Главная » ИТ » «В современном мире долгосрочные инвестиции предопределяют успех любого вендора»

«В современном мире долгосрочные инвестиции предопределяют успех любого вендора»

Компания Oracle в прошлом году к своему статусу вендора «софта» добавила также статус производителя «железа», что удалось осуществить благодаря покупки компании SUN Microsystems. Такая сделка позволила Oracle предлагать конвергентные продукты и более продуктивно конкурировать на рынке с тем же SAP и Microsoft. О том, каковы планы Oracle по развитию в Сибири, что ограничивает развитие «облачных технологий», и почему не вымрет рынок системной интеграции корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ МЕСАРКИШВИЛИ рассказал вице-президент Oracle, глава представительства Oracle в России и СНГ ВАЛЕРИЙ ЛАНОВЕНКО.

— Как Вы оцениваете прошедший год в России, а также общую ситуацию на ИТ-рынке? Что Вы ждете от 2012 года?

— Безусловно, в сравнении с предыдущими, 2011 год был более успешным в целом для всей ИТ-индустрии. И Oracle здесь не исключение. В одном из их недавних исследований IDC был приведен интересный график, показывающий зависимость размера ИТ-рынка от цен на нефть. В таком подходе, наверное, есть доля правды и для экономики России. Конечно, эти данные не говорят об успехе того или иного вендора, а лишь позволяют судить о величине рынка. Однако, чем больше рынок, тем больше возможностей у вендоров по наращиванию своей доли. И мы этим с успехом пользуемся. Если наш рост превосходит рост рынка, мы тем самым увеличиваем свою долю. Мы довольными достигнутыми результатами и с оптимизмом смотрим не только в 2012, но и в 2013 финансовый год Oracle, который начинается 1 июня. Oracle продолжает расширять продуктовое портфолио и предложение для российских компаний по бизнес-приложениям, связующим технологиям, СУБД, а также предлагает новые аппаратные системы и оптимизированные программно-аппаратные комплексы, которые являются одним из наших стратегических направлений. Мы видим спрос со стороны заказчиков и рост интереса к нашим продуктам по всему стеку и планируем развитие нашей команды в регионе и расширение присутствия.

— Как на общероссийском фоне смотрится Сибирь?

— Сейчас крупные компании централизуют свои закупки, которые де-факто происходят в Москве, Санкт-Петербурге или других городах, где находятся штаб-квартиры компаний. Но региональная активность, безусловно, растет, несмотря на все тенденции централизации и сокращения числа дата-центров по России. В силу ограниченности телекоммуникационных возможностей большая концентрация дата-центров происходит вокруг Новосибирска и Екатеринбурга. Бесспорно, телекоммуникационные услуги в стране дешевеют, а их качество улучшается. На сегодняшний день, крупные компании, с которыми я знаком, имеют 5-7 значимых центров. Возможно, с развитием телекоммуникаций число центров сократится до 3, но не уверен, что один дата-центр способен обслужить всю страну, — пока инфраструктура далека от этого. Поэтому в будущем компании не будут обладать дата-центрами в каждом региональном городе, а ограничатся лишь крупными мегаполисами. Или же в таком случае следует полностью ориентироваться на «облачную инфраструктуру», к чему мы, полагаю, и придем через какое-то время. Поэтому многие крупные компании оставляют свои резервные ИТ-подразделения в Сибири, связывая восточную и западную части страны.

— Продаете ли вы свои программные и аппаратные продукты самостоятельно, или только через партнеров? Каковы ваши планы по развитию партнерской сети?

— Да, все решения и продукты мы реализуем с участием партнеров. Мы развиваем дистрибьюторскую модель и работу с системными интеграторами. Наши дистрибьюторы имеют право продавать всю линейку Oracle — и аппаратную часть, и программные продукты. Они выступают агрегаторами и обеспечивают синергию всего, что сегодня предлагает Oracle, помогая небольшим партнерским компаниям в решении задач на основе всего интегрированного технологического стека, который охватывает сегодня уже более 4000 продуктов.

