Главная » Экономика » Бремя строить: лидеры отрасли ждут поддержки

Бремя строить: лидеры отрасли ждут поддержки

Редакция газеты «Континент Сибирь», портала ksonline.ru совместно с министерством строительства и ЖКХ Новосибирской области провела круглый стол на тему «Что ждать от программы развития стройиндустрии в Новосибирской области?» Помимо представителей строительной отрасли и руководителей компаний, занимающихся производством строительных материалов, в дискуссии принял участие министр строительства и ЖКХ Новосибирской области Денис Вершинин, который не только внимательно выслушал предложения собравшихся бизнесменов по усовершенствованию механизмов реализации правительственной программы поддержки стройиндустрии, но и пообещал учесть все замечания в определении ключевых положений будущей программы. Беседу записала корреспондент «КС» АЛЕКСАНДРА ЕВДОКИМОВА.

В обсуждении вопросов по готовящейся в областном правительстве программе поддержки стройиндустрии приняли участие:

Денис Вершинин, министр строительства и ЖКХ Новосибирской области

Андрей Панферов, депутат Законодательного собрания Новосибирской области

Инна Свечникова, президент Ассоциации малоэтажного и индивидуального домостроения

Сергей Семенов, генеральный директор ОАО «Искитимцемент»

Вера Коновалова, генеральный директор ООО «Новосибирск СтройМастер»

Марина Давыдова, коммерческий директор ОАО «Главновосибирскстрой»

Дмитрий Малахов, генеральный директор ООО «Управляющая Компания «Бизнес Групп»

Сергей Белинский, директор ООО «Экодом»

Сергей Назаркин, генеральный директор ООО «СК «Крона Групп»

Владимир Зайченков, директор Маслянинского льнозавода (производство теплоизоляционных материалов из льна по заказу Управляющей компании ЗАО «Корпорация Хорс»)

Виктор Брацун, исполнительный директор Союза строителей Сибири, директор ООО «Строительные ведомости»

Евгений Гаврилов, генеральный директор Группы Компаний «Химметал»

Александр Воронин, генеральный директор ЗАО «Бердский строительный трест»

Редакция «КС»

«КС»: — Правительство Новосибирской области поставило достаточно конкретную и амбициозную задачу, от решения которой выиграет как строительная отрасль в целом, так и другие — смежные: увеличить объемы сдачи жилья к 2020 году до 3 млн кв. метров. Всем очевидно, что для реализации этой задачи необходимо учитывать запланированный рост объемов продукции предприятий, производящих стройматериалы. Сегодня все стороны процесса заинтересованы в том, чтобы большое количество поставок необходимых строительной отрасли материалов приходилось именно на новосибирские производства. Наша цель — обсудить предложения, которые должны быть учтены при разработке и выполнении областной целевой программы по поддержке строительной индустрии. Для обозначения ключевых моментов обсуждаемой программы слово предоставляется министру строительства и ЖКХ Новосибирской области Денису Вершинину.

Денис Вершинин: — Хотел бы заметить, что работа по формированию долгосрочной целевой программы, о которой мы сейчас говорим, началась достаточно давно. Безусловно, задачи по вводу жилья на территории Новосибирской области абсолютно понятны и достаточно амбициозны: к 2015 году мы должны выйти на уровень 3 млн кв. метров. Кроме того, предполагается, что большую долю составит жилье экономкласса, и будет приходиться на малоэтажное и индивидуальное строительство. Все это зафиксировано в рамках целевой долгосрочной программы стимулирования строительства жилья в области. Правительству Новосибирской области также ясно, что меры по дополнительному стимулированию отраслей строительной индустрии необходимы в связи с существующим и вполне понятным риском нереализации и невыполнения указанных задач в силу дефицита строительных материалов, низкой энергоэффективности, наличия транспортных и логистических издержек при завозе продукции стройиндустрии из других регионов.

Позволю себе совершить небольшой экскурс в историю формирования этой долгосрочной программы. Напомню, что к ее обсуждению правительство приступило по поручению губернатора Новосибирской области Василия Юрченко еще в 2011 году. Параметры этой программы участникам рынка известны: мы в первую очередь ориентировались на те материалы, производство которых либо вообще отсутствует на территории области, либо их недостаточно. Есть факторы, которые мы обязаны учитывать при реализации программы, а именно — внутриокружная (в рамках Сибирского федерального округа) кооперация. Кроме того, программа также должна ориентироваться на объемы вводимого жилья, зафиксированные нами. Исходя из этого сформулированы понятные направления по стройматериалам, производство которых должно появиться на территории Новосибирской области. Например, сегодня мы хотели бы видеть у себя производство стекла и утеплителя, эти материалы, как известно, производятся сегодня не в полном объеме, необходимом сегодня рынку.

