Главная » Бизнес » «Из-за рейдерских технологий доходные активы САХО могут уйти за бесценок»

«Из-за рейдерских технологий доходные активы САХО могут уйти за бесценок»

«Из-за рейдерских технологий доходные активы САХО могут уйти за бесценок»

Свою развернутую оценку процессов, происходящих с ГК САХО, в интервью «КС» дал основатель группы компаний, президент Национального союза зернопроизводителей ПАВЕЛ СКУРИХИН.

— По вашей версии, почему было расторгнуто соглашение о сотрудничестве с компанией «Бизнес Оценки» и, в частности, с Леонидом Маевским, предполагавшее среди прочего переход группы САХО в его собственность?

— Передача САХО должна была предусматривать переход акций и активов от прежних собственников новому. Но на тот момент часть активов была «заморожена» по искам кредиторов. Суть договора с Маевским была простой: он договаривается с кредиторами и берет на себя обязательства по долгам, после чего снимается арест с акций и активов, и тогда уже акции переходят в его собственность. Перед сделкой привлеченные Маевским аудиторы провели проверку состояния дел САХО. Общая картина устроила инвестора, иначе он вряд ли вошел бы в сделку. Но, очевидно, переоценил свои способности договариваться с банками. Уже прошлым летом Маевский и его менеджеры сменили тактику — запустили процедуру банкротства на большинстве предприятий САХО, и активы начали выходить из-под контроля акционеров и кредиторов.

— Какие обязательства Леонид Маевский, по вашим данным, должен был взять на себя, приступив к оперативному управлению САХО?

— Соглашение было достигнуто в конце февраля 2013 года, и мы рассчитывали, что Маевский профинансирует очередную посевную. Также инвестор брал на себя обязательства по зарплате, социальным и налоговым платежам. Мы доверили ему огромную компанию, с десятками предприятий, действующими в четырех федеральных округах, и Маевский обещал поддерживать стабильную работоспособность холдинга.

— Действительно ли, за прошедшее время Маевскому не удалось до конца выполнить свои обязательства?

— По нашим оценкам, в прошлом году Леонид вложил всего лишь порядка 25 млн рублей, что не позволило даже решить вопрос по обеспечению своевременной выплаты зарплаты: долги перед работниками на сегодня превышают по компании двухмесячный срок. Была сорвана посевная. Если в нормальный год предприятия САХО сеяли не менее 200 тысяч га под зерновые, то в 2013-м хозяйства своими силами засеяли порядка 18 тысяч га. Тем не менее в Новосибирской области САХО собрал некий более или менее приемлемый урожай благодаря озимым, которые мы сеяли еще в 2012-м. Но запаса прочности сельскохозяйственного направления холдинга почти не осталось. Впрочем, это частность. Хуже то, что Маевскому не удалось продвинуться в главном — в реструктуризации долгов компании.

— Леонид Маевский утверждает, что банкротства компаний САХО начались еще в 2011 году — тогда для этого якобы было создано отдельное подразделение сотрудников «Блок Б». Тогда же, по его мнению, осуществлялся и вывод из САХО рентабельных активов, которые относятся к компаниям-производителям средств защиты растений. По словам Маевского, все финансовые схемы вела Анна Петракова, сначала финансовый, а потом и исполнительный директор УК «САХО». Не могли бы вы это прокомментировать?

— САХО работал, как слаженный производственный комплекс, непосредственно до передачи компании под управление Маевского. Массовое банкротство предприятий группы началось весной 2013 года уже при Лебединском и делалось руками юристов из компании РКТ, записанной на секретаршу Маевского. Анна Петракова никогда не занималась финансовыми операциями, она курировала юридический и имущественный блоки, поэтому первой увидела, к чему ведут действия нового руководства, в связи с чем и лишилась места в компании, и на нее посыпались обвинения во всех грехах. Не было никакого «Блока Б». Что касается средств защиты растений, то в 2011 году производственный комплекс в Куйбышеве был арестован за долги и продан с торгов службой судебных приставов по Новосибирской области. Мы не спорили, потому что стратегически химия была для САХО уже неинтересна: потенциальные зарубежные инвесторы, с которыми мы тогда вели переговоры, сомневались, что с имиджевой точки зрения одной и той же компании правильно заниматься производством и зерна, и хлеба, и агрохимии. Многие наши бывшие сотрудники сохранили работу при новом собственнике, но к САХО и лично ко мне этот бизнес не имеет никакого отношения.

