Главная » Финансы » Банковский сектор Кузбасса не контролирует региональный рынок

Банковский сектор Кузбасса не контролирует региональный рынок

Особенности «посткризисного» развития финансового сектора Кемеровской области по итогам 2011 года и с начала кризиса

По итогам 2011 года масштабы банковского сектора Кузбасса почти достигли предкризисного уровня. Столь затяжная депрессия была связана не только с его неадекватностью существующему спросу на заемные ресурсы (доля банковского сектора сегодня уже составляет менее 15% в суммарной задолженности региональной экономики), но и с консолидацией активов сетевых банков на балансе «кустовых» филиалов и закрытием 14 региональных филиалов. В результате банковский сектор Кузбасса сегодня контролирует менее половины (48%) регионального кредитного рынка. Сам же он на 80% контролируется государственными банками (Сбербанк, банки ВТБ и ВТБ24, РСХБ, Банк Москвы, ТрансКредитБанк, Связь-банк), что вряд ли будет способствовать развитию конкуренции, которая единственная способна обеспечить доступность банковского кредита всех субъектов экономики.

Банковский сектор Кузбасса в национальном и окружном масштабах

Несмотря на высокий уровень экономического развития, в результате колоссального экспорта региональных активов Кемеровская область «уверенно попала» в число ресурсодефицитных регионов. Поэтому, с точки зрения предприятий и населения Кузбасса, главной функцией его банковского сектора является функция кредитная, а разговор ниже в основном пойдет о его кредитном потенциале. За 2011 год ссудная задолженность по банковскому сектору Кузбасса выросла более чем на 39 млрд (+29%) и превысила 179 млрд рублей. В результате по этому показателю во втором полугодии он уверенно обошел банковский сектор Алтайского края, от которого заметно отставал еще в первом полугодии, и вышел на 4-е место в Сибирском федеральном округе (20-е место среди 80 региональных банковских систем России). «Виной» тому стала невиданная с начала кризиса динамика роста кредитного портфеля во втором полугодии, когда после многолетней депрессии темпы его прироста достигли 50% годовых.

В целом за год на фоне довольно «плавного» развития розничного кредитования (+23% против +33% по банковскому сектору федерального округа и +36% по национальному) главной точкой роста совокупного портфеля банковского сектора Кузбасса стал сегмент предприятий и предпринимателей (+28% против +22% по банковскому сектору СФО и +26% — по РФ). Таким образом, в 2011 году главным драйвером развития регионального банковского сектора стало корпоративное кредитование. По его масштабам он сохранил 4-е место в СФО и 21-е — в России, а по годовому приросту корпоративного портфеля — 4-е место в Сибири и 20-е — в стране. По размерам своего розничного портфеля (61,6 млрд) банковский сектор Кузбасса занял 4-е место в СФО и 20-е — в национальном масштабе, а по его приросту (11,6 млрд) — 4-е в СФО и 21-е — в РФ. Главное же в том, что после трехлетней депрессии к началу 2012 года по номинальному размеру кредитного портфеля банковский сектор Кузбасса все-таки почти «выполз» на докризисный уровень (98% к 01.10.08), хотя на начало 2011 года его портфель составлял лишь 75% от предкризисного.

Группы масштабные и динамические

Для того чтобы выяснить, кто формировал портфель банковского сектора Кемеровской области и решающим образом влиял на его масштабы и тенденции развития, из числа кредитных организаций, его формирующих (8 региональных банков, 10 отделений Сибирского банка Сбербанка России и 19 филиалов 17 инорегиональных банков), мы выделили 21 ведущего оператора (таблица 1). Кредитный портфель Сбербанка и самого небольшого из участников обзора различался в 533 раза, и для облегчения дальнейшего анализа мы разбили участников на «масштабные группы».

К началу 2012 года кредитный портфель банковского сектора Кемеровской области достиг почти 180 млрд рублей, что позволило ему обойти банковский сектор Алтайского края и занять 4-е место в СФО. При этом, кратно превосходя остальных операторов, с портфелем, составившим более 52% регионального, в составе банковского сектора Кемеровской области на звание «крупнейшего» мог рассчитывать лишь Сибирский банк Сбербанка России. Чуть больше половины оставшегося портфеля банковского сектора была сформирована группой из еще пяти примерно сопоставимых операторов (филиалов МДМ Банка, Газпромбанка, РСХБ, регионального Новокузнецкого Муниципального банка, а также филиала Банка ВТБ), которых мы отнесли к категории «средних» региональных кредиторов. В состав этой группы мы также добавили региональный операционный офис Банка ВТБ24 как иллюстрацию «веса» операторов, в состав банковского сектора не входящих и не влияющих на его консолидированные показатели. Портфели остальных участников обзора оказались кратно меньше портфелей «средних», что оставило им место лишь в группе «малых». Добавим, что деление на «средних» и «малых» сделано совершенно волюнтаристски.

