Главная » Спецвыпуск » «Мы можем работать на будущее даже бесплатно»

«Мы можем работать на будущее даже бесплатно»

Ольга КОЛОМЕЙЦЕВА

 

Пенсионная реформа в России еще до своего официального провозглашения вызывала массу скептических прогнозов. Затягивание процесса в самом начале усугубило пессимизм: население не спешит с выбором между государственными и частными управляющими компаниями, которые ждут от нового бизнеса в основном убытков, по крайней мере в первое время. Управляющая компания «Алемар» (ИНН 5405175576), получившая право на размещение накопительной части пенсий, — одна из немногих, способных позволить себе «работать на будущее практически бесплатно». О перспективах нового бизнеса корреспонденту «КС» ОЛЬГЕ КОЛОМЕЙЦЕВОЙ рассказала генеральный директор компании ТАТЬЯНА БРОННИКОВА.

— К началу ноября всего 13 тысяч россиян — менее 0,3% — подали заявки на размещение накопительной части пенсий в негосударственных управляющих компаниях. Насколько такая ситуация соответствует вашим ожиданиям и в чем, на ваш взгляд, ее причины?

— Хотя пенсионная реформа затрагивает большую часть наших граждан — около 40 млн человек, — до сих пор почти никто не понимает ее принципов и особенностей, каким образом в дальнейшем планируется получать пенсию и из чего она будет формироваться. Такой результат можно считать ожидаемым, учитывая отсутствие информационной поддержки реформы.

Рекламные мероприятия самих управляющих компаний, на мой взгляд, даже в такой ситуации не являются лучшим решением. В чем может убедить реклама, если люди не знают, что такое фондовый рынок и чем отличаются акции от облигаций? То есть принять такое решение, требующее профессиональных знаний, 89% населения не сможет. Нужна не реклама, а информация, изложенная доступным языком и в привлекательной для широкой аудитории форме.

— Распространено мнение, что в таком «замалчивании» может быть заинтересовано государство.

— Когда мы общались с главой Пенсионного фонда Михаилом Зурабовым во время подписания договора о доверительном управлении накопительной частью пенсий, он рассказывал, что в бюджет заложено порядка 150 млн руб. на информационную поддержку реформы. Поэтому ситуация действительно выглядит странной.

— Что, кроме рекламы, может стать решающим фактором для привлечения клиентов в условиях недостатка информации?

— Надеюсь, люди, выбирая из многих компаний одну, будут сами смотреть, как компания работала на рынке раньше. Из 55 компаний, получивших право на размещение накопительной части пенсий, около 20 появились только в 2002-2003 годах. Разумеется, оценить их эффективность очень сложно, тем более доверить деньги. Но если компания появилась раньше и работала с таким финансовым инструментом, как паевые фонды (это подобно работе с пенсиями), пережила дефолт 1997-1998 годов, это уже может быть показателем стабильности. Хотя надо подчеркнуть, что риск размещения денег у частных компаний очень невелик. Они будут вынуждены использовать более надежные «тропинки». При каком-то негативном событии на рынке у опытной компании существуют разные механизмы, позволяющие свести риски к минимуму.

— Какова ситуация конкретно в компании «Алемар»?

— Обращений очень много. Телефон разрывается от звонков. Главное — очень много тех, кто уже готов определиться с выбором: люди не просто звонят, а пытаются узнать информацию о нашей деятельности за какой-то период, о методике расчета накопительной части пенсий.

На самом деле разобраться трудно даже профессионалу. Нам часто приходится встречаться с представителями солидных предприятий — финансовыми директорами, главными бухгалтерами и слышать от них: «Мы до сих пор не обращали внимания и сейчас не знаем, каким образом начисляется пенсия». Тогда проводим «разъяснительную работу»: рассказываем, что раньше была распределительная система, а сейчас она становится распределительно-накопительной. В конце концов им становится даже интересно, от чего зависит будущая пенсия. Впрочем, реагируют по-разному. Многие говорят: «Я до пенсии не доживу» или «Мне вообще неинтересно, где будут мои деньги и что с ними будет происходить». Самое обидное, это уже наш общий менталитет: люди привыкли работать и быть уверенными в том, что будут получать какую-то пенсию. И даже если она будет маленькой, они все равно не смогут повлиять на это.

— К тому же многие уверены, что исход пенсионной реформы уже предрешен и деньги в любом случае останутся у государства. Нет ли подобных версий в ваших кругах?

— Встречаясь с коллегами, мы часто говорим о том, что позиция государства в некоторых аспектах пенсионной реформы пока недостаточно ясна. Государство не справляется с выплатой пенсий своим гражданам, поэтому и привлекает частные управляющие компании. Но когда решение уже принято, оно опять сопротивляется и «тянет одеяло на себя». В таком случае, зачем было все это начинать? Не думаю, что реформа закончится подобным образом, хотя у нас всего можно ожидать.

— Но необходимость пенсионной реформы действительно существовала?

— Главное, эта реформа должна решить такой важный вопрос, как инвестирование. В Америке 20-25% населения страны разбогатело именно от инвестирования в фондовый рынок. При этом граждане, как и у нас, не знали, что такое фондовый рынок или инвестиции. У нас инвестирование со стороны населения ограничивается в основном покупкой валюты, в лучшем случае в банке. При выборе государственной компании денежные средства перейдут под управление государства. Там возможности для инвестирования очень ограниченны, поскольку инструмент только один — Внешэкономбанк. Выбор частной компании — это как раз инвестирование, это реальные деньги, которые будут работать в рыночной экономике. Когда государство покупает государственные же ценные бумаги, то инвестирования не происходит. Денежные средства, вложенные частными управляющими компаниями в крупнейшие российские предприятия — «голубые фишки», — в корне меняют ситуацию. Это те инвестиции, которые мы ждем из-за рубежа; в это же время у нас самих есть внутренние ресурсы. Поэтому очень хотелось бы, чтобы граждане участвовали в этом процессе. Хотя для нас это не основной источник прибыли.

— А каковы прогнозы относительно этого нового для вас вида бизнеса?

— По мнению специалистов, в первые 3-4 года не более 5-7% граждан доверят свои деньги негосударственным компаниям. В таком случае этот бизнес, конечно, сначала будет убыточным. Но есть надежда, что потом сработает своеобразный российский менталитет: люди очень долго принимают решение и ленятся воплощать его в жизнь, но потом появляется какое-то чувство коллективизма. Понадобится, думаю, 2-3 года, чтобы люди оценили преимущества частных компаний. Сроки окупаемости также трудно прогнозировать. В любом случае для нашей компании это не единственный бизнес, поэтому мы можем позволить себе работать на будущее даже почти бесплатно.

Лицензия ФКЦБ РФ N21-000-1-00022 от 23.09.97

 

На правах рекламы


Comments are closed.

Так же в номере