— Руководство УК «САХО» в лице генерального директора Валерия Лебединского, управляющего директора Вадима Григорьева и его заместителя Ирины Долговой часто характеризуют как «подконтрольных Маевскому менеджеров, защищающих его интересы». Какие именно действия этих сотрудников вызывают у вас вопросы и несогласие?

— Лебединский был назначен по представлению Маевского, когда мы передавали оперативный контроль над компанией. Но основные функции менеджмента — в руках управляющего директора Вадима Григорьева и его заместителя Ирины Долговой, переназначенных Маевским. Именно Григорьев на планерках ставил задачу перевести все незаложенные активы САХО на вновь созданные юридические лица, с чего и пошел процесс незаконного вывода имущества и выручки в обход интересов акционеров и кредиторов. Мы рассматриваем это как согласованные действия группы лиц, об этом же говорится в заявлениях, с которыми работают правоохранительные органы. К тому же эта группа взаимодействует с конкурсными управляющими, назначенными на обанкроченные предприятия САХО по инициативе Маевского.

Все достаточно прозрачно: как я уже говорил, процедурой банкротства САХО занималась юридическая компания РКТ. Посмотрите материалы в СМИ — сейчас вокруг холдинга «Юнитайл», куда Маевского приглашали как «спасителя» бизнеса, обремененного кредитами, ситуация развивается точно как вокруг САХО. Я рассматриваю эти схемы как отработанную рейдерскую технологию захвата бизнеса, которая может привести к тому, что доходные активы САХО уйдут за бесценок.

К примеру, на омском хлебозаводе «Форнакс», который кормит треть городского рынка, сложилась вызывающая ситуация. Поставленный Маевским конкурсный управляющий платит юрлицу под управлением Лебединского за хранение оборудования. А на этом оборудовании делается ежемесячная многомиллионная выручка. По идее, эти деньги должны идти на урегулирование требований кредиторов, раз уж идет процедура банкротства. Как будто управляющий в упор не желает видеть, что предприятие ведет хозяйственную деятельность, результат которой у трети омичей каждый день на столе.

Мы провели много времени в судах, доказывая, что Маевский руками Лебединского и Григорьева пытается раздуть фиктивную кредиторскую задолженность предприятий САХО на основе поддельных договоров о внутрихолдинговых займов. Один из таких эпизодов стал основой для возбуждения уголовного дела по факту фальсификации документов. Речь идет о попытке включить в реестр требований кредиторов к ООО «Звенигород-Хлеб» заявления на 630 млн рублей, основанного на договоре внутрихолдингового займа, который суд признал подделкой. Наверное, будут и другие дела: эпизодов деятельности Маевского, его менеджеров и управляющих в САХО накопилось много.

— Леонид Маевский утверждает, что Лебединского назначили на должность руководителя УК «САХО» «менеджеры Павла Скурихина», и выручку от финансово-хозяйственной деятельности компании распределяют подконтрольные вам же «руководители» — господа Корсуков, Мальков, Радчиков. Можете ли вы подтвердить или опровергнуть это высказывание?

— Лебединского утверждал совет директоров, но с тем же успехом мы назначили бы любого, кого предложил бы Маевский. Мы не знакомились с новым директором, не вникали в его резюме. Назначение носило символический характер, тем самым мы передавали оперативный контроль в компании Маевскому в лице его представителя. Совет директоров действительно делает все возможное, чтобы вернуть полный контроль и над выручкой, и над активами САХО, но пока мы не можем преодолеть сопротивление ангажированных конкурсных управляющих, иначе предмета для этого спора на страницах газеты просто не было бы.

— С чем на самом деле связано закрытие Искитимского хлебокомбината? Как вы считаете, планируется ли возобновить его работу и возможно ли это? Не ждет ли подобная судьба другие производственные предприятия, входящие в САХО, в ближайшее время?