Совокупный прирост кредитного портфеля банковского сектора Кузбасса за 2011 год превысил 42,5 млрд рублей. И на 77% весь этот прирост был сформирован всего одним оператором — Сибирским банком Сбербанка России (+33 млрд рублей). На порядок меньшие, но все же весомые приросты также показали филиалы Газпромбанка (+4 млрд), ТрансКредитБанка (+2,4 млрд), регионального операционного офиса Банка ВТБ24 (+2,2 млрд), регионального филиала РСХБ (+1,9 млрд) и региональный Новокузнецкий Муниципальный банк (+1,7 млрд рублей).

Темпы же прироста кредитного портфеля банковского сектора за 2011 год достигли 31%, и всех операторов с большими темпами мы выделили в динамическую группу «агрессивных» кредиторов. Их оказалось почти половина от числа участников обзора. При этом семь операторов с темпами прироста портфеля ниже средних, но выше официальных темпов инфляции попали в динамическую группу «консервативных», а четыре оператора с худшей динамикой оказались в группе «депрессивных» кредиторов (таблица 2).

Сегменты и сегментные лидеры

Совокупный портфель банковского сектора федерального округа преимущественно складывался из кредитов, выданных предприятиям (61%) и населению (более 34%). При этом портфель кредитов частным предпринимателям составил всего 2,2%, а портфель МБК — 2,1%. Таким образом, их следует признать ничтожными. Еще более ничтожной оказалась доля приобретенных прав требования (0,2%).

На первый взгляд, для крупнейшей экономики федерального округа важнейшим из сегментов кредитного рынка должен быть сегмент «корпоративный», и в 2011 году именно он стал самым растущим сегментом кредитного портфеля банковского сектора. Портфель кредитов предприятиям вырос на 28 млрд и достиг почти 110 млрд рублей. Однако если рассматривать динамику корпоративного портфеля с начала кризиса (диаграмма 3), бросается в глаза его выраженная депрессивная динамика. К IV кварталу 2010 года он составлял менее 79% от докризисного уровня, а 2011 год он начал с уровня в 81% от докризисного. Худшую динамику корпоративного портфеля в СФО можно, пожалуй, было наблюдать лишь в банковском секторе Омской области.

По итогам 2011 года более половины портфеля кредитов кемеровским предприятиям сформировал Сибирский банк Сбербанка России. Значительные портфели корпоративных кредитов также создали кемеровские филиалы Газпромбанка, Банка ВТБ, РСХБ, МДМ Банка, а также региональный Новокузнецкий Муниципальный банк (таблица 3). Портфели кредитов предприятиям у остальных операторов оказались кратно меньше, а Банк Кузбасса не кредитовал предприятия вовсе.

Годовые темпы прироста корпоративного портфеля банковского сектора Кузбасса достигли 34%, и по этому показателю он стал едва ли не самым динамичным в федеральном округе. Быстрее кредитование предприятий развивал разве что банковский сектор Иркутской области. Решающую роль в такой динамике корпоративного портфеля сыграл Сибирский банк Сбербанка, прирост которого составил 85% прироста портфеля кредитов предприятиям по региональному банковскому сектору. Существенный вклад в этот прирост также внесли филиалы Газпромбанка (+3,4 млрд), ТрансКредитБанка (1,4 млрд), МДМ Банка (+965 млн), РСХБ (+850 млн) и начавшего с нуля нового филиала Связь-банка (+847 млн рублей), который и стал абсолютным лидером по темпам прироста. Великолепную динамику годового прироста корпоративного портфеля также продемонстрировали филиалы Банка «Агропромкредит» (в 6,4 раза) и ТрансКредитБанка (почти вчетверо), а также местный «НОВОКИБ» (в 2,7 раза). Нельзя также не отметить и экстраординарные темпы прироста регионального корпоративного портфеля Сибирского банка Сбербанка России (+73%). К сожалению, шесть из 21 участника обзора теряли свой корпоративный портфель (таблица 3).