Ключевую часть программы занимают инструменты поддержки предприятий стройиндустрии. Здесь мы сформулировали уже привычные механизмы субсидирования процентов по уплате кредитов и налоговые каникулы. Но также мы понимаем, что практически все эти инструменты и сейчас присутствуют в тех программах, которые уже реализуются в части поддержки инвестиционного климата в регионе. А значит, необходимо учесть отраслевую специфику. Думаю, что мы должны еще раз вернуться к обсуждению программы, поскольку есть разные точки зрения. К примеру, инвестиционные проекты по производству стройматериалов, которые мы хотели бы иметь на территории Новосибирской области, достаточно капиталоемкие и предусматривают немалые инвестиционные ресурсы. Инвестиции, которые, по нашей оценке, необходимы для реализации этой программы, составляют 35 млрд рублей.

Я не исключаю вариантов помощи через государственное участие в этих проектах с опционом: использованием процедуры обратного выкупа акций предприятий и выхода государства из проектов в корреляции со сроками окупаемости по ним. Кроме того, сейчас прорабатываются другие инструменты поддержки, которые в тексте программы также будут зафиксированы.

Работа по окончательному формированию этой инвестиционной программы сейчас продолжается. От строительных организаций мы получили соответствующие предложения по ее усовершенствованию, с тем, что бы она была реально востребована участниками рынка, а не представляла собой «мертворожденную» текстовку. Мы все эти предложения консолидировали и сейчас находимся в процессе обсуждения этой программы внутри правительства Новосибирской области. Кроме того, проекты в рамках ее утверждения были предоставлены депутатам профильного комитета в Законодательное собрание Новосибирской области. Я ожидаю, что утверждение программы состоится во II квартале 2012 года.

«КС»: — Главный вопрос, который хотелось бы обсудить: кто из производителей стройматериалов может рассчитывать на меры поддержки, предусмотренные программой?

Вера Коновалова: — Я, как вы понимаете, не производитель стройматериалов и не промышленник. В качестве руководителя строительной компании я представляю здесь интересы заказчика этой продукции. Поэтому могу сказать следующее: чем больше производителей работает в нашем регионе, тем выше конкуренция (так как появляется выбор) и ниже цена на строительные материалы. Наша организация очень много приобретает строительных материалов, это и кирпич, который мы везем из Черепаново, закладывая в стоимость транспортные расходы, и железобетонная продукция для возводимых нами каркасных жилых домов, кроме того, везем из других городов арматуру, радиаторы, трубы. Как бы мы ни крутили, стоимость железобетона, например, зависит от ценовых позиций сырья, которое в большинстве своем тоже привозное. В общем-то, именно поэтому хотелось бы для начала послушать наших промышленников, что они скажут по существу рассматриваемой программы.

Евгений Гаврилов: — Как представитель промышленников, работающих в сфере строительной индустрии, позволю себе начать с волнующих нас вопросов. Наша компания представляет собой большой холдинг (в группу компаний «Химметал» входит завод ЖБИ «Горный»), уже практически три года мы работаем на финском оборудовании Elematic, которое позволяет изготавливать панели для проектирования 17-этажных панельных домов. То оборудование, которое используется сегодня в Новосибирской области, рассчитано на производство устаревших панелей 90-й и 97-й серий, разработанное еще в СССР, которые могут применяться в панельном домостроения 10-этажных жилых домов. Чтобы сейчас выйти на перспективный рынок панельного домостроения повышенной этажности, который в Новосибирске пока никак не представлен, необходимо устанавливать новое качественное оборудование, которое бы позволило довольно быстро возводить дома, производить большие объемы нового жилья. Для этого нашей компании нужно еще докупать оборудование, поскольку существующих мощностей ЗЖБИ «Горный» достаточно только для возведения панельной малоэтажки. Сейчас нами уже запущен процесс дозаказа оборудования и проектирования домов повышенной этажности. При этом основная проблема, как всегда, в финансировании таких инвестиционных проектов (ГК «Химметал» планирует вложить в модернизацию производства 2,5 млн евро. — «КС»).

