Главная » Железная дорога » Николай Гамалей: "РЖД" — социально ответственная компания, но она не занимается бездумной благотворительностью"

Николай Гамалей: «РЖД» — социально ответственная компания, но она не занимается бездумной благотворительностью»

«Континент-Сибирь» уже рассказывал о том, что муниципальные предприятия ЖКХ Красноярского края задолжали Красноярской железной дороге за коммунальные услуги огромную сумму — более 100 млн рублей. Напомним, железнодорожники обеспечивают теплом и водоснабжением 485 жилых домов и 85 объектов социальной сферы региона (школы, больницы, административные здания). Сложившуюся ситуацию можно назвать критической. Финансовая брешь такого объема угрожает срывом нового отопительного сезона. Заканчивается июнь, а железнодорожники до сих пор не могут приступить к ремонту теплоисточников. Дать оценку происходящему корреспондент «КС» попросил начальника службы гражданских сооружений Красноярской железной дороги НИКОЛАЯ ГАМАЛЕЯ.

— На балансе Красноярской железной дороги находятся 98 котельных и 61 электробойлерная. Часть этих предприятий работает не только на нужды дорожного филиала, но и предоставляет коммунальные услуги населению городов и поселков края. В мае 2007 года дебиторская задолженность районных предприятий ЖКХ Красноярского края перед КЖД за коммунальные услуги достигла 109 млн 575 тыс. руб. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года сумма долга увеличилась на 33 млн 460 тыс. руб. В списке злостных неплательщиков — МУП ЖКХ города Боготола (31 млн 927 руб.), предприятия Иланского района (общая сумма долга 21,147 млн руб.), Рыбинского района (общая сумма долга 21,866 млн руб.).

— Николай Иванович, расскажите, откуда такие суммы? Ведь собираемость средств с населения за услуги ЖКХ достаточно высокая, то есть люди деньги платят. Тем не менее долги районных предприятий ЖКХ Красноярского края перед железнодорожниками накапливаются. В чем дело?

— Действительно, в Боготоле собираемость на уровне 85% — это высокий показатель, при котором городское МУП ЖКХ вполне могло рассчитываться за коммунальные услуги, предоставляемые Красноярской железной дорогой. Но здесь проблема имеет исторические корни. Два года назад, когда во всем Красноярском крае повысились тарифы за услуги ЖКХ (это было сделано, как вы помните, в соответствии с постановлениями правительства РФ), боготольские депутаты приняли популистское решение, которое сегодня привело к кризису коммунального хозяйства города. В то время как для нашего теплоэнергетического предприятия Региональная энергетическая комиссия утвердила тариф в 600 руб. за Гкал, городской Совет депутатов принял для населения тариф в 309 руб. за Гкал. Установив экономически необоснованные тарифы, местные депутаты не удосужились найти другой источник для покрытия возникающих при этом у организаций ЖКХ убытков. Но такая ситуация сложилась только Боготоле. Есть еще предприятия ЖКХ Иланского и Рыбинского районов Красноярского края, также крупнейшие должники. Там другие причины. Если говорить о ГМУП Илань, то здесь нецелевым образом использовались деньги. Люди платили за услуги ЖКХ, собираемость была высокая, но средства направлялись совсем на другие нужды. Проблемами ГМУП Илань сейчас занимается прокуратура. Достаточно сказать, что на тех, кто начинал деятельность в Илани, уже заведены уголовные дела. В Иланском районе есть еще одно муниципальное предприятие районного подчинения, у которого также накоплен долг перед дорогой, но сегодня это предприятие рассчитывается четко по графику. Что касается ГМУП Илань — в данной ситуации городские власти должны решить вопрос возврата долгов дороге. Другого выхода просто нет. В Рыбинском районе положение также сложное. Местные должники намерены рассчитываться с нами только по решению суда. Красноярская железная дорога уже выиграла в арбитражном суде два дела. Думаю, при подобном подходе выход только один — банкротство. Но Красноярская железная дорога больше не предоставляет коммунальные услуги недобросовестным предприятиям ЖКХ Рыбинского района, поэтому накопления долгов нет.

