Главная » Экономика » НГАСУ (Сибстрин) — ядро центра науки и образования

НГАСУ (Сибстрин) — ядро центра науки и образования

НГАСУ — ядро центра науки и образования

В Новосибирском государственном архитектурно-строительном университете (Сибстрин) разработана программа стратегического развития, предусматривающая создание центра науки и образования в области архитектуры, строительства и ЖКХ, который призван объединить производственные предприятия, вузы, ученых не только из России, но и из-за рубежа. Каким образом центр поможет обеспечить кадровый приток, разрешить проблемы законодательного несовершенства и привлечь инвестиции, в интервью «КС» рассказал ректор НГАСУ (Сибстрин), член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), доктор технических наук, профессор ЮРИЙ СКОЛУБОВИЧ. Также ректор рассказал о том, чем мешает конкуренция в образовательной среде, и поделился своим впечатлением об архитектурном облике города.

— Юрий Леонидович, какие основные задачи стоят сейчас перед университетом?

— Задачи, стоящие перед университетом, направлены на решение проблем в строительной отрасли и ЖКХ. Прежде всего отмечу отсутствие системы взаимодействия производственных, научных и образовательных организаций в строительном комплексе, есть необходимость внесения изменений в градостроительное и жилищно-коммунальное законодательства. Очень остро стоит кадровый вопрос. Снизились требования к качеству подготовки и переподготовки специалистов в области строительства и ЖКХ, отсутствует лицензирование программ переподготовки, что ведет к ухудшению качества строительства.

— В чем это проявляется?

— Специалисты обращают внимание на то, что некоторые принятые стандарты снижают качество строительства и требования к безопасности. Например, сегодня высококвалифицированнных специалистов требуется привлекать только при строительстве домов свыше 100 м, в то время как в основном сейчас строятся объекты ниже этого показателя. На эти стройки приглашаются неквалифицированные рабочие, не претендующие на высокие заработки. И кто в случае чего будет нести ответственность? Многие строительные организации, на мой взгляд, не совсем к этому готовы. Вполне может случиться и так, что проблемы возникнут не через год-два, а лет через 10–15. А этих организаций к тому времени может уже и не быть.

— Как снижение требований отражается на подготовке специалистов?

— Здесь я тоже хотел бы отметить такой негативный момент: на сегодняшний день отсутствуют требования по лицензированию программ переподготовки специалистов. Это привело к тому, что созданы конторки, которые просто выдают бумажки за небольшие деньги, что, безусловно, приведет к снижению качества строительства. При этом зачастую СРО, отвечающие за качество строительства, на это не обращают внимания. Мы готовы предоставлять услуги по переподготовке и повышению квалификации по всем направлениям строительства в соответствии с требованиями сегодняшнего дня. Но, к сожалению, частные компании устраивает формальное получение документов для разрешения на строительство, так как не надо выделять время и средства на обучение работника, при этом он не обучается где-то, а работает на стройплощадке. Поэтому совместно с представителями строительного рынка нам следует определиться, что важнее — сиюминутная прибыль этих предприятий или надежность тех строений, в которых живут люди?

— Как оцените применение новых технологий в строительстве?

— Самих разработок в НГАСУ делается довольно много, но вот внедряется их очень небольшое количество. И это проблема. На сегодня стоимость жилья такова, что всех устраивает отсутствие использования новых технологий — и так все купят. Серьезной конкуренции в этой отрасли нет. Также достаточно много используется импортных материалов. С одной стороны, это неплохо, а с другой — в условиях кризисной ситуации сразу возникает вопрос, а где же наши производства? Поэтому нам следует, ориентируясь на передовые мировые технологии, не забывать и о собственных разработчиках. Деятельность в этой нише, безусловно, должна осуществляться на конкурентной основе, но необходимы и государственные вложения для поддержки инноваторов.

— Доступное жилье — это реальность?

