — новые брэнды и новый сервис.

Магазины и предпочтения

Олицетворением элитной мужской одежды в Новосибирске служат костюмы брэндов романских стран — Италии, Франции. Пальто Torras, костюм Lanvin. Фото Михаила ПЕРИКОВА

Первопроходец марочного рынка новосибирской деловой одежды — Hugo Boss. Позже появились Ermenegildo Zegna, Corneliani, Cerruty и Canali. Год назад — Lanvin и Kiton. Последней новосибирскому рынку была представлена марка Brioni. Сейчас в мульти- и мономарочных салонах Новосибирска присутствует весь ценовой и рейтинговый ряд мужского делового костюма. Ритейлеры считают сегодняшний рынок достаточно насыщенным, уточняя, впрочем, что жесткой конкуренции нет, — каждая марка находит своего покупателя.

Все нюансы в костюмной классике состоят в обыгрывании текстур и цветовых оттенков. К слову, о цвете: продавцы элитных костюмов, принявшие участие в обзоре, едины во мнении, что «простой» черный цвет уже не является безоговорочным олицетворением классики. Черный цвет в чистом виде сейчас практически не используется. «В современной Европе у черного костюма без оттенков узкое назначение — для похорон, крестин, — говорит директор бутика Billionare Ирина Бойкова. — А черный для делового обихода всегда с нюансами — с синевой, с полосками. Полоски много. Цветовая, текстурная, сочетание цветовой и рельефной. Толстая полоска с внутренней диагональю в чередовании с тонкой, тонкая полоска с туманно-матовой обводкой». По наблюдениям Ирины Бойковой, новосибирцы достаточно быстро переняли европейское внимание к оттенкам. Если два-три года назад привязанность к «строгому черному» была жесткой и тотальной, то сейчас посетители бутиков более внимательны и к эталажным «подсказкам» (эталаж — ансамблевая выкладка товаров в витрине и/или торговом зале), и к рекомендациям консультантов.

Костюм Kiton. Фото Михаила ПЕРИКОВА

«В костюм сам по себе на вешалке влюбиться сложно, — объясняет значение мерчендайзинга владелица бутика «Аристократ» Галина Чистякова. — На восприятие мужского костюма существенно влияют уровень его подачи в магазине, его выгодное соседство с сорочками, галстуками, обувью. Только тогда костюм «заиграет». Если же мерчендайзинг примитивный, «складской«, то и костюмы выглядят скучными, сколь бы статусными они ни были». Приоритетную роль мерчендайзинга при работе с мужскими костюмами операторы объясняют еще и тем, что в этой сфере невозможны типичные для модного ритейла апелляции к сенсационности, абсолютной новизне фасона. Ведь архетип классического костюма практически неизменен — один защип на брюках (реже два), две шлицы и три пуговицы.

При этом ритейлеры уточняют — выбор той или иной марки зависит не только от предпочтений покупателя и соответствия его эстетическим идеалам: особенности кроя автоматически исключают для потребителя одни брэнды и ненавязчиво, но настойчиво предлагают другие. «У каждой «премиумной» или «люксовой« марки есть не директивные, но достаточно внятные предписания — для определенного типа фигуры, определенного возраста, — отмечает Ирина Бойкова. — Так что в мужской деловой одежде приверженность марке — это сейчас фактически обусловленная необходимость».

В современной костюмной моде тон задают три национальные школы — английская, итальянская и немецкая. Немецкая концепция кроя — микширование и сокрытие недостатков, приведение фигуры к некой благопристойной норме. Английские и итальянские портные, напротив, более сосредоточены не на сокрытии изъянов, а на выявлении и подчеркивании достоинств. Английскому костюму надлежит придавать своему хозяину британскую стать, в нем наиболее проработана линия плеч, спины. Для итальянского костюма тоже важна скульптурность кроя, но акценты расставлены более романтично. В посадке костюма меньше «офицерства», мягче плечи. А искусство итальянцев прорисовывать кроем талию возвращает ее даже тем, кто потерял ее «по ходу карьеры».

«Я работаю и с немецкой одеждой, так что имею возможность сравнить «немцев» и «итальянцев» в действии, — говорит Ирина Бойкова. — Немецкие костюмы аранжируют «то, что есть», итальянские — преображают. Соотношение немецких и итальянских костюмов — это не «борьба слона с китом«, Германия и Италия сильны в разных ипостасях.