Как мы упоминали, портфель кредитов частным предпринимателям (ПБОЮЛ) можно смело считать ничтожным, и рэнкинг ведущих «предпринимательских» кредиторов (таблица 4) мы приводим лишь в качестве индикатора отношения кемеровских операторов к кредитованию малого бизнеса. Существенный портфель кредитов предпринимателям из числа участников обзора сформировали лишь Сибирский банк Сбербанка России (почти 2,1 млрд рублей или более 52% регионального портфеля), филиал РСХБ, региональный операционный офис Банка ВТБ24, а также филиалы УРАЛСИБа и МДМ Банка. Портфели остальных операторов были кратно меньше, а 10 из 21 участников обзора предпринимателей практически не кредитовали. Таким образом, за банковским кредитом субъектам малого бизнеса (в том числе частным предпринимателям) имеет смысл обращаться, пожалуй, лишь к названным операторам, в региональные офисы Банка «Интеза», в состав банковского сектора не входящего, а также в филиалы Банка Москвы и ТрансКредитБанка, малый бизнес в 2011 году начавшего кредитовать.

Гораздо лучше «предпринимательского» сегмента выглядел сегмент розничного кредитования, большую часть портфеля которого, кроме Сбербанка (почти 3/5 регионального портфеля), формировали не входящий в состав банковского сектора региональный операционный офис Банка ВТБ24, филиалы МДМ Банка, УРАЛСИБа, РСХБ, Банка Москвы и ТрансКредитБанка (таблица 5). При этом Сбербанк сформировал и 4/5 всего его годового прироста. Кроме него и не входящего в состав банковского сектора регионального офиса Банка ВТБ24 (+2,3 млрд), заметные приросты розничного портфеля смогли обеспечить лишь филиалы РСХБ (+1,1 млрд), ТрансКредитБанка (+946 млн), Газпромбанка (+605 млн) и УРАЛСИБа (+406 млн рублей).

Отметим, что розничный портфель банковского сектора «покрывал» лишь 60% регионального розничного рынка. Кроме не входящего в состав банковского сектора регионального офиса Банка ВТБ24, его «непокрытую» часть контролируют и другие кредиторы, не имеющие подразделений в регионе. Прежде всего это специализированные розничные «Русский Стандарт», ХКФ, Восточный Экспресс Банк, ОТП Банк, «Кредит Европа», «Русфинанс», Росевробанк, РГС Банк, «Юниаструм» и другие «удаленные» операторы.

Насколько же адекватен кредитный потенциал банковского сектора существующему спросу со стороны крупнейшей в федеральном округе экономики и населения Кузбасса? Очевидно, неадекватен вовсе. Достаточно сказать, что к началу 2012 года портфель регионального банковского сектора «покрывал» лишь 44% банковской задолженности кемеровских предприятий и предпринимателей, а его розничный портфель — лишь 60% задолженности его населения. При этом сама задолженность региональных предприятий перед банками составляет не более трети их суммарной задолженности. Исчерпывающий же ответ на вопрос, почему так произошло, Вы найдете ниже — в главе «Консолидация активов».

Масштабы экономики и ее финансы

Наряду с Красноярским краем по уровню экономического развития Кемеровская область является одним из безусловных лидеров в Сибири. В особых доказательствах это не нуждается. За 2011 год оборот кемеровских предприятий превысил 1 трлн 821 млрд рублей (+23% к 2010 году), и Кузбасс вновь «догнал» традиционного окружного лидера — Красноярский край (1 трлн 831 млрд рублей). Главным фактором, предопределившим выдающийся уровень развития экономики этих двух ключевых регионов, является промышленное производство. По его годовому обороту за 2011 год Кемеровская область и Красноярский край (1 трлн 42 млрд и 1 трлн 40 млрд рублей соответственно) кратно превосходили другие регионы Сибирского федерального округа: почти вдвое – Иркутскую область, более чем втрое — Новосибирскую.