— Недавно в СМИ появилась информация, что боготольский ЖКХ, который задолжал КЖД более 30 млн руб., намерен объявить себя банкротом.

— Пока процесс банкротства приостановлен. Дорога никогда не была сторонником такой крайней меры, ведь в этом случае нам удастся вернуть долг только в ограниченном объеме. Конечно, нас это не устраивает. С какой стати мы должны дарить кому-то деньги? Могу сказать, что сегодня наметились некоторые позитивные сдвиги. Состоялась встреча начальника Красноярской железной дороги Владимира Рейнгардта с руководителями городской администрации и городского Совета депутатов, кроме того, внимание этой ситуации уделяют краевые власти. Администрация Боготола выработала определенный план действий и предложила, на мой взгляд, реальную схему возврата долгов. Понятно, что долг будет реструктуризирован, но все же намечены конкретные сроки, и если все решения будут четко исполняться, то за полтора года дорога сможет вернуть заработанные деньги.

— У железнодорожников тарифы за услуги ЖКХ выше, чем у муниципальных теплоэнергетических предприятий?

— Некоторые различия есть. И это объясняется прежде всего разницей в стоимости топлива для нас. В муниципальные котельные уголь приходит по тем ценам, которые выиграл Красноярский край на тендерах. Понятно, что край покупает топливо по льготным тарифам. Для примера: в прошлом году муниципальные теплоэнергетические предприятия приобретали тонну угля за 185 руб., железнодорожные — за 362 руб. То есть дороже в два раза! Кроме того, мы ведь не сами «придумываем» себе тарифы.

Как любая теплогенерирующая компания, мы в соответствии с российским законодательством утверждаем свои тарифы в Региональной энергетической комиссии (РЭК) Красноярского края. Этому предшествует очень серьезная и объемная работа. Собирается много подтверждающих материалов. Так, сметы на ремонт составляются после предварительного обследования котельных комиссией, в составе которой представители контролирующих организаций. В тариф входит стоимость всех ресурсов, которые мы задействуем для того, чтобы получить теплоэнергию. РЭК — очень жесткая организация, и она проверяет все досконально. Получив у нее тариф, со всей ответственностью можно заявлять, что он обоснованный.

— Более пяти лет назад, когда еще существовало МПС, вышло специальное распоряжение правительства РФ, согласно которому дорога (тогда еще ГУП — государственное унитарное предприятие) должна была передать свой жилой фонд на баланс муниципалитетов. Сейчас, и это очевидно связано с сегодняшней проблемой невозврата коммунальных долгов, СМИ заговорили о том, что жилье передано КЖД в плохом состоянии. Поэтому теперь на его восстановление необходимы большие средства. Как вы это прокомментируете?

— Спекуляции на эту тему действительно есть. Давайте вернемся к истории вопроса. Во-первых, мы не просто захотели и передали это жилье, а мы обязаны были так поступить по той причине, о которой вы сказали выше. Тогда министром путей сообщения Геннадием Фадеевым, который позднее занял пост первого президента ОАО «РЖД», было принято, на мой взгляд, очень важное решение. Поскольку в бюджетах местных властей не было средств на содержание и ремонт поступающего на баланс ведомственного жилого фонда, мы отдавали его с финансовым сопровождением. Компенсация, предоставленная Красноярской железной дорогой, раскладывалась на три составляющих. Первая — средства, которые были необходимы на содержание жилого фонда до конца текущего финансового года. Вторая — деньги, нужные на восстановление жилого фонда, который нуждался в капитальном ремонте. Для этого дома, попавшие в зону риска, были обследованы совместными комиссиями, состоявшими как из железнодорожников, так и из представителей контролирующих организаций, администраций. Это была огромная работа, она длилась три года, и ни один адрес не был пропущен. В результате были составлены дефектные акты, которые легли в основу сметы на капитальный ремонт данного жилфонда. И третья позиция — ветхий жилфонд: здания, износ которых достигал 60%. Кстати, право определять износ имели также не мы, этим занимались только БТИ. Средства на восстановительный ремонт таких зданий — это была самая большая строка расходов дороги. Нет никаких оснований сомневаться в том, что территории получили достаточные деньги на содержание и обновление бывшего ведомственного жилого фонда. По городу Боготолу, например, сумма компенсации, предоставленной КЖД, составляла более 23 млн руб. А жилья передано 104 тыс. кв. м. Причем это деньги 2003 года. Задействованы ли они были по назначению — вот в чем вопрос.