Немецкие костюмы — сугубо деловые, именно для офиса. Итальянские же костюмы могут работать в режиме »офис-вечеринка«. Днем ты встречаешься с партнерами, а вечером, подобрав другой галстук, отправляешься на вечеринку. Итальянцы очень серьезно относятся к подбору тканей — стараются, чтобы они меньше мялись, были бы более эластичными. Потому за рабочий день костюм не меняет состояния. Немцы и особенно скандинавы рабочую помятость слегка обыгрывают и романтизируют, у итальянцев же налицо стремление к максимальной несминаемости. Не благодаря жесткости, а благодаря мягкости и эластичности».

Внутри каждой национальной школы — свои нюансы, которые салоны стараются доносить до потенциальных покупателей и средствами мерчендайзинга, и вербально. Например, костюмы Cerruti и Corneliani больше идут мужчинам высоким и стройным, костюмы Canali по адресации более универсальны, специалитет Kiton — ручное исполнение, эргономичный крой и пластичные ткани.

По «национальному составу» новосибирский рынок мужской классической одежды отличается зримым преобладанием южноевропейских марок над североевропейскими. Брэнды английской школы в нашем городе практически не представлены (единственное исключение — мономарочный салон Pioneer London в ТЦ «Зеленые купола»), немецкие сосредоточены в сегменте middle class, а скандинавские костюмные марки город, по словам операторов, вообще вряд ли примет — слишком явно выражена в них лютеранская эстетическая доктрина, слишком нарочита скромность. При этом никто не отрицает, что в сегменте casual шансы «скандинавов» на успех в Новосибирске гораздо выше. Например, грядущее появление салона Gant (запланировано на начало весны) мотивировано именно достаточно высокой готовностью местной аудитории к восприятию «средневысокого» шведского casual’а. Костюмный же сектор для «нордических» марок пока практически непроницаем.

Кстати, ритейлеры отмечают, что двубортные костюмы у новосибирцев особым спросом не пользуются, равно как и несколько «мешковатые» костюмы американского фасона, такие как Calvin Klein или Ralf Lauren. Платежеспособные новосибирцы сейчас предпочитают брэнды итальянской школы или же марки других европейских стран, чья эстетическая концепция приближена к итальянской классике, — немецкий Hugo Boss, французский Lanvin.

«Олицетворением элитного мужского костюма в Новосибирске служат брэнды романских стран — Италии, Франции. Для нашего города это сложившаяся реальность, — считает Галина Чистякова. — В итальянских и французских костюмах социальный статус владельца формализован четче. Очевидно, это и импонирует аудитории».

Отличие от столиц

Если уровень товарного предложения даже самый мрачный скептик не назовет провинциальным, то в плане его покупательского восприятия Новосибирск существенно отличается от федеральных столиц. «Это различие ощутимо в отношении не только к «премиумным», но и к сравнительно демократичным брэндам, — делится наблюдениями генеральный менеджер направления fashion-retail ГК «Конквест« Марина Кравцова. — Например, даже в восприятии Hugo Boss есть различия. Московский потребитель Hugo Boss — молодой менеджер среднего звена. У нас же герой Hugo Boss старше. И хотя именно в этом сезоне мы ощутили прирост молодой аудитории, средний возраст новосибирского покупателя — между 30 и 40 годами».

Отличается этот обобщенный персонаж и своими ассортиментными предпочтениями. Наблюдения маркетологов «Конквеста» показали, что новосибирская аудитория Hugo Boss живее всего интересуется одеждой casual. «Многие люди, способные покупать марочные вещи ежесезонно, до сих пор воспринимают костюм как вынужденную одежду, — анализирует причины Марина Кравцова. — Не все еще поняли, что костюмом можно себя позиционировать. Добавьте сюда остаточные комплексы ранних 90-х: даже относительно Hugo Boss до сих пор работает стереотип, что это нечто буржуазное. Но в этом сезоне у нас не было костюмов дороже 917 у. е. Это нормальный уровень линейного менеджера«.

Многие участники рынка признают действующим фактором и пресловутую сибирскую ментальность. »Все-таки Сибирь есть Сибирь — наш город, несмотря на бесспорный статус мегаполиса, очень удален от столиц, — сетует директор галереи «Максима« Татьяна Зайко. — Сибиряки очень крепки в пристрастиях, считают, что все легче купить за границей или в Москве». Тем не менее госпожа Зайко отмечает позитивную эволюцию рынка: «Люди постепенно понимают, что нет смысла тащить чемоданы из Европы, они начали разбираться в качестве, они теперь понимают, что такое super180 (показатель плотности — 180 километров нити из одного килограмма шерсти. Чем выше эта цифра, тем нежнее шерсть. — «КС«)».