Богатые запасы полезных ископаемых, развитая добывающая и перерабатывающая промышленность заложили и главные особенности современного развития этих регионов. Прежде всего, это ориентация на внешний рынок и высокая вовлеченность «регионообразующих» предприятий в вертикально-интегрированные холдинги национального и транснационального масштаба. Сильная зависимость от мирового рынка предопределила как более широкие возможности этих регионов в периоды его благополучного развития, так и значительнее риски, связанные с низкой диверсификацией региональной экономики и относительно слабым развитием малого и среднего регионального бизнеса (МСБ) в периоды мировой рецессии.

Для того чтобы приблизительно оценить уровень развития предпринимательства в отсутствие статистики по доле МСБ в региональном обороте, проще всего обратиться к портфелю кредитов, выданных его субъектам. Хотя Кемеровская область стала абсолютным лидером в СФО по сумме кредитов, выданных региональным предприятиям, которая к началу 2012 года достигла почти 260 млрд рублей, по размеру портфеля кредитов региональному МСБ (43 млрд) Кузбасс заметно уступал и Алтайскому краю (78 млрд), и Новосибирской области (65 млрд), и Красноярскому краю (58 млрд рублей). По доле же на корпоративном сегменте регионального кредитного рынка (16,6%) сегмент малого и среднего регионального бизнеса Кузбасса можно отнести к наименее развитым в Сибири. Достаточно сказать, что, по нашим оценкам, его роль в экономике региона чуть ли не вчетверо меньше роли МСБ в экономике Алтайского края, доля которого в суммарной задолженности алтайских предприятий превысила 63%, и почти вдвое — роли МСБ в экономике всего СФО (31%).

Как показали 2008-2009 годы, в условиях резкого сжатия спроса на продукцию базовых предприятий Кузбасса на мировом рынке неразвитость регионального МСБ и внутреннего спроса вполне способна «обеспечить» драматический спад в региональной экономике. В благоприятные же периоды можно, напротив, наблюдать быстрый рост регионального оборота, обеспеченный крупной промышленностью. Впрочем, зачастую этот рост номинального оборота связан не с увеличением объемов реального производства, а раскруткой цен производителей.

По нашим оценкам, в 2011 году до 35% промышленной продукции Кузбасса было направлено на экспорт (в добывающей отрасли — до 46%). Столь высокая степень вовлеченности экономики региона в экономику глобальную предопределила ее очень сильную зависимость от конъюнктуры цен на уголь и металл. И в очередной раз достигнутый в 2011 году рекордный объем промышленного производства в немалой степени объяснялся опережающим ростом цен производителей промышленной продукции (диаграмма 1). Такого роста цен производителей с 2010 года не было в экономике ни одного из регионов СФО. Вслед за падением индекса цен производителей промышленной продукции в 2009 году, в период быстрого восстановления спроса на уголь и металлы на мировом рынке в 2010 и 2011 годах, цены производителей промышленной продукции пошли в галоп (диаграмма 1).

Этим и объяснялся весь фантастический рост номинального оборота в добывающей (+35%) и обрабатывающей (+34%) промышленности Кузбасса в 2010 году. Однако на фоне номинального роста оборота промышленного производства в Кузбассе его индекс деградировал с весны 2010 года вплоть до апреля 2011 года. Впрочем, в разгар очередного «угольного дефицита» на мировом рынке с мая 2011 года можно было наблюдать довольно быстрое его восстановление. В результате к декабрю он вплотную «подтянулся» к средним показателям по России и СФО (диаграмма 2).

Однако рост этот во многом был ситуативным. С весны до осени 2011 года рост спроса на уголь и его цен на мировом рынке был во многом продиктован дефицитом, вызванным катастрофическим наводнением в Австралии. Однако уже с IV квартала 2011 года на первый план стало выходить падение спроса вследствие экономического спада в Европе и всей мировой экономике. Это немедленно повлекло снижение цен кемеровских производителей (диаграмма 1), индекс которых с октября по декабрь упал со 123% до 117%, и на замедление темпов промышленного производства (диаграмма 2). Тем не менее, рост объемов производства, вызванных растущим спросом на мировом рынке и уже привычным галопом цен производителей за первые 9 месяцев 2011 года, успел «обеспечить» 34-процентный годовой прирост объемов производства в добывающей и 25-процентный — в обрабатывающей промышленности, львиную долю оборота которой формировала экспорториентированная металлургия.

