Главная » Политика » Новосибирские ученые рекомендуют

Новосибирские ученые рекомендуют

Новосибирские ученые рекомендуют

Кадровые перестановки в городской администрации, запущенные новым мэром Новосибирска Анатолием Локтем, пока еще не коснулись руководства Советского района. Валерий Шварцкопп сохранил за собой должность главы райадминистрации, однако Локоть ещё не принял окончательного решения, и продолжающаяся кадровая ротация, вполне вероятно, доберется и до Академгородка. Претендентом на пост Шварцкоппа выступает известный в СО РАН депутат новосибирского горсовета Александр Люлько, открыто заявивший о готовности взять на себя ответственность за развитие Советского района и, по мнению своих многочисленных сторонников, способный в должности главы начать работу по усилению интеграционных связей между все ещё отчужденным от хозяйственной деятельности комплексом новосибирских институтов и большим Новосибирском. «КС» попросил представителей научных кругов дать оценку деятельности нынешнего главы района и рассказать о том, какие шаги на муниципальном уровне необходимо предпринять для усиления Академгородка.

Владимир Накоряков, академик РАН:

— На сегодняшний день позиция главы Советского района особенно важна. Раньше большая часть жизни жителей по крайней мере в верхней зоне, собственно Академгородка, была сосредоточена вокруг Сибирского отделения — медицина, магазины, культурные учреждения были завязаны на СО РАН. После перестройки ситуация изменилась: многое было приватизировано, появился частный бизнес, появились предприятия, сейчас появился Технопарк — стало много хозяев, при этом контакты между мэрией и Сибирским отделением сильно ослабли. Во времена Лаврентьева и Марчука на президиуме Сибирского отделения всегда присутствовал глава районной администрации (тогда председатель райисполкома), и все решения принимали комплексно.

Сейчас Академия наук разделилась, и наступил период полной бесхозности. Текущее положение дел сформировалось в значительной мере потому, что в верхушке академии в Москве на уровне директоров институтов и президиума было довольно много злоупотреблений имуществом.

В 2013 году произошло разделение Академии наук на государственную Академию наук и институты, входящие в структуру Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Все институты СО РАН во всех отношениях подчиняются руководству ФАНО. Российская академия наук состоит в совокупности из членов бывшей Российской академии наук, бывшей Российской академии сельскохозяйственных наук, бывшей Российской академией медицинских наук. Никакой формальной подчиненности институтов Академгородка Президиуму СО РАН уже не существует. Имущество СО РАН и земли принадлежат ФАНО и будут передаваться либо в мэрию, либо институтам Сибирского отделения, либо будут использованы ФАНО в своих целях. Сибирскому отделению выделена определенная сумма и ему будет оставлено в собственность Дом ученых, некоторые медицинские учреждения. Вся другая собственность будет либо приватизирована, либо передаваться в мэрию и так далее.

Возникает необходимость в объединении институтов ФАНО вокруг какого-то центра, в котором должны быть представители мэрии, НГУ, Президиума СО РАН и представители бизнеса. Роль организатора этой деятельности должен выполнять глава района.

Советский район в последние десять лет находится по существу в анархическом безвластии. Проводились точечные застройки, обезобразившие облик города, с моей точки зрения, неудовлетворительное состояние медицины. В запущенном состоянии находятся дворы в большинстве микрорайонов, ощущается дефицит спортивных сооружений. В безобразном состоянии улицы, дороги, есть дефицит культурных учреждений. Самые простые вопросы не решаются годами. Улица, на которой я живу – улица Воеводского – естественным образом превратилась в улицу народного гуляния. Здесь любят гулять мамы с колясками, молодежь катается на роликах и велосипедах, однако пешеходных дорожек там нет. В тоже время в утренние и вечерние часы автомобильный поток здесь велик. Богатые люди из близлежащих коттеджных поселков везут в школу или из школы своих детей.