Замечу также, что я вообще не сторонник государственного участия в инвестиционном капитале с последующим выкупом, зачем нам этот лишний контроль. Хотелось бы решить проблему нехватки банковского кредитования для реализации инвестпроектов. За свою компанию могу сказать, что необходимое нам оборудование довольно быстро окупится (за 2–3 года), но сейчас для привлечения денежных средств мы вынуждены использовать финансы всего холдинга. В банках нам с удовольствием предоставляют только «короткие» деньги, финансируя оборотную деятельность. А с финансированием инвестиционных проектов то и дело возникают проблемы. Мало того, что очень долго рассматривают наши заявки на предоставление кредитных ресурсов для закупки нового оборудования, так потом еще говорят, что «срок его окупаемости достаточно большой и банк не готов кредитовать такой проект, поскольку все зыбко и непонятно», предлагая лучше закредитоваться на пополнение оборотных средств компании. Банки охотно кредитуют торговлю, но никак не инвестиционные программы.

Чем в этой ситуации может помочь государство? Я думаю, основной момент связан с рассмотрением вопроса предоставления гарантий со стороны правительства области по возврату банкам денежных средств. Под такие госгарантии вопрос с закупкой нового оборудования будет решаться проще.

Мы, конечно, можем решить эту проблему и своими силами, при условии, что нам не будут мешать. Как известно, не решаемых вопросов нет. Но такое предложение областному правительству все же назрело.

Денис Вершинин: — «Если не будут мешать» — это вы про кого? Я, если позволите, отвечу по сути вашего вопроса. Безусловно, в проекте программы, о которой мы сейчас говорим, возможность выдачи госгарантий как направление поддержки предусмотрена. Но надо понимать, что в соответствии с Бюджетным кодексом такой инструмент достаточно обременителен для областного бюджета, поскольку суммы, на которые областная администрация будет выдавать гарантии, засчитываются в расходную часть бюджета в их 100%-ном объеме. По большому счету, тем самым мы замораживаем 100% денег под гарантии, которые выдаем, а это не совсем эффективно с точки зрения исполнения областного бюджета.

При всем вашем нежелании создания системы участия государства в инвестиционных проектах и моем согласии, что такой подход, в общем-то, не нужен в целевой модели, я все же не исключаю временного долевого госучастия с обратным выкупом. Это дешевле и эффективнее для бюджета, кроме того, уж точно позволит снизить риски, которые не хотят нести банки. Когда банк видит, что, условно говоря, из 100 млн рублей на финансирование конкретного инвестиционного проекта 30 млн рублей предоставляет государство, тем самым беря на себя риски по невозврату, 20 млн рублей собственных средства вкладывает частный инвестор, а 50 млн рублей предлагается проинвестировать банку, последний охотнее соглашается на такую сделку по кредитованию, поскольку берет на себя только часть рисков.

Впрочем, я специально не стал изначально формулировать все предусмотренные нами инструменты поддержки в начале своего доклада, поскольку хотел еще раз услышать от вас о тех мерах, которые, по вашему мнению, необходимо предпринять.

Евгений Гаврилов: — Все-таки работа с банками должна строиться и в администрации тоже, поскольку взять сегодня «длинные» деньги под инвестиционный проект — это действительно огромная проблема. На год–полтора максимум.

Денис Вершинин: — В чем, на ваш взгляд, должна заключаться наша работа с банками? Для финансового института разговоры с правительством — не более чем разговоры. И это правильно, банки оценивают свои риски. И вы абсолютно правы, когда говорите о необходимости госгарантий. Но это либо гарантии за счет бюджета, либо другие, тоже конкретные инструменты поддержки в рублях.

Дмитрий Малахов: — Я считаю, здесь важно «отделить мух от котлет». У обсуждаемого нами процесса есть две составляющие: рынок в чистом виде, и коллега (Евгений Гаврилов. — «КС») этот момент уже отметил. Если нужно, мы ресурсы для развития найдем, внутри группы компаний изыщем, и будем работать дальше. Но есть и вторая составляющая: задачи государственные, задачи социального плана. Понятно, что бизнесу эти задачи решить самостоятельно не всегда реально с той точки зрения, что есть зафиксированные параметры стоимости жилья, и понятно, что государство должно поддерживать те или иные инвестиционные проекты для реализации собственных планов, например, в контексте снижения цен на квадратные метры.

Этому можно поспособствовать выдачей различных гарантийных обязательств. Например, через выкуп того или иного объема жилья, а именно то, что областное правительство наше активно сегодня продвигает, а на федеральном уровне продвигается тем же фондом РЖС. Соответственно, если бизнесмен готов в рамках этой себестоимости работать, соответственно, он от власти необходимые для себя преференции должен получить, через гарантии, инвестиции и так далее.