Доступное жилье — это не дешевое жилье, а эффективное. Поэтому сейчас перед нами стоит задача предусматривать и рассчитывать полный цикл от строительства до утилизации. Необходимо просчитывать строительство с учетом расходов на эксплуатацию. До сих пор не снят вопрос относительно судьбы многих временных сооружений, хрущевок. По моему мнению, квартиры-студии должны быть муниципальными либо государственными, стоить менее 1 млн рублей и служить временным жильем для молодых специалистов. Налицо нескоординированная организация строительного процесса в городе, несоответствие типовых проектов региональным особенностям строительства. Напомню, что некоторое время назад в Госдуме обсуждалась возможность использовать готовые западные проекты с их привязкой к населенным пунктам во всех регионах нашей страны. На мой взгляд, ошибочное мнение, что можно легко решить проблему проектирования таким образом. Во-первых, культура, соответствующая культуре проживающего на данной территории населения, должна присутствовать и в строительстве. Мы в долгу и перед эстетической выразительностью архитектурных решений и организацией безбарьерной среды для инвалидов. При этом много интересных разработок предлагают наши студенты, но заказов, к сожалению, очень мало. Есть и положительные примеры. Здесь особо хотел отметить генерального директора «НовосибирскСтромайстер» Веру Коновалову за помощь в организации конкурсов для студентов. В нашей области порядка 3 тысяч организаций, которые занимаются строительством и ЖКХ, а активно сотрудничает с нами от силы сотня.

— Что поможет справиться со всеми поставленными задачами?

— Мы уже реализуем программу по созданию сибирского центра науки и образования в области архитектуры, строительства и ЖКХ. Агентством стратегических инициатив предлагается перепрофилирование части имеющихся вузов в узкопрофильные, которые концентрировались бы только на определенной сфере профессиональной деятельности. Эффект от такого преобразования ожидается следующий — узкопрофильные вузы станут центрами образования и исследования конкретных отраслей. Думаю, что это направление перспективное, но необходимо предусмотреть решение более комплексной задачи — объединение профессиональных образовательных учреждений и строительных предприятий в единую систему подготовки кадров.

— Каковы основные функции центра?

— Наша миссия заключается в интеллектуальном лидерстве в таких отраслях, как строительство, архитектура и ЖКХ. Миссия глобальная, но мы на данный момент обозначаем НГАСУ и ТГАСУ как интеллектуальное ядро сибирского центра науки и образования. Это единственные профильные вузы в Сибирском федеральном округе, остальные 16 занимаются подготовкой тех или иных специалистов для строительной отрасли. Соответственно, нашей стратегической целью является создание эффективного центра взаимодействия производственных, научных, образовательных учреждений, а также административных и законодательных органов Сибири. То есть мы хотели бы собрать весь интеллектуальный потенциал в единую силу, причем это не означает, что мы всех специалистов планируем пригласить к себе, и они у нас будут работать на штатной основе. В этом нам поможет сетевое взаимодействие. Это означает лишь то, что нам следует договориться, определить единую политику при подготовке кадров и этику нормотворчества. Мы сейчас разрознены, и, на мой взгляд, гораздо эффективнее сообща обозначать основные проблемы и продумывать способы их разрешения.

— С кем уже удалось достичь договоренностей?

— Отмечу, что основными направлениями, предусмотренными программой развития, являются архитектура, градостроительство, стройиндустрия, строительные технологии, инженерные системы, экология, энергосбережение, ресурсосбережение, экономика строительства, автодорожное строительство, информационные технологии и сооружения высокой степени ответственности, к последним относятся высотные здания, гидротехнические объекты и так далее. Возглавят эти направления по нашему приглашению ведущие ученые России. В частности, градостроительство будет курировать академик РААСН Альберт Каримов, направление архитектура возглавит член-корреспондент РААСН Юрий Журавков из Новокузнецка, за развитие стройиндустрии возьмется член-корреспондент РААСН Валерий Лесовик из Белгорода, также дал свое согласие участвовать в этой работе академик Владимир Травуш, который принимал участие в строительстве Останкинской телебашни. Он готов возглавить направление, как раз касающееся сооружений высокой степени ответственности. Также в этом проекте примут участие и зарубежные представители строительной науки. Имеется договоренность о стратегическом сотрудничестве и с рядом университетов, и в первую очередь это вузы СФО.

— Кадры решают все. Какие преобразования планируете провести в кадровой политике?