На глазах местных жителей происходят многочисленные нарушения ПДД, о которых сообщалось в ГАИ, но эффекта это не дало. Я сам был свидетелем того, как однажды девушка чуть не попала под колеса дорогой иномарки.

Нынешний руководитель района работает на этой должности уже третий год, но за это время изменений в лучшую сторону я не вижу. Возможно, с приходом на пост мэра города Новосибирска Анатолия Локтя удастся что-либо изменить. В чем нуждается Академгородок: во-первых, в ликвидации всех отмеченных выше недостатков, во-вторых, в новых рабочих местах для молодежи, в, в-третьих, в строительстве недорого жилья типа студий, доступного для молодежи.

Если глава район возьмется за выполнение таких целей, то Академгородок может начать возрождаться, что, несомненно, будет важно для всего города Новосибирска.

Сергей Алексеенко, директор института теплофизики СО РАН, член-корреспондент РАН:

— Я оцениваю Валерия Шварцкоппа вполне адекватным руководителем района. Мы с ним не раз взаимодействовали по разным вопросам, и у меня к нему претензий нет. Другое дело, что все равно очень слабо отлажено взаимодействие руководства Сибирского отделения и администрации Советского района, потому, безусловно, хотелось бы гораздо более тесного сотрудничества. Я считаю, на должность главы района вполне подходит и Александр Люлько, про которого задают много вопросов. Он очень хорошо знает Академгородок и его инфраструктуру, он выпускник НГУ, знаком со многими учеными. И, что очень важно, у него есть ряд хороших предложений по развитию инноваций в Новосибирске, по продвижению разработок, которые рождаются в недрах институтов. У него есть оригинальные подходы, которые во многом совпадают с моими взглядами. Александра Люлько я знаю давно, мы с ним ездили в Канаду по приглашению министерства строительства для участия в обсуждении проблем малоэтажного строительства и энергоэффективных технологий. И те методы, с которыми нам довелось ознакомиться, мы предлагали использовать в России и, в частности, Академгородке.

В Советском районе всегда было некое двоевластие — руководство района и СО РАН. Более того, даже земля была разделена, часть оставалась за муниципалитетом, а часть за СО РАН: в значительной мере ЖКХ, энергетика, больницы, Дом ученых — все принадлежало СО РАН. Понятно, что у кого такая инфраструктура, у того и власть. Поэтому здесь может быть нет ничьей вины в том, что связи не налаживались, просто такая модель была заложена изначально.

Финансирование СО РАН было независимым от местного бюджета, у Советского района были свои задачи. Но если раньше все были самодостаточными, то сейчас этой перегородки быть не должно. Тогда все это проходило в советские времена. Сейчас, когда осуществлена реформа науки, и СО РАН отделилось от институтов, у нас более 30 институтов в Сибирском научном центре перешли во владение ФАНО, а это значит, что исчезла организующая сила.

Спрашивается, кто представляет институты для взаимодействия с властью. В уставе институтов даже нет слова «СО РАН», «РАН» упоминается один раз. Я считаю, сейчас нужно переходить на новые способы взаимодействия институтов Сибирского отделения и власти, — я имею в виду все уровни власти, начиная от Советского района, затем города и Новосибирской области. Это реальная сегодняшняя необходимость, поскольку вся инфраструктура перешла в ФАНО, и за неё теперь больше отвечает город.

Если отождествлять науку с комплексом институтов, то в этом смысле наука ассоциируется с градообразующим предприятием. В институтах сосредоточены финансы и людской ресурс, к тому же почти каждый живущий в районе связан семейными узами. Город не может не учитывать мнение градообразующего предприятия, а значит, в Академгородке в какой-то мере решающее слово должно оставаться за научным сообществом в целом. Без взаимодействия с властью сейчас невозможно что-то сделать, однако нужна новая форма взаимодействия.