Если мы ведем речь о развитии строительной индустрии в целом, то бизнес здесь, извините, должен выживать, как и везде, самостоятельно. Рыночные инструменты сами себя отрегулируют через привлечение банковских кредитов и реализацию тех или иных проектов, в зависимости от того, нужны или не нужны они рынку в данный момент.

Денис Вершинин: — На самом деле вы затронули сейчас ключевую тему, о чем я тоже хотел обязательно сказать. Вы правильно отметили, зачем нам модернизация, в том числе предприятий стройиндустрии? Для того, чтобы выполнить план по вводу жилья. И под этот план мы, собственно, и фиксируем те направления, которые желательны к производству на территории Новосибирской области.

Возможен ли в рамках этой программы инструмент по гарантированному приобретению будущей продукции предприятий? Мне хотелось бы сформировать такой инструмент. С одной стороны, есть проект предприятия, которое бы мы хотели у себя построить. С другой — есть конкретная помощь и мотивация со стороны правительства области по привлечению инвестиций и строительству такого предприятия. Кроме того, необходимо создать спрос.

Пока я для себя определил две основные «преграды» в создании такой системы взаимодействия: первое — это трехлетний горизонт бюджетного планирования, второе — это ФЗ № 94. И как их сегодня преодолеть, я, если честно, пока не определился, возможно, через применение фьючерсных контрактов.

Инна Свечникова: — Вопрос применения фьючерсов, конечно, не совсем простой, тут Денис Владимирович (Вершинин. — «КС») правильно заметил. Но я хотела бы сказать следующее. То, что мы сегодня обсуждаем эту программу в качестве одного из инструментов развития строительства в области, это, конечно, очень хорошо. Однако тех мероприятий, которые сегодня предлагаются правительством по стимулированию строительной отрасли и индустрии, стремясь сделать их привлекательным для инвесторов, на самом деле недостаточно. Отсутствие производств стройматериалов, которые в свою очередь позволили бы формировать недорогие предложения на строительном рынке и массово застраивать территории, — это одна из самых больных тем в вопросе освоения земель.

Буквально недавно мы в Ассоциации обсуждали вопрос размещения в Новосибирской области завода каркасного домостроения с большой мощностью. Речь идет именно о массовом производстве каркасных жилых домов. Но сейчас надо понять, где в конечном счете эта продукция будет применяться. И какие бы мы ни ставили амбициозные задачи по вводу 3 млн кв. метров жилья, первым делом нужно подумать о формировании условий для комплексного освоения земель. Иначе построим производства стройиндустрии, предоставим государственные гарантии банкам, а главный вопрос у частного бизнеса останется: а куда я реализую ту продукцию, которую уже произвел? Вот о чем нужно думать. Решение видится либо в участии государства в комплексном освоении земель, либо в поиске взаимовыгодных форм сотрудничества (форм ГЧП) с частными застройщиками, в руках которых сосредоточены земельные ресурсы. Мощность любого производства всегда определяется возможностью сбыта. Пока его нет, мы и дальше будем делать что-то кустарно «на коленке» и никогда не выйдем на снижение средней себестоимости конечного продукта.

Денис Вершинин: — В продолжение начатой вами дискуссии я готов разговаривать о проблеме в общих словах, но в силу специфики моей деятельности все же предпочитаю уходить в практику. Как мотивировать строительные компании обеспечивать спрос именно на те, будущие продукты, которые, мы надеемся, будут производиться на вновь созданных предприятиях в рамках нашей долгосрочной программы модернизации стройндустрии? Если мы создадим базу предприятий стройиндустрии с эффективным продуктовым рядом, сформируем банк проектов повторного применения, в которых используются материалы, произведенные на данных предприятиях, и которые любой строитель и девелопер сможет приобрести с предсказуемой себестоимостью, этот инструмент будет эффективен?

Вера Коновалова: — Прежде чем обсудить ваш вопрос, мне хотелось бы еще добавить, что сегодня строительным компаниям не хватает информации о рынке стройиндустрии, об открытии в области каких-то новых производств, которые будут выпускать новые материалы. Самая главная задача сегодня — найти дешевые материалы, если будет нормальная цена, мы готовы рассматривать любые предложения. Даже я, зная хорошо Малахова — мы, в общем-то, дружим с ним, — не владею информацией о его продукции сегодня (обращаясь к Дмитрию Малахову. — «КС»). Вы когда завод запускали, презентацию какую-то сделали или нас, застройщиков, собрали? Вот я и говорю, информации мало, узнаем поздно. А жилой объект еще спроектировать надо, а потом еще два года строить.