Это важный момент в развитии партнерской сети. Oracle стремится к ее оптимизации и выбрал четырех дистрибьюторов, чтобы обпечить полный продуктовый, отраслевой, географический и партнерский охват. И три компании как раз хорошо представлены в регионах, в том числе в Сибири.

— Довольны ли вы деятельностью ваших текущих партнеров в Сибири?

— Oracle имеет сильных партнеров, как коренных сибиряков, выросших здесь как бизнес, так и региональные офисы крупных ИТ-компаний. Отличный пример — компания ЦФТ, входящая в пятерку ведущих разработчиков программного обеспечения на российском рынке. Она имеет статус платинового партнера и разрабатывает банковскую систему на самых передовых технологиях Oracle. ЦФТ была пионером в переводе своей платформы на новейшую версию Oracle Database 11g. Теперь мы протестировали решение 2 МСА на наших оптимизированных программно-аппаратных комплексах Oracle Exadata и Oracle Exalogic и производительность банковской системы ЦФТ увеличилась на 30%. На мой взгляд, нам удалось достичь очень успешного сотрудничества, которое интересно всем трем сторонам, включая заказчика.

— У Oracle есть офис в Новосибирске. Планируете ли вы его расширение, наращивание числа компетенций и функций?

— Да, мы совсем недавно переехали в новый офис, причем именно потому, что предыдущий не соответствовал потребностям рынка. Сегодня наш офис в Новосибирске — важнейший опорный пункт во всей восточной части России. То есть он представляет собой не просто офис, а географический форпост, который покрывает все наши продуктовые линейки, как говорится «от приложений до дисков» и способствует продвижению наших решений на территории — вплоть до крайних уголков Дальнего Востока.

Сотрудники офиса работают вместе с локальными партнерами, помогая им развивать экспертизу, правильно позиционировать продукт, отвечать за запросы клиентов с учетом новейших решений, которые разрабатывает Oracle. Мы оцениваем, что офис заполнен на 30%, и у него есть резервы для расширения. Поэтому мы с воодушевлением смотрим на Сибирь и ее перспективы.

— Какие есть точки соприкосновения у Oracle и новосибирского технопарка?

— Мы работаем с партнерами, которые пользуются этой инфраструктурой и заинтересованы в ней. В рамках Oracle University нашим партнером является «Сибинфоцентр», один из наших ведущих и старейших партнеров по обучению в целом в России. Он организован в Академгороде на базе Сибирского отделения Российской Академии наук и авторизован проводить обучение с 1996 года. Квалифицированные тренеры работают не только в Новосибирске, они выезжают в Якутск, Хабаровск, Владивосток, другие города Сибири. «Сибинфоцентр» обучает специалистов компаний, устраивает тренинги, включая выездные, принимает экзамены, что очень удобно. Для жителей восточной части страны важно не летать в Москву за каждым сертификатом. Второе направление, в рамках которого мы развиваем отношения с вузами в Сибири — программа Oracle Academy. Работу ведут уже более десятка учебных заведений. Наиболее активны омские и томские институты, давние отношения сложились с Кемеровским ГУ, Сибирский федеральный университет недавно расширил взаимодействие. Если говорить про технопарк, то он нужен для того, чтобы создавать программное обеспечение. А Oracle в основном производит его в штаб-квартире, хотя в Санкт-Петербурге у нас работает один из крупнейших в Европе центров разработки . Он подчиняется напрямую группе разработки в штаб-квартире. В Санкт-Петербурге разрабатываются продукты, требующие использования наукоемких компонентов, в частности сложного математического аппарата. Необходимости открытия технологических центров в других городах России у нас пока нет. Кроме того, учитывая, что сами разработчики могут быть раскинуты по стране, то получается в некотором роде виртуальный технопарк.

— Какие продуктовые сегменты являются самыми быстрорастущими на рынке?