Что касается налоговой политики, этот вопрос уже многократно обсуждался на разных уровнях. Известен опыт соседнего региона, когда красноярский Академгородок получил возможность оставлять за собой половину налогов, собранных на своей территории. Нужно подумать над разработкой подобной схемы для нашего Академгородка, тогда у предприятий и институтов будет прямая заинтересованность зарабатывать больше. Причем это касается не только Академгородка, но и других образований, и в других регионах тоже. Тем самым существенно повышается роль самоуправления. На местах всегда лучше знают, куда деть деньги.

Имеет место давно сложившееся отчуждение Академгородка от Новосибирска и не только по научной части. Даже если взять в пример НГУ: университет отличается от других вузов, и хотя существует городской совет ректоров, НГУ принимает в нем слабое участие, если вообще принимает. Более тесная интеграция Академгородка и Новосибирска видится мне в рамках понятия Технополиса или Наукополиса: ядром выступает Академгородок с университетом, институтами и Технопарком, затем идет то что раньше называлось «поясом внедрения» по Лаврентьеву — левый берег, где много предприятий, и Бердск; следующий уровень — географически он получается третий — Краснообск, Ельцовка и Кольцово, где расположены Сельхозакадемия, Медакадемия и ГНЦ «Вектор», и, наконец, верхний уровень — это Новосибирск с его огромным производственным потенциалом, крупными заводами, вузами. В Технопарке сосредоточены малые предприятия, в Новосибирске — крупные. Без тех и других не может быть нормальной экономики. Если это все объединить, получится мощнейший научно-технический и производственный комплекс.

Дмитрий Верховод, генеральный директор Академпарка:

— Я оцениваю работу нынешнего руководителя районной администрации как очень хорошую, о чем неоднократно говорил. Я также участвовал в сборе подписей в его поддержку. Надеюсь, что новый мэр оставит Советскому району его главу — Валерия Шварцкоппа. Он действительно нормальный, хороший глава, которого у нас давно не было, поэтому очень бы не хотелось, чтобы на его место опять пришел кто-то непонятный.

С моей точки зрения, одно из главных достоинств Шварцкоппа в том, что он сумел по-деловому выстроить взаимодействие между академическим сообществом, общественностью района и мэрией. Он как представитель мэрии стал неким интегратором совместной работы. У него прекрасные отношения с общественниками, он неоднократно организовывал различные дискуссии по самым животрепещущим темам, в том числе по вопросу реформы РАН. Администрация района стала некой общепризнанной площадкой, на которой собирались все заинтересованные стороны для того, чтобы обсудить текущие проблемы. Когда происходила реформа РАН, все мероприятия проходили на площадке районной администрации, Шварцкопп выступал в качестве одного из организаторов обсуждений и участвовал в формулировании позиций по ключевым пунктам. В этом отношении, мне кажется, он идеальный интегратор, у него со всеми налажены нормальные, рабочие, доверительные отношения.

Я предлагаю отделять практическую работу от политики. Если говорить про практику, то взаимодействие научных кругов, администрации Советского района и области налажено достаточно тесно и эффективно. Но есть большое количество людей, которых интересует не практическая работа, а политика. Отсюда рождается проект закона об академгородках, отсюда рождается проект какого-то отделения, проекты создания отдельного муниципального образования, нового академического района и так далее. Когда меня приглашали на дискуссии на эти темы, я всегда интересовался: вам что надо — ехать или шашечки? Если нужны шашечки, давайте принимать новые законы, отделяться от мэрии. Если же ехать, то нужно развиваться в самом плотном контакте с мэрией в рамках единого муниципального образования, города Новосибирска. Научной деятельности нынешний статус городского района Академгородку не мешает, наоборот помогает, разговоры про отделение — это политика.

Руководитель Советского района является значимой фигурой, но, конечно, каких-то особых полномочий у главы района нет. И поэтому в этой ситуации определяющую роль играет личность, занимающая данную должность. Если человек конструктивный, умеет контактировать с чиновниками мэрии, то он своего будет добиваться, если же человек будет заниматься, условно говоря, сепаратизмом, и бороться за какой-то специальный статус для Академгородка, то будет много шума, но никакого результата.