Денис Вершинин: — Об этом мы на самом деле уже думали, но здесь мы тоже определенным образом ограничены. Не можем же мы рекламировать Малахова или какого-нибудь еще производителя материалов. Впрочем, вопрос создания регионального банка данных проектов повторного применения и современных строительных материалов на повестке у правительства области стоит и обсуждается. Юристы же пока наши говорят об ограничениях по размещению на сайте министерства или правительства подобного банка данных конкретных компаний-производителей строительных материалов.

Инна Свечникова: — Давайте для этого использовать ресурс Ассоциации (Ассоциация малоэтажного и индивидуального домостроения. — «КС»), как независимой общественной организации, объединяющей соответствующие бизнес-структуры, как в формате выставочной площадки, так и в интернет-формате?

Дмитрий Малахов: — Я считаю, «кесарю — кесарево», а бизнес сам себе своего потребителя найдет. Бизнес должен самостоятельно искать свои рынки сбыта, потому что, извините, к нашим задачам, во-первых, относится возвращать кредиты, которые мы берем, и во-вторых, зарабатывать деньги. И мы это сделаем — все коллеги, думаю, тут со мной согласятся.

Роль же государства в стимулировании развития стройиндустрии должна заключаться, повторюсь, в осуществлении процессов, которые необходимы для выполнения социальной функции власти. У нас на самом деле 90% мощностей стройиндустрии в области — это такое, извините, старье, которое просто нужно запрещать эксплуатировать в силу его аварийности и неэнергоэффективности. Почем у нас Воронин (Александр Воронин, генеральный директор ЗАО «Бердский строительный трест». — «КС») развивает свое производство, «Главновосибирскстрой» вводит в эксплуатацию новые линии, наша компания новые заводы запускает, а остальная масса производителей сидят на тех же мощностях, которые созданы еще «при царе Горохе», и государство никаким образом на них повлиять не может?

Денис Вершинин: — То, о чем говорит Дмитрий (Малахов. — «КС»), имеет определенную практическую подоплеку. Не хотелось бы проводить аналогии с западной Европой, но тем не менее приведу пример. Участвовал я в одном из форумов по энергоэффективности, выходит состоявшийся уже «энергоэффективный немец» и рассказывает, как у них все хорошо и как немецкие граждане внедряют энергоэффективные технологии в свои дома. Ему говорят: «Вам, конечно, легко рассуждать, потому что вы у себя уже и понятную финансовую систему сформулировали, и создали доступность жилья для жителей». Он говорит: «Да, но это не главное. Мы у себя на уровне законодательства ввели ограничения, в соответствии с которыми здания, не отвечающие конкретным требованиям эффективности, не могут быть введены», — и производства, кстати, тоже.

Как вы считаете, насколько велика может быть роль федерального центра и федеральных финансовых институтов в части как источников финансирования, так и других механизмов влияния на рынок? Очевидно, что региональные банки и региональный бюджет не способны удовлетворить потребности в инвестиционных средствах. Такими источниками должны выступать либо федеральные, либо международные финансовые институты.

Дмитрий Малахов: — Не буду говорить про федеральные финансовые институты, но, насколько мне известно, в области реализован только один проект с участием обычного коммерческого банка, впрочем, проект довольно крупный. Речь идет о финансировании НОМОС-БАНКом структуры господина Мамедова. Но должен заметить, что коммерческий банк — это «тяжелый» финансовый институт с точки зрения пассивной базы привлечения ресурсов. Как только настал кризис, из оборота компании начали изыматься все ресурсы.

Что касается крупных финансовых институтов, реально только два из них способны финансировать проекты от миллиарда и выше в нашей стране. Это Внешэкономбанк и Сбербанк, у которых сейчас есть программы финансирования строек. На самом деле тот же самый Фонд федерального развития жилищного строительства обладает возможностями привлечения финансов, просто их пока никто не умеет грамотно использовать. Кроме того, перечисленные инструменты достаточно трудоемкие, кто хоть раз финансировался в Сбербанке, знает, что это такое.

Денис Вершинин: — Консолидирующая функция регионального правительства, которое могло бы на своей площадке собирать будущих инвесторов и, возможно, будущих банкиров, помогла бы?

Дмитрий Малахов: — Конечно! Я считаю, что тот же ресурс ВЭБа можно на уровне правительства консолидировать. Плохо, что наша область упустила возможность размещения представительства этого банка у себя, оно переместилось в Красноярск и будет размещено там в конце июня. На уровне правительства области можно консолидировать интересные проекты в пул, финансирование которых уже отдавать банковским пулам.

