Главная » Стиль жизни » Реинкарнация рухляди

Реинкарнация рухляди

В подвалах Новосибирского краеведческого музея открылась выставка французского художника Бертрана Плана Bump it! Tour. Для выставки новосибирцы несли в музей предметы старой мебели, утварь и прочий завалявшийся в кладовках и гаражах хлам, а француз из избранной рухляди, компьютера и видеопроектора выстроил две инсталляции, соединив воедино мир аналоговый. Бертран План путешествует по России на автомобиле, создавая подобные экспозиции в крупных городах — старт проекту был дан во Владивостоке, финиш будет в Москве в рамках Биеннале. Едет француз на «Рено», поддерживает его в путешествии и организации выставок организация «Альянс франсез».

Бертран План занимается тем, что при помощи цифровых технологий меняет облик знакомых предметов. Сначала предметы «обесцвечиваются» белой краской, а потом видеопроекция, созданная на основе предварительно сделанных фотографий, возвращает им первозданный, до побелки, вид. Художник занимается этим направлением достаточно давно, и его выставки проходили во многих французских центрах современного искусства, включая парижский центр «Помпиду». Судя по ролику в Интернете, на той выставке предметы меняли цвет и фактуру — стул, например, выглядел то чистопородным красным деревом, то покрывался позолотой. В России, как видим, концепция немного другая — не множественная идентичность, которую может обеспечить материальному миру компьютерная технология, а ностальгические манипуляции с обликом предметов и акцент на зазоре между вещностью и цифрой.

На пресс-конференции Бертран План говорил о том, что технология, которой он пользуется, разработана французскими учеными. Технология однако достаточно проста и доступна практически каждому, имеющему навыки работы в программе обработки изображений и располагающему проектором. Суть проекта все- таки не в технологии, по крайней мере не только в ней, а в тех смыслах, которыми наделяет художник эту технологию, и в эмоциях, которые получившиеся инсталляции вызывают. Эмоции эти очень просты: столы, стулья, радиола и настольная лампа «доикеевского» периода вызывают настоящую ностальгию по материальному миру советской Атлантиды. Тем более что Бертран План умеет эту эмоцию у зрителя выжимать при минимуме подручных средств: чего стоят дамские туфли-лодочки рядом со столом… Без сомнения, подобные эмоции испытывает и сам художник — вся эта советская рухлядь дизайном ничем не отличается от того, что стояло в домах большинства европейцев.

Как часто бывает в случае с современным искусством, внешняя простота и незамысловатость этих инсталляций могут стать неиссякаемым поводом для смыслоизвлечения и рефлексии. Способен ли российский зритель к подобным мозговым усилиям при столкновении с современным искусством, бог весть. Бертран План при этом предпочитает избегать называть себя художником, а свои инсталляции — искусством. В чем есть изрядный резон — наш человек современного искусства (да и любого) не знает и потому боится. А под вывеской демонстрации возможностей компьютерных технологий и научно-технического прогресса, глядишь, и проглотит пилюлю.



Comments are closed.

Так же в номере