— Традиционно это инфраструктурный сегмент, поскольку компании продолжают строить ИТ-инфраструктуру и, безусловно, момент насыщения рынка еще впереди. Другие важные направления — это базы данных и серверные линейки, а также продукты связующего слоя, то есть базовые инфраструктурные компоненты, позволяющие компаниям строить платформы, на которых внедряются и расширяются их бизнес-приложения. Несколько лет назад в Oracle создали и вывели на рынок абсолютно новые продукты — оптимизированные программно-аппаратные комплексы, в частности, Oracle Exаdata, Oracle Exalogic. Они разработаны вместе и сочетают в себе лучшее от «железа» и «софта». Эти две компоненты неразрывно связаны, интегрированы между собой и позволяют получить сверхпроизводительные системы. Наши комплексы совершили абсолютный прорыв на рынке, мы многократно выросли по объему, нашли много новых клиентов и рассчитываем на дальнейший рост этого направления, в котором, по сути, выступаем пионером. При этом, вдвойне приятно, что тенденция, которая была определена на глобальном рынке, находит отклик в России. Теперь в нашем арсенале уже порядка десяти оптимизированных программно-аппаратных комплексов, в том числе для «больших данных» и сверхбыстрой, экстремальной аналитики.

— Какие ваши продукты пользуются наибольшим спросом среди клиентов?

— Мы наблюдаем рост практически по всем направлениям. Просто есть сектора, которые находятся в авангарде. Так, безусловно, большой интерес вызывают бизнес-приложения. По-прежнему активно развиваются направления ERP- и CRM-систем. Особенно Oracle Siebel CRM востребован в финансовом секторе, где в последние годы наша система была выбрана для практически всех крупных проектов. Кроме того, изменение экономических условий способствовало росту спроса на решения по управлению эффективностью и бизнес-аналитике, поскольку компаниям важно было оперативно реагировать в такой ситуации, причем не только внутри бизнеса, но и за его пределами.

Если говорить про новые продуктовые направления, то это, безусловно, комплекс Oracle Exadata, который позволяет многократно ускорить базу данных Oracle. Мы можем оптимизировать базу данных, перенося ее код на уровень «железа» при совместной разработке. Cледующий оптимизированный программно-аппаратный комплекс — Oracle Exalogic. Он обеспечивает исключительную производительность для технологий связующего слоя Oracle Fusion Middleware и бизнес-приложений Oracle и других поставщиков. Речь идет о достаточно специализированных высокопроизводительных системах и серверах, предназначенных для решения определенных задач. Мы ведем совместную разработку наших программных и аппаратных систем. И в этом наше конкурентное преимущество. Конечно, наши программные продукты хорошо работают и на других платформах, так как у клиента всегда должен быть выбор — у кого приобретать. И открытость платформы является важнейшим принципом разработки наших технологий.

— Имея полный стек программных и аппаратных продуктов Oracle сегодня, наверное, конкурирует почти со всеми известными вендорами. А какой позиции в отношении конкуренции придерживается компания?

— Для рынка ИТ характерна жесточайшая конкуренция, которая, правда, и является двигателем прогресса. Компании, которые не могут создать конкурентное преимущество, дифференцировать свои продукты и услуги от соперников, постепенно уходят с рынка. Наше конкурентное преимущество — это, прежде всего, инвестиции в инновации. Например, около десяти лет и более 70 млрд долларов инвестировано в создание самого полного в отрасли портфолио корпоративных, отраслевых и облачных приложений. Это лучшие в своих классах решения и они созданы для совместной работы. В прошлом финансовом году Oracle вложила 4,3 млрд. в разработку новых продуктов и инновации. С завидной регулярностью корпорация инвестирует в приобретение новых компаний, расширяя линейку передовыми компетенциями. Такие инвестиции часто непосильны конкурентам. Хороший пример — бизнес-приложения нового поколения Oracle Fusion Applications. Вложения в это направление осуществлялись и тогда, когда было понятно, что рынок вступает в финансовую турбулентность. В результате на сегодняшний день мы имеем продукт, у которого нет прямых аналогов. Он разработан «с нуля» на наиболее передовой технологической платформе Oracle Fusion Application 11g, на создание которой, кстати, потрачено более 7350 человеко-лет разработки.