Денис Вершинин: — Интересная мысль.

Виктор Брацун: — Позвольте тоже высказаться по теме. Я хочу, чтобы мы оценили ситуацию, в которой находимся. Недавно мы провели аналитику по удельному показателю производства строительных материалов в расчете на 1 человека в Центральном федеральном округе и СФО. Картина, я вам скажу, оказалась просто плачевная. Все новые и новые производства продолжают концентрироваться в европейской части России, в основном вокруг Москвы и Санкт-Петербурга. В субъектах же сохраняется необходимость проведения социальных и инвестиционно-строительных программ, которые надо сегодня реализовывать. В результате Новосибирская область завозит 100% стекла, почти 100% керамической плитки, эффективные утеплители, стройсанфаянс, линолеум, другими словами, все те основные материалы, которые формируют, кроме прочего, цену квадратного метра. Десять заводов Новосибирской и Кемеровской областей по производству сэндвич-панелей используют эффективный утеплитель, в себестоимости которого транспортные издержки составляют более 52%. Вот вам предмет для размышлений.

Мы не можем без конца генерировать идеи и ничего не получать в итоге. С чего начать? Сегодня существует протокол Путина от 25 апреля 2011 года, в основе которого лежит поручение по стратегии развития промышленно-строительных материалов, принятой правительством Российской Федерации в прошлом году. Помимо всего прочего, для реализации данной стратегии создан координационный совет при Минрегионразвития РФ, рабочие группы по профильным направлениям, в том числе по формированию нормативной базы, приобретению оборудования на особых условиях, господдержке. Создана группа по созданию и развитию центров индустриального домостроения. В зону ответственности другой группы входит координация деятельности по совершенствованию проектной базы жилых домов экономкласса и объектов инфраструктуры.

В общем, сейчас на федеральном уровне пошло большое оживление, и нам бы не проглядеть ситуацию и вовремя включиться в общий процесс. Владимир Путин дал поручение до 1 декабря прошлого года разработать региональные программы развития промышленности стройматериалов. По сути в Новосибирской области сейчас этой отрасли нет. При этом когда смотришь, какие разрабатываются программы в СФО, есть чему удивляться. Все хотят, например, строить цементные заводы, хотя действующие мощности цементного завода в Искитиме (ОАО «Искитимцемент») и «Сибирского цемента» легко покрывают все потребности региона, более того, существующие мощности и объемы производства заставляют сегодня думать об экспорте, а не об импорте цемента. В то же время наблюдаются нехватка и отсутствие многих материалов, о которых я говорил.

Именно поэтому сегодня крайне важно поднимать вопрос о кластерах и неких преференциях со стороны органов власти субъектов Федерации, потому что при строительстве стекольного завода, к примеру, речь идет об очень больших капитальных вложениях. Вряд ли томский, новосибирский и омский губернаторы объединят средства для того, чтобы участвовать совместно в проекте строительство такого объекта. На моей памяти это уже четвертый проект стекольного завода в регионе, который чуть ли не на этапе строительства «схлопывается» по каким-то причинам.

Я считаю, нам просто необходимо на первых порах решить организационные вопросы, создать адекватную структуру, может быть, на общественных началах, чтобы во время включиться и подготовиться к мероприятиям по реализации стратегии развития промышленности стройматериалов. В первую очередь для того, чтобы привлечь внимание федерального центра к соответствующим проблемам в нашем регионе.

Денис Вершинин: — Из вашего высказывания я услышал и безоговорочно согласен с одним утверждением — кроме взаимодействия, которое должно быть консолидировано на уровне правительства Новосибирской области с федеральными или международными финансовыми институтами, нужно обязательно по факту утверждения нашей региональной долгосрочной целевой программы продолжать включаться во взаимодействие с федеральным центром. Впрочем, к сожалению, на уровне Минрегионразвития России я пока не видел проекта, который бы стимулировал реализацию таких региональных целевых программ. Надеюсь, что эта ситуация изменится.

По поводу координационного органа скажу, что создание отдельной структуры, когда соответствующие функции закреплены за областным министерством строительства и ЖКХ, нецелесообразно. С другой стороны, понятно, что такой орган призван был представлять интересы каждого из вас, а именно участников рынка, каждый из вас должен «играть первую скрипку» и быть инициатором любых связанных с вашим бизнесом процессов. Пункт «создание дополнительного координационного органа» я также внес в список рассмотрения замечаний и предложений по обсуждаемой программе.

Виктор Брацун: — Я имел в виду не координационный, а экспертно-аналитический орган.