«Премиум» в будущем

Год-два назад новосибирским «премиумным» салонам помогали «делать кассу» покупатели из окрестных региональных центров — барнаульцы, томичи, кемеровчане ехали в Новосибирск одеваться, поскольку в их городах костюмная розница была представлена в лучшем случае европейскими «мидловыми» марками. Сейчас же иногородний поток стал меньше — в соседних городах в изобилии открылись торговые центры, в которых представление престижной мужской одежды стало более близким к новосибирским и московским меркам.

Впрочем, относительно салонов в торговых центрах у операторов есть и определенный скепсис. «Для работы с элитными костюмами больше подходит формат классического бутика с отдельным входом, фасадным дизайном, наружными витринами, — считает Ирина Бойкова. — В торговых центрах другая атмосфера, другой темп. То, что называется словом «shopping», больше подходит именно к посещению моллов, универмагов и галерей. Покупка костюма — процесс тонкий, со своим эмоциональным контекстом, своим ритмом. Именно обособленное, «выделенное» положение салона дает посетителю ощущение клубного духа, некий позитивный эгоцентризм. Ведь продажа каждого костюма — индивидуальный акт коммуникации, какие-то «отрепетированные приемы« тут применимы относительно, а безличный подход вовсе безнадежен».

По мнению экспертов, даже в рамках ныне действующей марочной линейки платежеспособные новосибирцы готовы к достаточно высокому уровню предложения. Костюмы super150, super180 и даже super200 присутствуют как эксклюзивные, но отнюдь не экзотичные позиции. Зато другой атрибут luxury — сервис «mia mesura» (заказ марочного костюма по индивидуальной мерке через магазин соответствующего брэнда) — востребован сравнительно слабо, хотя и представлен. «Возможно, все дело в том, что наши мужчины просто не верят, что с них могут правильно снять мерку и дистанционно сшить идеально сидящий костюм, — предполагает Татьяна Зайко. — Возможно, они еще не привыкли к такому уровню приватности при покупке костюма. Не стоит забывать и про географию: московским салонам можно держать итальянских специалистов в штате, а в нашем городе итальянцы могут работать лишь наездами. Все-таки Новосибирск достаточно далек от центров мировой моды».

Впрочем, даже этот жесткий и трудный географический фактор эксперты не считают непреодолимым. «Поскольку роль Новосибирска как зауральского центра деловой активности бесспорна, логично предположить, что он будет развиваться и как общесибирский центр моды для топ-менеджеров», — резюмировала Галина Чистякова.

Прямая речь

«Лучше меньше, да лучше»

ДМИТРИЙ ТЕРЕШКОВ, председатель совета директоров Сибирской хлебной корпорации:

— В свое время я перепробовал одежду многих марок и разных стилевых направлений и, как и многие, «прикочевал» к старой доброй классике. Для формальных деловых встреч предпочитаю костюмы от Brioni, в повседневной и спортивно-выходной одежде — Zegna или Burberry. Нравится обновленный стиль и от Paul Shark.

Раньше покупал одежду в командировках в Италии, потом некоторые московские салоны стали предлагать услугу индивидуального пошива фирменных костюмов, сейчас костюм на заказ можно сшить в Новосибирске, например, в салоне «Декарт», что, конечно, гораздо удобнее: периодически приезжает портной от Zegna или Brioni, снимает мерки, затем ты по каталогу выбираешь модель, ткань и ждешь. Конечно, в Москве такого рода услуг гораздо больше, но поскольку я уже определился с выбором, да и время дорого, сегодня чаще всего шью костюмы в Новосибирске.

Рубашки и галстуки, как правило, покупаются в комплект к костюму. Конечно, за исключением «спонтанного шопинга» в отпуске, когда зашел в магазин, понравилось что-то — купил. Кстати, таким образом я когда-то открыл для себя английскую марку Pink, которая стала одной из моих любимых. Пожалуй, это единственный случай, когда я целенаправленно покупаю рубашки какой-то марки отдельно от костюма. У них такие свежие тона — лососевый, сиреневый, розовый… Вообще, что касается цветовых предпочтений — на отдыхе я люблю одеваться поярче. Люблю в том числе нескромные цвета и предметы мужского гардероба, например, тюбетейки. Для работы выбираю одежду более строгих расцветок (в серой, коричневой, синей гамме).

Что еще? Общая формула при выборе костюма — лучше меньше, да лучше. Лучше два хороших костюма в год, чем пять проходных. Хотя в последнее время и в среднем ценовом сегменте появился ряд производителей, в том числе не очень известных, которые по качеству кроя, изготовления приближаются к дорогим маркам. Например, в салоне «Гардер» мне нравятся костюмы от Вenvenutto — на мой взгляд, одни из лучших в соотношении цена-качество.



Comments are closed.

Так же в номере