По моему твердому убеждению, от того что появится отдельное муниципальное образование в районе, ни денег, ни толку больше не будет. Что можно делать в рамках большого Новосибирска, в рамках маленького муниципалитета делать невозможно. Поэтому надо уметь работать в той ситуации, которая сейчас есть. Если человек умеет работать, то полномочий и возможностей будет достаточно. Если заниматься трескотней и выдвигать завиральные проекты, то весь пар уйдет в свисток.

Говоря про необходимые управленческие решения главы Советского района, я не считаю, что должны быть какие-то новые революционные шаги. Все на самом деле уже выстроено: есть областная долгосрочная целевая программа развития Советского района, есть вполне конкретные задачи и планы. С другой стороны, нужно понимать, что имеются также жесткие бюджетные ограничения, в которых находятся и город и область. Поэтому надо просто нормально работать, нормально сотрудничать, тогда будет развитие.

Что касается предложений по увеличению сохраняемого за Советский районом объема налогов, собранных на территории района, в явном виде это сейчас невозможно сделать — закон не позволяет. У нас нет районных бюджетов. Нужно принять городскую программу развития — это все долгосрочные программы. И это, конечно же, имеет смысл, этим нужно заниматься. Но вот только именно такими механизмами, а не способами отделения Академгородка.

Анатолий Курбатов, заместитель председателя СО АН СССР с 1978 по 1987 гг., начиная с 1992 г. работал в должности замдиректора Института археологии и этнографии СО РАН:

— Градообразующее предприятие Советского района – это наука. Академия наук с прикладными институтами разных министерств и ведомств вместе со всеми объектами перешли во владение ФАНО, именно агентство теперь финансирует и определяет стратегию развития материально-технической базы СО РАН, Медакадемии, Сельхозакадемии.

В большей степени ответственность за развитие социальной сферы Советского района сейчас ложится на администрацию: администрация должна быть усилена интересами развития фундаментальной науки и разработок прикладного ряда. Объединяющим фактором может стать нацеленность на развитие ВПК. Необходимо восстановление институтов, завязанных на оборонном комплексе, и задействование ряда предприятий. Например, можно использовать конденсаторный завод, площади которого сдаются в аренду разным организациям, использовать площади института прикладной физики. Более тесные связи необходимо наладить между Сибирским отделением и Медакадемией в Нижней Ельцовке.

С точки зрения социальной сферы, Академгородок постарел: сейчас приблизительно 40% населения – это уже пенсионеры. Для привлечения молодых нужно жилье, причем строительство не должно быть высотным, а следовать направлению, в соответствии с которым Академгородок и строился: 5-этажные здания, не выше 9 этажей. Говоря про проблемы в научно-образовательной сфере, число студентов в НГУ увеличится в два раза, а это в свою очередь требует строительства общежитий, спортивных площадок и других объектов социальной инфраструктуры – здесь необходим комплексный подход с участием жителей всего района.

Объединение новосибирских предприятий, работающих на ВПК, со структурами академических институтов требует значительного опыта и своеобразного подхода, поскольку в процессе этой деятельности будет возникать множество сложных моментов, требующих вдумчивого решения. У Александра Люлько есть большие наработки в этой части и понимание ситуации. Поработав в Сибирском отделении, он накопил определенный опыт. Что касается Шварцкоппа, я с ним встречался на различных совещаниях, и у меня сложилось впечатления, что все его высказывания носят характер сугубо общего плана, он старается не нарушать статус-кво и излишне мягко и дипломатично подходит обсуждению давно назревших вопросов.

Советскому району нужен человек, который поварился в научной каше, который будет готов отвечать за развитие. Учитывая интерес государства к сибирской науке и ВПК, главе Советского района, считаю, было бы целесообразно придать статус вице-мэра Новосибирска для усиления связей Академгородка с Новосибирском, с мэром города и для больших возможностей по налаживанию диалога с федеральным центром.

