Главная » Политика » «Прикормка плотвы или все на выборы!»

«Прикормка плотвы или все на выборы!»

Политолог, член Совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте РФ Дмитрий Орешкин о предстоящих выборах.

— В стране сегодня сохраняется политическая стабильность, будущее кажется предсказуемым. Тем не менее, из опыта общения со многими людьми из разных социальных страт и разных политических лагерей возникает ощущение, что люди ждут перемен. Никто точно не знает, в чем они будут состоять, но ожидание есть. На ваш взгляд эти ожидания обоснованы?

— У меня тоже такое ощущение. Система, которая выстраивалась последнее десятилетие, похоже, начинает рушиться. На мой взгляд, заканчивается период «путинского консенсуса элит». В свое время создание такого консенсуса было большим достижением Путина. Он сумел убедить российские элиты, в том числе и региональные, что при создаваемой им системе «управляемой демократии», им будет лучше. И в своем большинстве бывшие представители советской номенклатуры согласились, что при рыночной экономике им жить будет очень комфортно. Путин всем дал по куску. Но капитализм они сформировали соответствующий – номенклатурный. И это была, возможно, неизбежная плата за стабильность при переходе от одной общественной системы к другой.

Но срок жизни этой, окончательно сложившейся при Путине, модели рыночной экономики заканчивается. Номенклатурный капитализм, как и номенклатурный социализм, не способен к динамичному развитию. Наша сырьевая экономика оставляет все меньше возможностей удовлетворения растущих аппетитов размножающихся элитных групп. И они вынуждены бороться за сужающуюся поляну ресурсов. Если при Ельцине федеральный центр забирал 50 % налогов, то сейчас уже 60. При этом количество денег в карманах региональных элит тоже перестало расти, экономика уже не развивается прежними темпами, а в кризис серьезно сжалась. Это касается и всего населения. В большинстве семей доходы не увеличиваются, а либо стагнируют, либо сокращаются. А цены и тарифы растут. А значит, растет и недовольство.

В этих условиях правящие слои начинают чувствовать себя неуютно. И региональные элиты вежливо, но настойчиво начинают формулировать претензии к центру, центр адресует свои претензии бизнесу, требуя от него «большей социальной ответственности». Бизнес постоянно жалуется на все возрастающее давление и нагрузку. Медийные элиты тоже выражают недовольство политическим контролем, им надоело ходить по линейке, да и рейтинги падают и так далее. Все недовольны. И это можно подтвердить данными социологических исследований, например, проведенных Михаилом Афанасьевым. Они показали, что недовольны все: либералы и патриоты, левые и правые и, главное, все группы элит (кроме силовых элит). Причины недовольства называются разные, но само настроение одинаковое. То есть перед нами классический пример резкого сужения социальной базы правящего режима. А это значит, что перемены будут. Другой вопрос, каков будет их масштаб и вектор.

— Давайте теперь о злобе дня. А конкретно о выборах в Государственную Думу. Есть такая точка зрения, что Дума уже превратилась из законодательного органа власти фактически в законосовещательный, который ничего не решает. А значит и выборы в него важны только с точки зрения подготовки к другим более важным выборам – президентским. Вы согласны с подобными утверждениями?

— Не совсем. Да, выборы нечестные, непрозрачные и т.д. Я мог бы целый час жестко, но обосновано критиковать наши выборы. Но при этом я всегда говорю, что выборы вещь полезная. Это способ коммуникации между властью и народом, вне зависимости даже от степени честности самих выборов. Вспомним, что даже в советское время, когда при выборах выбора не было вообще, перед голосованием клали асфальт, ремонтировали систему ЖКХ и т.д. То есть, польза от выборов людям все же была. Тем более, есть она и сейчас. И время выборов надо использовать хотя бы с точки зрения получения людьми каких-то чисто практических выгод. И «раздача слонов» избирателям уже началась, ведь власть хочет понравиться народу. А не было бы выборов, не было бы этого желания понравиться. Жили бы как, например, в Северной Корее, радуясь тому, что позволяют иногда увидеть вождя. Поэтому выборы нужны, даже такие, без них точно будет хуже.