— На Искитимском хлебозаводе, как и на других хлебопекарных предприятиях САХО, Лебединский, Григорьев и Долгова организовали вывод выручки на новое юрлицо, созданное без ведома акционеров и кредиторов. В данном случае это было ООО «Хлебница-Искитим». Совету директоров удалось после Нового года остановить незаконный вывод выручки с предприятия. Лишившись этого финансового потока, Лебединский как будто утратил интерес к заводу, я считаю, что он фактически бросил его с долгами перед работниками и поставщиками. Более 200 работников завода написали заявления в прокуратуру по факту невыплаты зарплаты. Точно так же менеджеры Маевского, с моей точки зрения, бросили хлебозаводы в Ордынском, в Краснозерке, в Карасуке, и за пределами Новосибирской области — в Горном и Красном Куте (Саратовская область) и Алатыре (Чувашия). Лебединский рассматривал возможность остановки предприятия «Форнакс» в Омске, но правительство Омской области заняло жесткую позицию, пообещав привлечь к ответственности виновных за срыв поставок хлеба в магазины. Большинство хлебозаводов САХО пока сохраняет работоспособность в основном благодаря активности непосредственно работников и менеджмента предприятий. У нас есть планы по восстановлению производства в Искитиме, но сначала необходимо добиться смены конкурсных управляющих, поставленных Маевским.

— Леонид Маевский объявил о том, что планирует сделать компанию «Рассвет» агрохолдингом. Как это отразится, на ваш взгляд, на САХО? Как видите взаимодействие САХО и «Рассвет»?

— «Рассвет» фигурировал как одна из компаний, на которую выводили имущество и выручку САХО, в заявлении, поданном в прокуратуру Новосибирской области еще в декабре прошлого года. В апреле нынешнего года в отношении этой компании было подано еще одно заявление: полиция должна установить, каким образом в активе «Рассвета» оказалось стадо из 5860 коров, принадлежавших хозяйствам САХО «Солнечное» и «Новопетровское», если денег за коров хозяйства не получили. А речь идет о сумме порядка 170 млн рублей. Думаю, выход компании «Рассвет» в публичную плоскость — это попытка «узаконить» результаты вывода денег и имущества из САХО. Но поскольку вывод был незаконный, попытка эта обречена на провал. В связи с чем мы уже обращались в органы власти и в СМИ с официальными разъяснениями: «Рассвет» фигурирует в схемах, поэтому выстраивать деловые отношения с этой компанией, мягко говоря, нецелесообразно.

— Можете уточнить данные по задолженности САХО перед кредиторами различных уровней?

— К сожалению, акционеры лишены доступа к документам САХО, поэтому сегодня мы не владеем точными цифрами по текущей задолженности. По некоторым данным, она существенно больше, чем по состоянию на февраль 2013 года, когда мы сдавали дела Маевскому и Лебединскому. Однако теперь, после их «хозяйствования», необходимо разбираться, где настоящие долги, а где фиктивная задолженность, специально раздутая этой командой. Цифры по старым долгам САХО перед банками мы не комментируем, это конфиденциальные отношения акционеров и государственных банков-кредиторов, и у нас общие интересы — вернуть контроль над компанией, чтобы рассчитаться с долгами по закону.

— Некоторые источники утверждают, что больше половины кредитов за все время деятельности САХО были выведены из компании по подложным основаниям — в отторгнутое подразделение химических удобрений, в фиктивную покупку оборудования для хлебозаводов у итальянской компании Bassanina, владение которой приписывают лично вам, в покупку других иностранных активов, например, порта в городе Равенна, салона красоты в Италии. Соответствует ли эта информация действительности?

— В САХО никогда не было «подразделения химических удобрений», это многое говорит о компетентности «источников». К счастью, мы постоянно находились и находимся в плотном диалоге с банками-кредиторами, поэтому все наши действия были для них абсолютно прозрачны. Если бы здесь не было элементарного взаимопонимания, САХО давно бы уже не существовало как единой производственной группы. Компания и сегодня наполнена активами, превышающими по стоимости общую сумму долгов. Я не являюсь владельцем терминала в Равенне и фабрики Bassanina. Инвестиции в эти предприятия действительно были сделаны в интересах САХО, но сделки финансировались иностранными банками, поэтому там история отдельная, на холдинге этих долгов нет. Смысл сделки с Bassanina был в том, чтобы на максимально выгодных условиях купить огромный объем оборудования. САХО в 2007 году запустил беспрецедентный проект по строительству федеральной сети хлебозаводов «Хлебница», по плану нам нужно было 150 производственных линий мощностью от 5 тонн в сутки. В 2008 году мы планировали ввести в строй 33 хлебозавода малой и средней мощности: покупка пакета акций Bassanina дала возможность купить для них оборудование на уникально благоприятных условиях. Но осенью 2008 года банки прекратили финансирование строительства сети по ранее согласованным кредитным линиям. Строительство новых заводов пришлось заморозить, оборудование на складах ждет своего часа. Тем не менее это не какие-то фиктивные, а реальные активы, которые можно посмотреть, достроить, запустить, продать, наконец. Хочу обратить внимание на то, что наши оппоненты злоупотребляют голословными обвинениями, в то время как им даже по документам верить нельзя. Следственный комитет уже завел уголовное дело по факту фальсификации документа в УК «САХО», и мне даже страшно представить, сколько еще всего было фальсифицировано этой командой. Но уверен, правоохранительные органы разберутся, раз уж взялись.

