Главная » Экономика » Рост объемов на фоне ценового снижения

Рост объемов на фоне ценового снижения

Российский углепром в 2012 году оказался в непростой ситуации: потребление угля на внутреннем рынке по-прежнему сокращается, в мире в первом полугодии цены на «черное золото» упали на четверть. Тем не менее кузбасские горняки продолжают наращивать добычу при том, что и транспортировка твердого топлива, и вопросы промышленной безопасности и экологии требуют все больших затрат.

Добыча угля в I полугодии 2012 года в Кемеровской области составила 94,4 млн тонн — на 3,3% больше, чем за аналогичный период прошлого года. В том числе было добыто 25,5 млн тонн угля коксующихся марок, рост по этому показателю составил 1,2%. Стоит упомянуть, что 2011 год при этом стал рекордным не только для российской, но и для кузбасской угледобычи. В регионе в прошлом году было выдано на-гора 192 млн тонн угля — на 3% больше, чем в 2010 году.

Кто «в плюсе», кто «в минусе»

Прошлый год, по мнению заместителя губернатора Кемеровской области по угольной промышленности и энергетике Андрея Малахова, в отличие от 2008–2010 годов, прошел под знаком стабильности. Отрасль выровняла свои позиции и стала набирать привычные темпы, стабилизировался рынок угля, улучшилась социальная обстановка на предприятиях. Ситуация в 2012 году не столь благоприятная, как в прошлом, однако по показателям добычи «черного золота» наблюдается стабильный рост.

В текущем году в Кузбассе планируется добыть 195 млн тонн угля — рекордный объем за всю историю промышленной угледобычи региона. За семь первых месяцев этого года рост к аналогичному периоду прошлого года составляет уже 4,7%, за январь–июль 2012 года в Кемеровской области было добыто 112,2 млн тонн угля.

Наибольший прирост добычи по итогам января–июля 2012 года, по данным администрации Кемеровской области, показали ОАО «СДС-Уголь» (+2,7 млн тонн к уровню аналогичного периода прошлого года), ОАО «СУЭК-Кузбасс» (+1,3 млн тонн), ООО «УК «Заречная» (+ 867,1 тыс. тонн), ООО «Холдинг «Сибуглемет» (+613,5 тыс. тонн), ЗАО «Стройсервис» (+ 445,4 тыс. тонн).

Значительный рост «СДС-Угля» во многом объясняется покупкой ООО «Шахта «Листвяжная» у ОАО «Белон», входящего в Группу Магнитогорского металлургического комбината. Сделка была завершена 25 марта этого года. Для технологической цепочки Группы «ММК» энергетические угли, добываемые на «Листвяжной», оказались излишними, «Белон» будет развивать сегмент коксующихся углей, а непрофильный актив был продан ОАО «ХК «СДС-Уголь». Объемы добычи «Листвяжной» — до 4 млн тонн энергетических углей в год.

«Кузбассразрезуголь» по итогам семи месяцев добыл 25,2 млн тонн угля, снижение к январю–июлю прошлого года составило почти 696 тыс. тонн. Добыча компанией углей коксующихся марок за первое полугодие составила 2,7 млн тонн — на уровне аналогичного периода 2011 года. В «Кузбассразрезугле» общее снижение объемов добычи объясняют тем, что компания продолжает увеличивать объемы вскрышных работ, готовя задел на перспективу. При этом в сообщении компании отмечается, что план по добыче выполнен на 100%, а с производственными заданиями справились все филиалы компании. Наибольшие же объемы добычи — около половины от общего объема — обеспечили угольные разрезы «Талдинский» и «Бачатский».

Компания «Южный Кузбасс» (входит в ОАО «Мечел-Майнинг») также несколько снизила объемы добычи в этом году, выдав 7,65 млн тонн — на 140,2 тыс. тонн меньше, чем за первые семь месяцев 2011 года. Причин для снижения объемов добычи оказалось несколько. В мае 2011 года шахта «Сибиргинская» работала на полную мощность, а затем была приостановлена из-за самонагревания угля в выработанном пространстве. Запущена вновь «Сибиргинская» была в мае нынешнего года, однако по итогам первого полугодия на полную мощность еще не вышла. Также на шахте им. Ленина в мае прошлого года добыча велась двумя лавами, в первом же полугодии этого года велся плановый перемонтаж комплекса, добыча же велась одной лавой, и то приостанавливалась по решению суда (по материалам Ростехнадзора). Тем не менее аналитики угольного рынка уверены, что «Южный Кузбасс» показал хорошую динамику роста добычи в конце II квартала текущего года.