— Приведу слова президента Владимира Путина: «Уже найден оптимальный путь формы подготовки профессионалов, которые должны владеть прикладными компетенциями, — это прикладной бакалавриат. К 2018 году доля прикладных бакалавров должна составлять 30–40% выпускников вузов». Правда, у нас до сих пор происходит некоторая путаница, мы почему-то считаем, что бакалавр — это некий человек со средним образованием, в то время как это выпускник, имеющий высшее образование. Тем не менее в дальнейшем он должен так же как и остальные специалисты постоянно повышать свой образовательный уровень, как минимум раз в три года. Прохождение программ повышения квалификации займет от 72 часов до года. Получать образование человек должен всю жизнь.

— Охотно ли поступают студенты после бакалавриата в магистратуру?

— У нас предусмотрен показатель в 30%, но пока эта цифра ниже. В этом году мы планируем, что на бюджетное обучение в магистратуру поступят около 50 человек. Магистратура предусматривает возможность обучения и после специалитета. Для выпускников других вузов ограничений тоже нет, они могут не только расширить знания, но и получить более обширный исследовательский опыт. В частности, к нам поступают выпускники вузов Казахстана.

— Существует острая нехватка рабочих специальностей. Строители постоянно об этом говорят.

— Отчасти эта проблема решается благодаря прикладному бакалавриату, который предполагает обучение рабочим профессиям. При этом студенты могут работать по рабочим специальностям уже в стройотрядах. Я также в свое время обучался на сварщика и даже получил третий разряд. И мне это в жизни очень пригодилось — занимаясь научной работой в аспирантуре, я сам монтировал экспериментальные установки. Поэтому считаю очень важным моментом взаимодействие высших учебных заведений со средними. Недавно с и. о. министра труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области Игорем Шмидтом мы обсудили эту проблему и нашли взаимопонимание. Тем студентам, которые не могут освоить сегодня программу высшей школы, необходимо предоставить возможность получить среднее образование для того, чтобы они не ушли из отрасли. Те же студенты, которые, напротив, успешно осваивают программу среднего образования, должны получить возможность обучаться в высшей школе без дублирования тех дисциплин, которые они уже прошли в средних учебных заведениях.

— Какие технологии лягут в основу обучения?

— Что касается подготовки кадров, то могу здесь привести одну из новых технологий, которая, на мой взгляд, абсолютна понятна и рациональна. Это метод обучения будущих инженеров фундаментальным наукам через прикладные задачи — CDIO. В связи с сокращением времени обучения на подготовку бакалавра уходит четыре года, уже с первого курса мы планируем начать с решения конкретных инженерных задач. К примеру, химия будет подаваться с элементами материаловедения. Например, при изучении химии рассматриваются процессы разрушения тех или иных элементов в структуре кирпича или бетона. Эта модель создана в Финляндии, и на сегодняшний день ее используют несколько вузов в Европе. И конечно же, мы должны ориентироваться на запросы наших производственников. Более того, мы их должны привлекать к преподавательской деятельности.

— Как планируете конкурировать на международной арене?

— Мы, бесспорно, должны развивать международную интеграцию. В связи с этим в НГАСУ планируем активизировать углубленное изучение иностранных языков и международную мобильность учащихся. Интеграция в международное пространство — процесс неизбежный.

— Как удержать молодых сотрудников в науке?

— Старение кадров налицо, а молодежи хочется получить все сразу и как можно быстрее. Сейчас мы не можем обеспечить сотрудников высокими зарплатами, но согласно разработанной нами программе к 2018 году мы должны выйти на показатель в 200% по региону. И если средняя зарплата по региону ожидается 30 тысяч рублей, то по университету она должна составить не менее 60 тысяч.

— Возвращаясь к теме поддержки университета. Как оцените участие попечителей?

— Наш попечительский совет включает более 70 организаций, и не только строительного профиля, в состав входят ведущие ученые, представители администраций. Благодарен компаниям «Сибирь», «Дискус Плюс», «НовосибирскСтроймастер», «Первый строительный фонд» и другим, кто принимает в жизни университета активное участие. Так как Министерство образования и науки не имеет возможности из бюджета выделять большие объемы инвестиций, бюджет ограничен, нам следует опираться на профильное Министерство и участников отрасли.