— С этим можно согласиться. Но, наверное, должны еще быть мотивы для того, чтобы призывать людей идти на выборы?

— В этом плане очень важно, сколько голосов будет подано за «Единую Россию». Причем не столь важно, сколько будет подано на самом деле, сколько важен официальный результат выборов. На него и будут работать. Ибо, если нужные цифры голосования будут обеспечены, значит, региональные элиты подчиняются центральной власти и уже не важно, как они добились результата. Главное – процесс под контролем.

Но выборы все же важны тем, что заставляют людей хотя бы немного начинать разбираться в политике, узнавать и понимать цену власти и ее обещаниям, приходить к пониманию того, что тобой пытаются манипулировать. Конечно, поведение власти во время избирательной кампании напоминает прикормку плотвы – посыпали корм, рыбки приплыли. Отпала нужда в рыбках – корм давать перестали. Это очень некрасиво. Но, тем не менее, можно сказать – все на выборы!

И вот почему. Власть заинтересована в том, что можно назвать стратегией минимальной явки, то есть чем меньше людей придут на выборы, тем лучше. Есть у нас северокавказские республики и еще ряд регионов, где «неведомыми» нам способами явка составляет свыше 90 процентов, при этом 80 – 90 процентов голосуют за партию власти. И вот такие регионы почти поголовно проголосуют 4 декабря, а в Москве, Питере, Новосибирске и других крупных городах явка может быть незначительной. В крупных мегаполисах тогда проголосуют в основном военные, некоторые категории бюджетников, пациенты больниц и еще ряд категорий населения, чье волеизъявление можно проконтролировать. При таких раскладах «Единая Россия» получит в целом по стране процентов 80, а может и больше. Но когда явка в больших городах будет высокой, такого процента уже не будет.

— А какой процент может быть при таких чудных выборах, но при относительно высокой явке?

— Можно ответить очень просто, арифметически, как мне недавно сказали мои коллеги по работе. Сейчас, когда «Правое дело» не имеет никаких шансов попасть в ГД и «Справедливая Россия» тоже, судя по всему, остается за бортом, можно прогнозировать что в будущей Думе будет три партии. А дальше простой расчет. Допустим, КПРФ выступит удачно, но вряд ли наберет больше 20 процентов, также допустим, что и ЛДПР выступит удачно, то есть наберет 15 процентов, пока, кстати, большинство опросов (ВЦИОМ, ФОМ, Левада-центр) показывают ощутимо меньшие результаты этих партий. Но будем щедрыми. Итак, 20 плюс 15 это 35 процентов. А кому достанутся оставшиеся 65 процентов, то есть практически конституционное большинство? Конечно, «Единой России». Простая арифметика.

Не буду спорить с этими подсчетами. Но отмечу два момента. Чем выше явка, тем ниже будет результат партии власти. И второе, важно не только проголосовать, но и обеспечить контроль за выборами. Тогда, кто знает, и результаты могут быть другими. И в Думе снова может оказаться четыре партии.

— А что вы скажете о перспективе президентских выборов? Ведь в отличие от Думы, пост президента ключевой в нашей стране. Даже говорят, что у нас суперпрезидентская республика.

— Вы уверены?

— Теперь после четырех лет правления Медведева, традиционная уверенность в этом ослабла.

— В том-то и дело. Реальные законы нашей жизни написаны не на бумаге. Примерно также было и во времена, когда главным законом государства была советская конституция. Вот и за последние годы мы убедились, что в стране есть человек, обладающий всей полнотой власти, но этот человек не президент. Но президентские выборы действительно важны, ведь на кону теперь шесть, а точнее даже двенадцать лет. На сегодня с президентскими выборами вроде бы все уже ясно. Интриги не будет. Но вернусь к началу нашего разговора. При этом мне кажется, что серьезные перемены в нашем обществе неотвратимы уже в самое ближайшее время.



Comments are closed.

Так же в номере