Главная » АПК Алтая » Национальный проект стимулирует интеграцию

Национальный проект стимулирует интеграцию

Реализация национального проекта и краевых целевых программ в сельском хозяйстве подстегнула позитивные тенденции в АПК Алтайского края. Однако, по мнению экспертов, малое число инвестиционных проектов, узкий круг объектов финансирования пока не позволяют говорить об устойчивой тенденции выхода краевого АПК из кризиса.

Начальник ГУСХ Алтайского края Иван Лоор прогнозирует рост привлекательности агропромышленного сектора. Фото Павла ТАРХОВА

Зерновой клин Алтайского края является одним из крупнейших в России. Только зерновыми и зернобобовыми культурами занято более 3,4 млн га, в том числе в сельхозпредприятиях — 2,3 млн га, и свыше 1 млн га в крестьянских (фермерских) хозяйствах (КФХ). Алтай — крупнейший в СФО производитель сельхозпродукции, единственный регион за Уралом, где организованы промышленное производство и переработка сахарной свеклы. Здесь выращивается более 90% маслосемян подсолнечника в Сибири. В общем объеме валового регионального продукта доля сельского хозяйства превышает 20%. Производство на душу населения основных видов сельхозпродукции в крае значительно превышает среднероссийские показатели: по зерну и молоку — в 2,2–2,7 раза, по картофелю и мясу — в 1,8–1,9 раза. Зерно и продукты переработки из края поставляются в регионы РФ, страны ближнего и дальнего зарубежья.

Как рассказал «КС» начальник Главного управления сельского хозяйства Алтайского края Иван Лоор, в рамках выполнения одной из программ национального проекта «Ускоренное развитие животноводства» в 2006–2007 годах планируется, по информации Главного управления сельского хозяйства (ГУСХ) Алтайского края, построить животноводческие комплексы на 3 тыс. и реконструировать — на 15 тыс. голов КРС. (По данным Алтайкрайстата, на 1 октября 2006 года во всех формах хозяйств насчитывалось 924,8 тыс. голов КРС.) В этом проекте участвуют 32 хозяйства: 6 занимаются строительством и 26 — реконструкцией и модернизацией животноводческих комплексов и ферм.

Кредитные ресурсы по проекту «Ускоренное развитие животноводства» получены в объеме 424 млн руб., до конца года планируется освоить еще 581,6 млн. Компенсации из федерального бюджета составят 15,4 млн руб. Основной упор в реализации федеральных проектов делается также на инвестиции в малые формы хозяйствования. По данным ГУСХ, на 10 октября 2006 года банками (Россельхозбанком, Алтайским Сбербанком, Сибирским социальным банком) в рамках раздела нацпроекта АПК, касающегося развития малых форм хозяйствования, выдано более 4 тыс. кредитов на сумму 1,066 млрд руб., в том числе личным подсобным хозяйствам — 375,8 млн руб. (4301 кредит); крестьянским (фермерским) хозяйствам — 683,6 млн руб. (559 кредитов) и сельхозкооперативам — 6,3 млн руб. (2 кредита).

Кроме того, в соответствии с краевой программой «Стабилизация и развитие сельскохозяйственного производства Алтайского края на 2005–2007 годы» господдержка в виде субсидирования направлена на приобретение элитных семян, части стоимости потребления электроэнергии, топлива и минудобрений, всего в этом году — 328,9 млн руб. В 2006 году принят еще ряд краевых законопроектов: по развитию свеклосахарного производства и техническому перевооружению АПК, развитию племенной базы животноводства и поддержке сельхозпроизводства в отдаленных горных районах края. Объем инвестиционных кредитов в этом году превышает уровень прошлого года в 4,5 раза, а в 2002 году — в 26 раз.

Как отмечают специалисты ГУСХ, рост инвестиционной привлекательности сельского хозяйства способствует активизации процесса интеграции: если на начало 2005 года в интегрированные структуры были включены 56 сельхозпредприятий, то по итогам первого полугодия 2006 года — еще 14. Сегодня этими предприятиями обрабатывается более 460 тыс. га пашни (в 2004-м — 370 тыс. га), что составляет 13,5% от общего зернового клина. Они активно занимаются животноводством: за последние полтора года поголовье скота в них увеличилось с 49 тыс. до 67 тыс. голов (около 7% от общего стада КРС). Краевые власти подчеркивают роль холдингов в возрождении АПК края. «У вертикальной интеграции переработчиков есть одно важное стратегическое преимущество: объединившись с хозяйствами и создав гарантированные запасы сырья, переработчики могут «смягчить« вынужденную сезонность в заготовке сельхозпродукции, разрядив напряженную ситуацию с оборотными фондами и непредсказуемым ходом событий на рынке. Основными вариантами интеграции сельскохозяйственных предприятий с пищевыми и перерабатывающими компаниями является создание совместного с организацией-интегратором предприятия с внесением в вклада в уставный капитал имущества сельхозпредприятий, а также поглощение неплатежеспособных хозяйств переработчиком», — считает первый заместитель начальника ГУСХ Владимир Казанин.