Сергей Семенов: — Знаете, я с интересом слушал все выступления участников круглого стола. От себя могу сказать следующее: ОАО «Искитимцемент» продолжает реализацию своего инвестиционного проекта — строительство линии производства цемента сухим способом, мощностью 1,3 млн тонн в год. Реализация проекта идет с 2007 года, но активно все процессы начали разворачиваться в начале 2008 года. Проекты такого масштаба неизбежно влекут за собой кредитование.

Мы в этот проект вошли совместно со Сбербанком России на условиях коммерческого кредитования, поскольку в проектном формате наши банки практически не работали тогда. Впрочем, сегодня ситуация в этом вопросе не изменилась.

Когда случился кризис в конце 2008 года, завод остался с данным проектом и с банками один на один. В тот момент федеральный центр объявил программу поддержки системообразующих предприятий строительной и машиностроительной отрасли. «Искитимцемент» тоже попал под реализацию этой программы. Завод почти два года доказывал и защищал свое право на получение от государства помощи для завершения инвестиционного проекта и поддержки текущей деятельности. Мы успешно прошли все этапы отбора претендентов на получение помощи как в Минрегионразвития РФ, так и в Министерстве экономического развития и торговли РФ. Но «споткнулись» на Министерстве финансов, поскольку у нас в стране не оказалось нужных законодательных и других механизмов реализации подобного рода программ. Да, нам одобрили государственную гарантию, но для государственного бюджета это такая же затратная статья, как, например, зарплата учителям. Поэтому, как вы понимаете, на этом все и закончилось, так как денег в бюджете всегда не хватает. И не только денег, но и даже их тени. Поэтому на федеральном уровне господдержка так и осталась нереализованной, и не только для нас.

А далее наступил очень непростой период общения с банками. Финансирование проекта было остановлено, залоговую базу, естественно, нам серьезно дисконтировали, что в свою очередь сократило перечень финансовых учреждений, готовых работать с «Искитимцементом». Так что дальше мы уже решали проблемы с финансированием и продолжением работ по проекту своими силами. Отмечу при этом, что областное правительство всегда оказывало и оказывает нам поддержку всеми доступными для него инструментами, в том числе и выделяя денежные средства.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, отмечу, что получить госгарантии для банков под реализацию инвестиционного проекта задача на практике не реализуемая. Банков, которые готовы профинансировать масштабные проекты, единицы, но и они не готовы работать в проектном формате. Поэтому мне кажется, что самым эффективным финансовым инструментом может стать синдицированный заем иностранного капитала. Но для того чтобы иностранный капитал пришел в Сибирь, необходимо создавать определенные условия. И вот как раз здесь государство могло бы и должно создать площадку, где инвестор и проект смогли бы найти друг друга. По большому счету, более идеальных условий во всей Сибири, чем в Новосибирске, не найти — ни в плане логистики, ни в плане капитала, ни в плане доступа к ресурсам. Мы же просто в идеальных условиях находимся. Вопрос только в том, что очень слабо используем все возможности, которые присутствуют в нашем регионе. Что касается конкретной помощи государства, я ее вижу только в том, чтобы региональное правительство все-таки нашло формат стимулирования рынка сбыта для производителей строительных материалов, для строителей, для девелоперов.

Потому что, как бы там ни было, деньги у населения есть, вопрос, как их взять. Все мы понимаем, что в плане логистики наличие производств в радиусе 200–500 км — это то эффективное плечо, в рамках которого рынок стройиндустрии сможет развиваться. Все, что свыше указанного расстояния, будет работать только на прибыль логистических компаний, но никак не на производителей строительных материалов и застройщиков. Именно поэтому вернусь к первому пункту своего предложения — необходимо организовать площадки, на которые бы смогли выходить финансовые институты, в том числе западные, а также обратить внимание на стимулирование малоэтажного строительства. Может быть, стоит рассмотреть возможность использования каких-то пилотных проектов по части создания льготных условий для развития территорий, чтобы люди — главные инвесторы — увидели и поверили бизнесу, достали свои деньги, которые нужно направить на расширение и создание новых производств и технологий, на то, чтобы все стороны получили желаемое.