Казалось, такие масштабы экономики, а значит, и спрос на заемные ресурсы, просто неизбежно должны стимулировать региональный банковский сектор. Однако в действительности все произошло наоборот. По размерам своего кредитного портфеля банковский сектор Кузбасса сегодня занимает лишь 4-е место в Сибири, более чем втрое уступая банковскому сектору Новосибирской области, а динамика развития и размеры его корпоративного портфеля вообще никак не соотносится с динамикой и масштабами работающих активов (диаграммы 3 и 4).

Такое положение сложилось в результате специфичной структуры самой кемеровской экономики, львиную долю которой формируют дочерние предприятия вертикально-интегрированных холдингов национального и международного масштаба, почти не нуждающихся в кредитах, которые мог бы обеспечить региональный банковский сектор. И если доля последнего в суммарной задолженности кемеровских предприятий в начале острой фазы кризиса (IV квартал 2008 года) составляла 26%, то к началу 2012 года — «сползла» до 15%. Сегодня в качестве источников финансирования оборотных активов (диаграмма 4) явно большую роль играют кредиты банков, не входящих в состав регионального банковского сектора (20%), «прочие займы», предоставленные «вышестоящими организациями», то есть головными офисами холдингов, работающих в регионе (21%), и, наконец, кредиторская задолженность перед поставщиками и бюджетом (44%).

Так нужен ли банковский кредит экономике Кузбасса? Безусловно. Он жизненно необходим для ее диверсификации через развитие предпринимательства, то есть малого и среднего регионального бизнеса, который единственно способен «поднять» внутренний рынок и качественно повысить устойчивость региональной экономики в периоды нестабильности. Именно МСБ должен решить проблему занятости в многочисленных моногородах, население которых потеряло работу в результате кризиса и реструктуризации угольной отрасли (закрытия к началу нулевых годов около двухсот шахт, полутора десятков угольных разрезов и двукратного сокращения числа занятых в отрасли). Пока же масштабы регионального МСБ просто несопоставимы с масштабами крупного бизнеса, а единственным для него реальным шансом (при сохранении государственного софинансирования процентных ставок) является банковский кредит.

Ресурсная база

Ресурсная база банковского сектора Кузбасса сформирована исключительно за счет местных источников ресурсов. При этом узость «адекватного» рынка заемщиков, представленного населением и МСБ, такова, что он не может переварить даже те скромные ресурсы, которые привлечены на его территории. В результате сальдо по межфилиальным расчетам регионального банковского сектора на протяжении многих лет остается активным, то есть кемеровские филиалы большинства иногородних банков попросту передают «избыточную» ликвидность своим головным банкам.

Поскольку настоящий обзор посвящен особенностям развития региональных финансов и активным операциям банковского сектора, а местный же ресурсный рынок неожиданностей просто не сулит, мы не будем подробно останавливаться на успехах и неудачах отдельных операторов по привлечению вкладов (таблица 6), средств местных предприятий (таблица 7) и на межрегиональных трансфертах, поступивших в банковский сектор нетто (таблица 8). Заметим лишь, что подавляющим превосходством в привлечении местных ресурсов обладает Сибирский банк Сбербанка России. Он же остается и главным каналом «утечки» средств, привлеченных на территории региона. Немногочисленными же «донорами» для Кузбасса являются не водящий в состав регионального банковского сектора Банк ВТБ24, а также Газпромбанк, РСХБ, банки ВТБ и «Агропромкредит». Главный же вклад в уменьшение оттока средств из банковского сектора Кузбасса в 2011 году внес Сбербанк России, сокративший активное сальдо по межфилиальным расчетам на 3 млрд 400 млн рублей (таблица 8).

Консолидация и ее последствия

Хотя оборот кемеровской экономики за 2011 год в полтора раза превосходил оборот экономики новосибирской (1 трлн 821 млрд против 1 трлн 266 млрд рублей), а задолженность кемеровских предприятий перед банками (около 260 млрд) была явно больше задолженности новосибирских предприятий (199 млрд рублей), корпоративный портфель банковского сектора Кузбасса (с учетом кредитов предпринимателям, органам власти и небанковским финансовым организациям) оказался едва ли не втрое меньше корпоративного портфеля банковского сектора Новосибирской области (114 млрд против 311 млрд рублей). Таким образом, по итогам 2011 года задолженность предприятий Кузбасса перед банками была покрыта региональным банковским сектором менее чем наполовину, тогда как корпоративный портфель банковского сектора Новосибирской области почти на 100 млрд рублей (на 50%) превосходил задолженность новосибирских предприятий.