То же можно сказать и об оптимизированных программно-аппаратных комплексах, появившихся благодаря интеграции команд разработки Oracle и SUN и последующих совместно созданных продуктов. В современном мире долгосрочные инвестиции предопределяют успех любого вендора. Как таковых географических границ в конкуренции нет. Да, действительно, они чуть-чуть ускоряют или замедляют какие-либо тренды, но все равно Россия не остается неохваченной. Более того, некоторые продукты внедряются в нашей стране даже быстрее, чем на остальных рынках. Мы отзывчивы и более восприимчивы к инновациям.

— Вы говорили о преимуществах покупки аппаратных решений и программного обеспечения у одного вендора. Но ведь многие компании как раз не любят рисковать, закупая товары и услуги из одних рук.

— На наш взгляд, бытующее мнение о том, что не надо «класть все яйца в одну корзину», начинает себя изживать, так как люди начинают считать деньги. В конечном итоге получать техподдержку из одних рук дешевле, чем работать с 5 вендорами и разбираться, кто из них отвечает за решение той или иной проблемы. А взаимодействовать с одним вендором, который при разработке позаботился об интеграции всех решений между собой, обходится дешевле и надежнее. Единственное сомнение, которое может возникнуть, насколько устойчива компания, из рук которой клиент получает услуги, но думаю, это не случай Oracle. К тому же мы даем клиентам возможность попробовать и убедиться на опыте.

— Существует ли у Oracle специальная адаптация продуктов для России?

— Наши технологические продукты достаточно универсальны. Они стандартны и в этом их преимущество, и по сути адаптация упирается в перевод и локализацию. Россия действительно -один из главных рынков для Oracle глобально, поэтому мы находимся в первой линии приоритета со стороны корпорации.

— Как Вы оцениваете итоги интеграции SUN и Oracle? Можно ли говорить о успешном окончании этого процесса?

— Мы перешли от момента фундаментальной интеграции этих двух компонент к эволюции их совместной жизни. Оптимизированные программно-аппаратные комплексы Oracle Engineered Systems — это вкусная начинка или своего рода «спайка» между этими слоями-направлениями, уже дающая синергетический эффект.. Как и в какую сторону будет происходить эволюция, будет зависеть от рынка. Но мы не планируем останавливаться. Приятно видеть, что российские компании расширяют использование решений, они получают заметно больше выгод от внедрения целого спектра продуктов. Следущий важный этап — преимущества проектов Oracle на Oracle. И он уже стартовал.

— Большинство участников ИТ-рынка уже давно предрекают бурное развитие «облачных технологий» и соответственно технологий Software As A Service (SaaS), Platform As A Service (PaaS), и.т.д. Однако несмотря на огромный интерес и очевидные преимущества этих технологий, спрос на эти услуги в России остается крайне незначительным. Какие барьеры Вы видите на пути развития «облачных технологий»?

— Прежде всего, развитие «облачных технологий» зависит от качества и стоимости телекоммуникационных каналов. Если нет возможности удаленного доступа к какому-то ресурсу, то его использование не будет экономически оправдано. Думаю, что основным барьером пока является стоимость телекоммуникаций, причем не только внутри компании. В России огромное количество организаций владеет оптоволоконными каналами по всей стране и не испытывает таких проблем. Они формально готовы к использованию частного «облака», и многие находятся в процессе создания такой инфраструктуры. Но это отнюдь не говорит о том, что публичные «облака» также доступны. Ведь в ИТ-отрасли бывает много разных «облаков», а бывают и вообще тучи.