Если же говорить об ОАО «Распадская», еще не вполне оправившемся от аварии в мае 2010 года, то здесь также произошло незначительное снижение — 1% (I полугодие 2012 года по отношению к I полугодию 2011 года). Основным негативным фактором стала нестабильность спроса на уголь для нужд металлургии внутри России — именно неустойчивый спрос ограничивал объемы производства и продаж угля «Распадской». Тем не менее, во II квартале этого года добыча по всем предприятиям компании выросла на 16% по отношению к I кварталу. С момента запуска лавы 4–9-23 в начале мая добыча на шахте «Распадская» выросла более чем вдвое и составила за июнь 260 тыс. тонн.

Небольшое снижение объемов добычи у одних компаний компенсировалось подъемом у других, что позволяет региону в целом идти в рамках плановых показателей по росту выработки продукции угледобывающей отрасли. По мнению Андрея Малахова, увеличения объемов добычи удается достичь за счет изменения производственной инфраструктуры отрасли, внедрения современного оборудования, ввода в эксплуатацию новых предприятий. Эксперты, кроме того, связывают увеличение угледобычи в конце II – начале III кварталов 2012 года с ростом спроса на данное топливо на внешнем рынке, а также с увеличением запасов угля накануне отопительного сезона.

Неоднозначное затишье

В плане ценовой конъюнктуры 2012 год стал для угольных компаний, работающих в Кузбассе, далеко не самым благоприятным, и уж точно гораздо менее удачным, чем 2011 год, когда были достигнуты рекорды не только по добыче, но также по отгрузке и экспорту твердого топлива. В сегменте коксующихся углей год назад наблюдался дефицит в связи с наводнением в Австралии, соответственно, росли цены на эту продукцию на мировых рынках. Цены на энергетические угли оставались стабильными, закрепившись на уровне, достигнутом во время роста в конце 2010 года.

В первом полугодии текущего года стоимость российского коксующегося угля на мировом рынке упала со $160 в начале года до $120 к его середине. Средняя цена российских энергетических углей на внешних рынках, по данным Минэнерго, с сентября 2011 по май 2012 года снизилась со $119 до $89. Для кузбасских угольщиков такое изменение ценовой конъюнктуры на мировых рынках особенно актуально потому, что Кемеровская область обеспечивает около 80% российского экспорта угля. А по материалам ЦДУ ТЭК, общие поставки российских углей с начала года по июль выросли на 2,6% — до 178 млн тонн (при добыче 195,05 млн тонн), в том числе на экспорт — на 14%, до 71,874 млн тонн.

Правда, аналитики говорят о том, что средние цены за первое полугодие 2012 года все равно сопоставимы со средней стоимостью угля в 2010 году. Другое дело, что за прошедшие два года различные составляющие затрат в себестоимости добычи и транспорта угля заметно выросли. К тому же в начале III квартала появились факторы, способные немного поднять мировые цены как минимум на коксующиеся угли.

При этом и сами угольщики, и правительственные чиновники, и эксперты рынка признают, что сегодняшнее соотношение внутреннего и мирового рынков сбыта угольной продукции неблагоприятно для российских угольщиков. За последние два десятилетия это соотношение значительно поменялось. Если в 1990 году внутреннее потребление российских углей составляло 323 млн тонн, а поставки на экспорт — 52 млн тонн, то из отгруженных отечественной угольной промышленностью 308,7 млн тонн на экспорт было направлено уже в два раза больше, чем в 1990 году.

Руководители угольных компаний полагают, что это ставит отечественную угольную промышленность в достаточно уязвимое положение: резерва роста внутренней базы потребления практически нет, тогда как конкуренция на внешних рынках становится все более острой. Обострение конкуренции связано со спадом энергопотребления в Европе, которая является основным потребителем российских энергоресурсов, развитием процесса глобализации рынка природного газа и перспективой обострения конкуренции на азиатских рынках. Чтобы сохранить свои позиции на мировом угольном рынке, российским угольным компаниям следует менять соотношение поставок на Запад и на Восток, — полагают в Правительстве РФ.