«Неадекватность» банковского сектора Кузбасса реальным масштабам регионального кредитного рынка выглядит просто вопиющей.

Так, портфель кредитов, выданных банковским сектором предприятиям и предпринимателям по итогам 2011 года, составил всего 44% от всей их задолженности перед банками (114 млрд против 260 млрд рублей), а его розничный портфель составлял лишь 3/5 от задолженности населения (диаграмма 5).

Такое несоответствие сложилось в ходе консолидации банковских активов. Этот процесс в Сибири начался в 2008 году интенсивно шел на всем протяжении кризиса (и идет до сих пор). И если перед началом его острой фазы (на 01.10.08) в области было зарегистрировано 33 филиала 28 других иногородних кредитных организаций, то к началу 2012 года в него входили всего 19 филиалов 17 инорегиональных банков.

Столь масштабное сокращение числа филиалов большей частью стало следствием не ликвидации кредитных организаций (за время кризиса была отозвана лицензия лишь у АКБ МЗБ), а новой концепции регионального развития сетевых банков. Эта концепция состоит в консолидации региональных активов на балансе «кустовых» филиалов, в основном расположенных в административном центре округа (банки «Абсолют», ВТБ24, «Интеза», РГС (бывший Русь-банк), СОБИНБАНК, Альфа-банк, Райффайзенбанк, Промсвязьбанк) и Красноярске (РОСБАНК и Восточный экспресс банк), с преобразованием большинства сибирских филиалов в их дополнительные офисы (кредитно-кассовые или операционные). В результате обороты закрытых филиалов «покинули» банковского сектора Кузбасса, «перейдя» на баланс банковского сектора Новосибирска или Красноярска — по месту прописки «кустовых» филиалов, а также на баланс некоторых головных банков (Альфа-банк). В результате к началу 2012 года портфель банковского сектора Кузбасса сделался «категорически» неадекватен региональному кредитному рынку (диаграмма 6).

Результат

Поскольку прибыль напрямую зависит от размера создаваемых резервов на возможные потери по ссудам и обязательствам кредитного характера, которую кредитные организации вынуждены формировать под проблемные кредиты, равно как и от их «роспуска», в качестве критерия эффективности вложений мы выбрали не прибыль, а синтетический показатель «прибыль + прирост резервов», который, по сути, представляет собой прибыль до формирования последних (таблица 9). Как и следовало ожидать, самым прибыльным участником обзора стал его крупнейший оператор — Сибирский банк Сбербанка России, кратно превосходящий остальных участников по размерам прибыли, заработанной им до налогообложения. Вполне достойный финансовый результат также показали филиалы Банка ВТБ, РСХБ, Газпромбанка, УРАЛСИБа, а за счет роспуска резервов — и филиал Банка Москвы.

Итого

Бросается в глаза разительное несоответствие самих масштабов финансового сектора масштабам «реальной» (нефинансовой) экономики. На самом деле в регионе реально сосуществуют две принципиально разные экономики — кластер крупнейших предприятий, входящих в вертикально интегрированные холдинги национального и транснационального масштаба, и сектор регионального малого и среднего бизнеса. Первая работает на национальный и глобальный рынок, вторая — на рынок внутри- и межрегиональный. Первую, по большому счету, не слишком заботит благосостояние населения Кузбасса, а региональный финансовый сектор в качестве кредитора ей попросту не нужен. Вторая кровно заинтересована в развитии внутреннего спроса и росте покупательской способности, а банковский сектор ей жизненно необходим. В силу «естественных» преимуществ первая зачастую способна заменить расширенное воспроизводство банальным раскручиванием цен на свою продукцию. У второй «естественных» преимуществ нет. Лишь реальное развитие и перманентная модернизация в условиях конкуренции дает ей возможность выживать и развивать свой бизнес за счет собственных средств. Что касается будущего, то в условиях стратегической ориентации на внешний, а не на внутренний рынок, без диверсификации и развития регионального МСБ у Кузбасса его нет. Как, видимо, и у всей России.

При подготовке материала использованы данные Банка России (www.cbr.ru) и бюллетени его территориальных управлений, Росстата (www.gks.ru) и территориальных органов государственной статистики, а также первичная отчетность (оборотные ведомости по форме 0409101), любезно предоставленная участниками обзора.



Comments are closed.

Так же в номере