— Решить проблему невозврата долгов ОАО «РЖД» совместно с администрацией Красноярского края пыталось еще в сентябре 2006 года. Накопленные задолженности тогда составляли порядка 50 млн руб. На пресс-конференции губернатора Красноярского края Александра Хлопонина и президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина было объявлено: с Красноярской дорогой рассчитаются до 25 декабря 2006 года. Это обязательство стало одним из пунктов протокола о сотрудничестве между «РЖД» и краем. Вам известно, как сегодня первое лицо края относится к сложившейся ситуации?

— Первое лицо края высказало свое отношение к данной проблеме, поставив подпись под этим документом. А вот подчиненные, видимо, считают по-другому… Исполнения нет.

— Заместитель губернатора Красноярского края Анатолий Тубольцев считает, что КЖД могла бы сама создать управляющую компанию и собирать деньги с жильцов. Это реально?

Во-первых, это не наш профиль. Красноярская железная дорога — филиал ОАО «РЖД» является прежде всего перевозочной компанией. Возлагая на себя несвойственные функции производителя тепла и горячей воды, магистраль и так занимается не своим делом. Но тут скорее вынужденная ситуация. Второй важный момент, не позволяющий это сделать: схема подачи услуг такова, что не разрешает нам напрямую заключать договор с жильцом. Мы можем гарантировать определенные параметры нашей услуги только на выходе из котельной. Но теплотрасса, по которой «поступает услуга», не наша. Дом тоже нам не принадлежит. В такой ситуации мы не поручимся за тепло в квартире, так как просто не имеем права контролировать и отвечать за то, что нам не принадлежит.

— Сколько средств необходимо КЖД на подготовку к отопительному сезону?

— Планом капитального ремонта предусмотрено выполнение работ на сумму более 52 млн руб. Именно столько нужно на подготовку котельных к зиме, чтобы не было сбоев, аварий и прочих неприятных вещей. Но денег на это у дороги нет. Пока в счет дебиторки нам вернули немногим более 7 млн руб. Более того, нет средств не только на ремонт, но и на текущую эксплуатацию котельных. И когда мы обращаемся к руководству ОАО «РЖД» с просьбой выделить определенную сумму на эти цели, там вполне резонно отвечают: у вас денег — тьма. Верните свои долги. «РЖД» — социально ответственная компания, но это не значит, что она должна заниматься бездумной благотворительностью.

— Это означает, что дорога вполне может прервать отношения с муниципальными предприятиями ЖКХ?

— Мы оказались в очень сложной ситуации. По сути нас делают заложниками своих же работников. Ведь в тех домах, которые мы обслуживаем, проживают в основном железнодорожники. Как мы должны поступить — оставить их без отопления? Вы представьте себе работу того же путейца: стужа, снег, дождь — он на путях. Это очень нелегкий труд. А нас вынуждают оставлять его дом без тепла и воды. Задолженность более 100 млн для Красноярской железной дороги — очень серьезная сумма. Если деньги не будут нам возвращены, мы не подготовим к зиме наши котельные. Во всяком случае, сегодня существует вполне реальная угроза того, что мы отопительный сезон начнем не вовремя. Вы поймите: наступил момент, когда одностороннее партнерство уже не возможно! Мы хотим добросовестно выполнять свои обязательства, но нас сейчас ставят в такие условия, когда мы вынуждены думать даже о консервации оборудования. Мы не можем вечно работать в долг. И если местные власти не прекратят обструкцию, устроенную муниципальными предприятиями края Красноярской железной дороге многолетними неплатежами, мы будем переводить объекты дороги на электроотопление, а оборудование котельных придется законсервировать.

Материалы предоставлены пресс-службой Красноярской железной дороги



Comments are closed.

Так же в номере