В то же время оптимизм краевых властей не в полной мере разделяют эксперты. Генеральный директор ОАО «Мельник» Александр Бедарев согласен с тем, что, благодаря национальному проекту, наметились некоторые позитивные сдвиги в АПК. Это касается прежде всего крупных агрокомплексов. Но, отмечает он, не решена серьезная проблема мелких и средних коллективных хозяйств, которых «насчитываются сотни». Генеральный директор ЗАО «Алейскзернопродукт» Алла Старовойтова заявила «КС», что ожидать моментального эффекта от реализации проектов и программ не приходится. «В частности, что касается вертикально интегрированных структур, то, как правило, ими поглощаются самые слабые хозяйства, а для выхода на порог рентабельности требуется несколько лет». Председатель совета директоров агропромышленной группы «Алтайские закрома» Александр Терновой акцентирует внимание на том, что главная заслуга в отмеченных позитивных изменениях не столько проектов и программ, сколько процесса интеграции, инициированного холдингами. «Кредитные учреждения, участвующие в реализации проектов, предпочитают иметь дело только с надежными клиентами. Агрохолдинги, имеющие, как правило, высоколиквидные залоги, — привлекательный субъект сотрудничества. И поэтому, выдавая кредиты сельхозпроизводителям, интегрированным в холдинги, банкиры получают ликвидные залоги в виде, например, оборудования переработчиков, и в итоге формируется позитивная статистика, о которой рапортуют чиновники», — объяснил Александр Терновой. Генеральный директор ЗАО «Грана» Валерий Гачман отмечает, что с одной стороны произошел существенный рост объемов финансирования благодаря федеральным и краевым программам, с другой — с апреля этого года прекращена программа льготирования процентной ставки по кредитам для закупа зерна на российском рынке. «На фоне декларирования новых проектов прекратилось финансирование самой, на мой взгляд, массовой и действенной программы. На момент объявления президентского проекта залоговой базы у многих сельхозтоваропроизводителей уже не было, и они не смогли принять в нем непосредственное участие. В получении же льготы по ставке рефинансирования по кредитам на пополнение оборотных средств сельхозтоваропрозводителей и на закуп зерна участвовало подавляющее большинство игроков рынка», — сетует Валерий Гачман. Николай Золотухин, председатель аграрного комитета крайсовета, отметив позитивные изменения, заявил, что в целом «уровень поддержки очень мал». По его мнению, не менее важным является то, что «крестьянин должен работать в определенном состоянии рынка, знать ориентировочные цены будущего урожая, прогнозируемый спрос на определенные виды продукции». «Очевидно, что без решения этой проблемы в рамках Сибири и СФО серьезно продвинуть экономическую политику на селе маловероятно. У нас около 70–75% хозяйств не могут оперировать кредитами банков или другими договорными условиями с официальными представителями кредитования, включая и администрации. Эти хозяйства брошены на произвол судьбы и работают по заемным средствам частных инвесторов или переработчиков, главным образом под залог урожая. Без гарантий поддержки ценовых паритетов, создания преференций по отношению к слабым и средним по экономическому состоянию хозяйствам мы далеко не продвинемся. Мы должны на межрегиональном уровне или в рамках субъекта Федерации гарантировать 25–30% реализуемого товарного урожая по минимальным ценам. Допустим, в этом году цена пшеницы III класса составит 3800–4000 руб./т, в феврале уже нужно определить, что минимальная гарантированная цена зерна будет 3800 руб./т, и так далее по всей сельхозпродукции. Таким образом регулируется рынок, несмотря на некоторые неизбежные издержки и даже финансовые потери. Лучше потерять какой-то финансовый ресурс в обмен на регулирование и управление этим процессом. Без внимательной и глубокой поддержки именно со стороны государства сельское хозяйство практически не выживает», — резюмировал Николай Золотухин.

Алексей СКОМОРОХОВ, Барнаул


Comments are closed.

Так же в номере