— Удалось ли вам войти в состав Общественного совета при Минсельхозе России? Какие цели вы перед собой ставите в этом органе?

— 29 мая 2013 года я был избран заместителем председателя Общественного совета при Минсельхозе РФ, и по сей день работаю в этом статусе. С прошлого года наиболее актуальной отраслевой проблемой остается адаптация к условиям ВТО. Мы стараемся сделать максимально эффективным диалог между предприятиями АПК и федеральными органами власти. Сегодня на повестке дня вопросы конкурентоспособности отечественных сельхозпроизводителей, их потенциал по увеличению дохода. Над решением этих проблем мы с коллегами работаем не только в рамках Общественного совета при министерстве, но и в Национальном союзе зернопроизводителей, и в Партнерстве по вопросам политики продовольственной безопасности АТЭС, в котором я с прошлого года как советник министра сельского хозяйства РФ представляю интересы России. Проект по созданию крупного национального зернового оператора на основе САХО, который мы прорабатываем с Минсельхозом, также в первую очередь нацелен на создание возможностей для российских крестьян получать больше выгоды от реализации своей продукции.

— Чем, на ваш взгляд, продиктованы текущие действия Маевского и его команды?

— Я слежу за действиями команды Маевского по руководству предприятий «Юнитайла» в Ростовской области и «Евро-керамики» в Псковской области. Очень много параллелей с историей вокруг САХО. Я считаю, что везде видны поводы для возбуждения уголовных дел в отношении Маевского и его представителей, и думаю, что события будут развиваться именно в этой плоскости. В ситуации с САХО Маевский сейчас меняет тактику — старается дистанцироваться. То называл себя владельцем компании, а сейчас в прессе его представители пишут, что он чуть ли не в прошлом году еще разорвал отношения с САХО. Кстати, инвестиции этой команды в пиар я тоже рассматриваю как элементы новой тактики. Но наши оппоненты так сами запутаются. Получается, нового собственника-инвестора в компании нет и не было, а есть только горстка менеджеров, захвативших власть и работающих непонятно в чьих интересах? В прессе Лебединский, Григорьев и Долгова сейчас пытаются нарисовать себя эдакими робин гудами, отхватывающими крупную компанию у злых акционеров и кредиторов якобы чуть ли не в интересах простых работников. Согласитесь, выглядит это не очень убедительно.

— Так как по многим кредитам САХО вы лично являетесь поручителем, то, учитывая происходящие процессы вокруг компании, как вы намерены решать эту проблему?

— Есть два пути: либо привлечь инвестора, который договорится с банками-кредиторами на своих условиях, либо на честных рыночных основаниях продать активы САХО таким образом, чтобы сохранить производственные мощности и рабочие места и удовлетворить законные интересы кредиторов. Мы активно работаем над первым сценарием, но не исключаем возможность второго.

— Какие дальнейшие действия вы будете предпринимать в отношении САХО, как могут развиваться события?

— Мы восстановим контроль над компанией, когда сменим ангажированных конкурсных управляющих. В восстановлении и развитии САХО заинтересован крупный зарубежный инвестор — компания InvestAD из ОАЭ. Мы прошли большой круг предварительных переговоров, инвестор уже вышел на банки-кредиторы с инициативой начать совместную работу над реструктуризацией долгов САХО. Это должно стать принципиально важным шагом в проекте создания на основе САХО нового федерального оператора зернового рынка. Проект был представлен министру сельского хозяйства РФ Николаю Федорову и полномочному представителю президента РФ в СФО Виктору Толоконскому. Мы получили предварительное «добро»: государство заинтересовано в реализации проекта, но прежде всего нам нужно урегулировать вопросы по долгам перед банками.



Comments are closed.

Так же в номере