С частным «облаком» все немного проще, поскольку оно представляет собой подмножество способов построения собственной инфраструктуры, а вот в развитии публичных облаков помимо телекоммуникаций имеет место фактор менталитета, который сложился на ИТ-рынке России. Многие считают, что данные могут быть в сохранности, только если они находятся внутри компании и подконтрольны ей. Я думаю, что со временем со сменой поколения ИТ-директоров менталитет будет меняться, но это не происходит одномоментно. Пока наши компании не совсем привыкли полагаться на внешние источники и работать по схеме аренды программного обеспечения. При всем этом я искренне считаю, что этот переход может произойти гораздо стремительнее, чем многие думают. Для этого достаточно 1-2 крупных клиента, которые будут готовы говорить о своем успешном внедрении на весь рынок. И тогда «облачные» решения станут распространяться как грибы после дождя. Тот, кто не готов к этому, быстро окажется в сложной ситуации, поэтому мы активно готовимся. На сегодня Oracle имеет возможность предоставить, пожалуй, наиболее полное облачное предложение в мире. Это и публичное облако, и средства построения частных и гибридных облаков, и поддержка всех моделей (IaaS, PaaS, SaaS, DBaaS). Кроме того, облачные вычисления в нашем понимании не сводятся только к предоставлению виртуальных машин, мы предлагаем набор продуктов и технологий для поддержки всего жизненного цикла облака.

Все доступно, а вот насколько это целесообразно — другой вопрос. На сегодняшний день очень большая часть бизнеса — «публичные облака». Мы активно готовимся к их внедрению. У нас есть глобальные клиенты, и инфраструктура, которую мы можем использовать. Крупный сервис-провайдер сможет себе позволить такие решения. Небольшим провайдерам это безусловно сложнее, так как они зависят от меньшего рынка и от меньшего числа клиентов. Однако мы активно готовим эту инфраструктуру, «обкатываем» ее в других частях глобального рынка и ведем диалог с локальными провайдерами о возможности ее использования.

Конкурентным преимуществом наших «облаков» является то, что мы строим их на индустриальных стандартах. Каждый вендор сейчас старается создать свое решение в частном, проприетарном «облаке». Воспользовавшись этим решением, клиент будет закрыт на замок и не сможет перевести это решение к себе в дата-центр или к другому вендору. Oracle строит решения на Java-платформе и использует связующее программное обеспечение, которое полностью основано на отраслевых стандартах и повсюду используется в индустрии, поэтому решив создать приложение в «облаке», клиент сможет перенести его или его часть в свою инфраструктуру, если вдруг изменятся планы или ему не понравится сервис. Кроме того, в ходе разработки он может создать приложение у себя, а потом перенести его в «облако». И такая стопроцентная гибкость в момент бурного роста рынка даст фору Oracle, так как все приложения смогут в кратчайшие сроки быть перенесены в «облако» без переписывания или доработок. Поэтому мы с нетерпением ждем подвижек на рынке и уже сейчас предлагаем весьма конкурентоспособные решения, позволяющие реализовать полный жизненный цикл облачных вычислений — от создания облачной инфраструктуры до эксплуатации и мониторинга компонент облака..

— В связи с тотальным переход в «облака» как Вы считаете, останется ли вообще в будущем бизнес системных интеграторов? Ведь в случае перехода «в облака» услуги таких организаций клиентам уже не понадобятся, и нужны будут лишь сервис-провайдеры.

— Это глубочайшее заблуждение. Сервис-провайдер будет предоставлять только инфраструктуру и управление на уровне приложений, но системную интеграцию никто не отменял. Вы можете использовать решение по управлению персоналом у одного провайдера, по управлению финансами — у другого, но ведь все это надо свести воедино. Точно также никуда не исчезнет ИТ-департамент. Он станет меньше, но важнее, осуществляя связь между сервис-провайдером и бизнесом. Кроме того, возрастет роль бизнес-аналитиков — специалистов, которые анализируют процессы и могут сказать, что ту или иную услугу стоит разместить в «облаке», а другую — нет, поскольку есть ограничения. Например, закон о защите персональных данных. Поэтому нужны специалисты, которые разбираются в том, что разрешается передать в «облако», а что нет.

Тем самым роль системных интеграторов даже усилится, компетенция вырастет, так как они передут на уровень управления и интеграции бизнес-процессов. Многие уже работают на этом уровне, но их бизнес — это кодирование и переработка приложений. Поэтому им придется сделать еще один шаг вверх по лестнице с точки зрения развития услуг.



Comments are closed.

Так же в номере