Согласно данным, озвученным главой Минэнерго Александром Новаком на августовском совещании по проблемам развития российской угольной промышленности, которое проводил в Ленинске-Кузнецком премьер-министр Дмитрий Медведев, в 2011 году экспорт российского угля в западном направлении (атлантический рынок) составил 79 млн тонн, а в восточном направлении (Азиатско-Тихоокеанский регион) — 32 млн тонн. При этом министр энергетики отметил, что к 2030 году ожидается незначительное увеличение поставок на атлантический рынок — рост должен составить 6 млн тонн.

В этой ситуации особенно актуальной становится реализация угольной продукции на азиатско-тихоокеанском рынке. Наибольший спрос на уголь в этом направлении, по мнению чиновника, наблюдается со стороны Китая, Японии, Южной Кореи, Тайваня, Вьетнама. По данным компании «МакКинзи», к 2020 году в странах АТР спрос на импорт угля вырастет в два раза по сравнению с нынешним, или на 550–560 млн тонн в год. И дополнительные 50 млн тонн угля в год (по отношению к нынешним объемам), которые к 2030 году Россия планирует направлять на экспорт для азиатско-тихоокеанского рынка, могут быть достаточно конкурентоспособными. Пока же доля российского угля на рынке АТР составляет всего 4%.

Пока же (по итогам января — июля 2012 года) на восточные рынки было экспортировано 9,034 млн тонн российского угля (12,5% от общего объема экспорта в указанный период). Рост к аналогичному периоду 2011 года составил 1,388 млн тонн.

Объемы и направления

О том, что угольщикам необходимо увеличивать поставки продукции не на Запад, а на Восток, сами руководители угольных компаний начали говорить еще накануне кризиса 2008 года. Гендиректор ЗАО «Распадская угольная компания» Геннадий Козовой в качестве основного тормоза для переориентации на рынок АТР отмечал, мягко говоря, недостаточно развитую транспортную инфраструктуру для данного направления. Эксперты согласны с тем, что растущая зависимость России от экспорта сырья обуславливает необходимость своевременной реакции на данные стремительно развивающиеся тенденции не только крупнейших игроков угольной промышленности, но и государства.

Тем более, что в соответствии с программой развития российской угольной отрасли до 2030 года, принятой в январе этого года, только в Кузбассе должны быть построены еще 38 новых предприятий углепрома. Чтобы обеспечить стабильный сбыт, а значит, и нормальное развитие для запланированных предприятий, жизненно необходимо строительство новых путей, расширение железнодорожной инфраструктуры, портовых мощностей и оптимизации перевозок.

Кстати говоря, перевозки кузбасского угля по железной дороге год от года растут — 2011 год, по данным ОАО «РЖД», стал рекордным в этом отношении. Так, в прошлом году объемы погрузки угля в Кемеровской области составили 186,7 млн тонн, что является рекордным уровнем за всю историю существования российских железных дорог. А за первое полугодие 2012 года каменного угля из Кузбасса железнодорожным транспортом было отправлено 94,4 млн тонн, что на 1,7% больше, чем в аналогичный период прошлого года. Среднесуточная отгрузка составила 7,5 тыс. вагонов с углем. Вместе с тем проблем, связанных с железнодорожной транспортировкой «черного золота», в нынешнем году меньше не стало.

Несколько сместились акценты, но взаимные претензии угольщиков, властей и железнодорожников друг к другу остались, хотя по ключевым вопросам договоренности были достигнуты. Если в прежние годы железнодорожную транспортировку угля из Кузбасса тормозили нехватка вагонов и нескоординированность действий транспортных компаний, то в нынешнем году в связи со снижением цен на уголь на мировых рынках на первый план вышел тарифный вопрос.

Угольная отрасль, по словам главы Минэнерго Александра Новака, является специфичной, в ее структуре затрат высока транспортная составляющая. Для углей энергетических марок доля таких затрат составляет 50%, для коксующихся углей — более 30%. Это существенно больше, чем в нефтяной отрасли (затраты на транспорт — 10% себестоимости продукции с учетом издержек, связанных с реализацией и с перевалкой в портах), алюминиевой промышленности (10–20%) и металлургии (чуть меньше 20%). «Поэтому, конечно же, серьезное влияние оказывает рост тарифов и в целом на структуру, на спрос, на возможности производства и реализации продукции», — отметил министр энергетики.