Николай Диканский, заместитель председателя СО РАН, академик:

— Известно, что значительная доля мощностей СО АН СССР работала на оборонные предприятия. Конечно, начиная с 90-х годов все это сошло на нет: в стране произошла революция, которая фактически привела к уничтожению целых отраслей промышленности. Власти надеялись, что смогут все купить. В советское время существовал список КОКОМ товаров, запрещенных для продажи в СССР – быстрая электроника и всевозможные приборы – и хотя мы стали вроде бы демократической и капиталистической страной, этот список только увеличился. Изоляция России в сфере высоких технологий осталась и в нынешнее время, и тут дело не в социализме и капитализме, а в отношении к России, которая огромная, богатая и не очень покорная. Дело не в системном укладе: глядя на Китай, мы видим, что несмотря на оставшуюся у власти компартию и идеологию, страна развивается с огромной скоростью и уже в этом году догонит по ВВП американцев. Отношение к России не изменилось – несмотря на то что у нас поменялся уклад, на нас продолжают давить, сейчас пугают санкциями, этаким рудиментом до сих пор незакончившейся холодной войны. И эти козни никогда не закончатся пока Россия сильная. В этих условиях реформа РАН это почти что диверсия. Сейчас необходимо срочно заниматься импортозамещением. Необходимо помнить, что у России есть три союзника Армия, Академия и Флот.

В условиях реформы РАН нам необходимы очень надежные руководители района и города на которых можно опереться, чтобы максимально сохранить Сибирское отделение. Затеянная реформа не то что вредна, она разрушительна: она разрывает связи между институтами, промышленностью и образованием. СО РАН была системным интегратором, который регулировал взаимоотношения между институтами, занимался получением денег, развитием институтов, территорий – сейчас неизвестно, в чьей это компетенции, тем более что ФАНО в сфере управления проявится ещё не скоро, поскольку туда набрали людей, которые ничего не понимают в науке, и для того чтобы они сделали что-то полезное, этим людям нужно учиться 3-5 лет, чтобы почувствовать все потребности этой системы. Удивительно: в уставах институтов они повычеркивали пункты о научно-методическом руководстве СО РАН над институтами Сибирского отделения. Эта история сродни затеи с «Оборонсервисом»: когда решили разломать систему армии, а затем заново её собрать. Подобные действия могут откинуть нас на N лет назад.

В Академгородке должен быть человек, который заботится о развитии академического центра, заботится об улучшении качества жизни сознаёт важность обновления 55-летней инфраструктуры, создает условия для молодежи, чтобы она от нас не уезжала. Должен быть руководитель, который умеет доставать средства и имеет хорошие связи не только в области, но и в Москве. Я ещё не успел осознать, в чем заключается деятельность Шварцкоппа, а вот что касается Люлько, считаю, он делает полезные вещи, о которых я, к сожалению, открыто говорить не могу.

Шварцкопп стал главой района недавно и, собственно, не успел проявить себя так, чтобы можно было о нем сказать, что пришел новый руководитель, и в городке все стало замечательно. Я не знаю его способностей как организатора – он ничего плохого не делал, но и хорошего с его стороны я ещё ничего не увидел. Что касается Александра Люлько, который претендует на должность главы Советского района, я знаю, что он действительно человек, который очень болеет за идею, он патриот, представляет партию «Родина», разделяет взгляды в части развития деятельности СО РАН на базе оборонной промышленности.

Сейчас должен приехать начальник территориального управления ФАНО, который почему-то не приезжал с момента образования агентства уже полгода. До реформы СО РАН занималось строительством жилья для молодых ученых, ФАНО этим не будет заниматься, а это значит, что неизвестно куда пойдут уже выделенные деньги. ФЗ 253 «ОРАН» на начальной стадии был убийственным, и когда я беседовал с депутатами Госдумы, они с этим соглашались, однако когда дело дошло до голосования, лишь коммунистическая партия проголосовала против закона. Как говорил Столыпин: «В России любят затевать реформы только потому, что так легче скрыть неумение править».



Comments are closed.

Так же в номере