— В каких формах попечители принимают участие в жизни университета?

— Например, фасад главного корпуса очень долгое время не удавалось реконструировать. Большой вклад в это внесли и концерн «Сибирь», «Дискус Плюс», а также фирма Knauff, с которыми у нас есть совместный научный центр, как и еще с несколькими зарубежными компаниями. Также благодаря нашим попечителям отремонтированы 23 аудитории, 16 мая открыта еще одна. Удалось благодаря вкладу наших выпускников решить ряд вопросов с ремонтом зданий и помещений университета. Спасибо всем, кто помогает университету.

— Мы уже говорили о конкуренции в жилищном строительстве, а как это явление проявляется в образовательной среде?

— Считаю, что на данном этапе создания единого центра науки и образования нам конкуренция среди вузов Сибири только помешает. Вузам, ученым стоит объединяться для решения поставленных задач, а не конкурировать между собой. Если, например, сравнивать наш университет с ТГАСУ, то томский университет несколько крупнее. Связано это с тем, что в свое время от нас отделился архитектурный факультет, который сейчас функционирует как НГАХА. Но на данный момент и у нас работает архитектурно-градостроительный факультет. В НГАХА на факультете недостаточно развита инженерная составляющая. Мы же в свою очередь уступаем в том, что называется творческой составляющей. Думаю, не совсем хорошо, что мы конкурируем внутри города. Нам также необходимо найти совместное решение по подготовке кадров на высоком уровне. Например, в Томске сумели сохранить совместное образование, и это идет на пользу как вузу, так и городу в целом.

— Какие позитивные изменения в строительной отрасли за последние несколько лет вы бы отметили?

— Я хочу с удовлетворением отметить, что в этом году на федеральном уровне наконец-то создано Министерство строительства и ЖКХ. Его отсутствие в свое время создавало немалые трудности, потому заниматься координацией деятельности строительных организаций, нормотворчеством и так далее просто необходимо. В свое время такое ведомство существовало, но в 90-е годы система разрушилась, и в результате мы имеем изношенный местами и до 90% жилищно-коммунальный комплекс. В зоне риска малые города, где жилищно-коммунальный комплекс может разрушиться окончательно, так как зачастую в небольших поселениях нет профильных специалистов и отсутствуют источники финансирования инфраструктуры.

— Каким находите архитектурный облик города?

— За последнее время город изменился в лучшую сторону, стал намного привлекательнее и красивее. Конечно же, я с теплотой вспоминаю и тот город, который я увидел впервые летним солнечным днем. Я приехал поступать в институт из небольшого города Павлодара, и Новосибирск поразил меня своим масштабом. Из последних положительных тенденций отметил бы то, что у нас динамично развивается центр, но, на мой взгляд, необходимо обратить внимание и на вновь строящиеся районы с точки зрения архитектурной составляющей и благоустройства территорий. Также следует прислушиваться и к мнению специалистов, возводя высотные здания, которые иной раз действительно могут нарушить существующий архитектурный ландшафт. Если говорить о вкладе своих выпускников в развитие города, то с гордостью отмечу, что не менее половины специалистов, работающих в строительных организациях города, — наши выпускники и наша ответственность.

— Какого результата ожидаете от внедрения такого масштабного проекта — создания центра науки и образования?

— Я ожидаю прежде всего развития кадрового потенциала, строительной индустрии в СФО, привлечения инвестиций в регионы, создания новых рабочих мест и в целом развития экономики.

— Юрий Леонидович, в преддверии вашего юбилея, подводя промежуточный итог, как оцените свои достижения?

— Я очень самокритичен. Что-то получилось, что-то не получилось… Главное, наверное, это осознание необходимости преобразований. Я на данный момент уверен в том, куда иду, и в тех действиях, которые предпринимаю. Сегодня передо мной стоит задача, совместно с коллективом сделать так, чтобы наш университет привлекал как можно больше абитуриентов, которые на выходе становились бы высококлассными специалистами, а сам университет являлся бы ядром центра науки и образования. И бесспорно, что эту большую ответственность придется разделить всему коллективу. Но я уверен, что мы справимся с этой задачей!

НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ


Comments are closed.

Так же в номере