Собственно, еще накануне недавнего визита главы Российского правительства в Кемеровскую область кузбасский губернатор Аман Тулеев заявлял о том, что на региональном уровне разрешить сложившуюся ситуацию крайне сложно — Кузбасс в одиночку просто не справится с падением мировых цен на экспортные грузы, в числе которых металлы и уголь. Цены на уголь в I полугодии 2012 года на мировом рынке упали практически на 40% к уровню прошлого года, а с учетом транспортных затрат угольщикам приходится продавать свою продукцию чуть ли не ниже ее себестоимости. «Если в ближайшее время не решить эту проблему, то угольщики и железнодорожники по финансовым причинам замедлят развитие подъездных промышленных и магистральных станций, общих подъездных путей и парков, — полагает Аман Тулеев. — Встать может и расшивка проблемных мест на сети. А это совсем не вписывается в долгосрочные стратегии развития ни угольной промышленности, ни ОАО «РЖД»».

По мнению генерального директора ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» Владимира Рашевского, для всей угольной отрасли крайне важен вопрос долгосрочной предсказуемости железнодорожных тарифов. В частности, от этого зависит реализация многих отраслевых инвестиционных проектов, крайне чувствительных к уровню затрат на транспортировку в конечной стоимости продукции. Да и по мнению большинства других участников совещания «О мерах по развитию угольной промышленности», переход на принципы долгосрочного тарифного регулирования в целом позитивно сказался бы не только на экономике угольной отрасли, но и на реальном секторе экономики в целом.

Пока что сдвигом в тарифном вопросе можно считать факт, озвученный Александром Новаком на совещании в Ленинске-Кузнецком. В частности, представители Минэнерго, Минэкономразвития, ФСТ, Минтранса и угольных компаний совместно рассмотрели вопросы, связанные с тарифообразованием. В ходе переговоров были проработаны варианты, которые могут быть предложены для реализации и которые позволили бы ОАО «РЖД» иметь возможность дифференцировать свою транспортную составляющую между отраслями и внутри прейскуранта. Министр энергетики предложил главе правительства РФ дать такое поручение Министерству экономического развития, Федеральной службе по тарифам, Министерству транспорта совместно с Минэнерго рассмотреть вопрос тарифов на грузовые перевозки, чтобы дать возможность маневра по тарифу на составляющую в транспортировке угля.

Аргументы представителей железной дороги, прозвучавшие на совещании, оказались, как и у угольщиков, вполне традиционными. По словам первого вице-президента ОАО «РЖД» Вадима Морозова, для реализации железнодорожных инфраструктурных проектов также нужны средства, тарифы при этом — одна из статей «бюджета» на проекты. Стоит упомянуть, что каждая четвертая тонна грузов, перевозимых по железной дороге, — это уголь. По данным Вадима Морозова, уже к 2020 году объемы перевозок угля по БАМу увеличатся в два раза, по участку от Комсомольска-на-Амуре до Ванино — в четыре раза. Структурное развитие этих и других «узких мест» (Транссиб, подходы к портам Комсомольск-Сортировочный, Совгавань, порты в Находке и Владивостоке) заложено в программу развития железных дорог. И необходимы средства на реализацию этих проектов, тогда как семипроцентного роста тарифов на железнодорожные грузоперевозки, уже определенного на 2013 год, по мнению замглавы РЖД, недостаточно для инвестирования в данные проекты.

Теперь угольщикам, железнодорожникам и представителям всех профильных министерств Российского правительства предстоит определиться в вопросе — как перекроить тарифы так, чтобы и угольная отрасль не осталась нерентабельной, и чтобы были средства на развитие железнодорожной сети. Также сторонам предстоит совместно проработать и другие вопросы, касающиеся угольной логистики: оптимизация использования вагонного парка, увеличение скорости оборачиваемости вагонов, в том числе и грузовых перевозок.

Однако, похоже, урегулирование всех транспортных вопросов займет еще достаточно длительное время. Но без их решения ни о каком дальнейшем развитии угольной отрасли Кузбасса говорить не приходится.



Comments are closed.

Так же в номере