Денис Вершинин: — Я понял, что площадка для взаимодействия с федеральными и международными синдицированными финансовыми группами все-таки нужна, еще раз зафиксировал ваши замечания. По поводу стимулирования спроса для предприятий стройиндустрии — мы это уже также обсудили. Тем не менее три направления для дальнейшего рассмотрения я для себя наметил: во-первых, гарантии по выкупу этой продукции с учетом ограничений по ФЗ № 94 и горизонту бюджетного планирования. Во-вторых, формирование проектов повторного применения, которые поддерживали бы использование этих строительных материалов. Ну и третье, по поводу гарантии спроса жителей области. В Новосибирской области есть инструменты, которыми мы мотивируем жителей на приобретение нового жилья. Меры поддержки, которые оказываются в Новосибирской области, я считаю беспрецедентными на территории СФО. Еще считаю правильным и важным из услышанного, чтобы формат участия в программе предприятий стройиндустрии был предсказуем и не был излишне обременителен с точки зрения затраченных усилий и времени.

Александр Воронин: — Денис Владимирович, почему при строительстве жилья эконом-класса администрация Новосибирской области не может выступить заказчиком?

Денис Вершинин: — Для кого?

Александр Воронин: — Для жителей.

Денис Вершинин: — Для какой целевой группы правительство должно выступить заказчиком? Военные, молодые семьи?.. Мы и так выступаем, по большому счету, заказчиками. К примеру, муниципалитеты входят в договоры долевого участия по приобретаемому жилью для ветеранов.

Марина Давыдова: — Я хотела бы добавить еще об одной существующей сегодня проблеме. Сегодня много говорили про рынок и потребление в Новосибирской области. Нашу компанию «Главновосибирскстрой» и завод «Сибит», в частности, интересует автоклавный газобетон. Если провести аналогию потребления автоклавного газобетона в западной части России и на территории Урала, сегодня на один квадратный метр вводимого жилья в западной части страны используется в три раза больше автоклавного газобетона, чем у нас. На Урале — на один квадратный метр в два раза больше, чем в Сибири.

Что на сегодняшний день является ограничивающим фактором, который мешает нам, производителям, продавать на местный рынок больше продукции? Существует временное положение о навесных фасадах, которое было введено департаментом строительства еще в 2008 году. Положение это накладывает ограничения по использованию автоклавного газобетона и является тем инструментом, который, по сути, связывает руки проектировщикам. Последние четко понимают, что при согласовании проекта у них могут возникнуть трудности. Я думаю, что руководство «Сибирского строителя» (входит в ООО «Управляющая Компания «Бизнес-групп». — «КС») со мной полностью в этом согласится. Хочу сказать, наша компания готова инвестировать в проектирование, согласование через проектные институты с тем, чтобы организовать возможность использования этого материала в помощь нашим строителям. Но основной вопрос все же в том, чтобы пересмотреть это временное положение. Тем самым мы развяжем руки нашим строителям и обеспечим рост спроса на продукцию стройиндустрии в Сибири. Эта проблема сегодня очень актуальна для многих строителей и производителей стройматериала, поэтому хотелось бы в очередной раз к ней вернуться, акцентировать, так сказать, внимание.

Дмитрий Малахов: — Я больше скажу, в таком прогрессивном городе, как Санкт-Петербург, навесные фасады в новом строительстве практически запрещены. Это на самом деле факт, и доля газобетона там занимает до 60% в общем объеме использования стеновых материалов. Другими словами, эти положения сильно ограничивают возможности производителей стеновых материалов.

«КС»: — Чем руководствовались инициаторы данного решения, по-вашему?

Дмитрий Малахов: — Быстро, дешево и временно красиво — вот основные мотивы. Сделали, через какое-то время снова реконструировали, а значит, опять деньги потратили. Видимо кто-то в этом заинтересован.

Александр Воронин: — Позвольте мне высказать свою точку зрения по существу рассматриваемых проблем. Чем сегодня можно привлечь покупателя? Конечно же, ценой, качеством и сроками строительства. Чтобы снизить цену, нужна организация всех уровней затрат, в том числе на стадии проектирования, когда закладываются все нормы и все экономические показатели. Необходимо применение более экономичных конструктивных решений при проектировании.

Я начал сегодня с вопроса министру о том, почему власть не может выступать заказчиком жилья экономкласса? Ведь они действительно могут это делать, и управлять этим процессом сегодня тоже могут. К основным направлениям деятельности нашей компании относятся кирпичное строительство, монолитное домостроение, сборно-монолитный каркас. Отобрать из этих решений более экономичные, дорабатывая их, чтобы снизить стоимость строительства, — одна из основных задач, которую нужно выполнить. Снизить стоимость и себестоимость конечного продукта. Ведь ту прибыль, которую каждый из нас хочет получать, можно получить и за счет снижения затрат.

Инна Свечникова: — Снижение себестоимости продукции не всегда приводит к снижению стоимости конечного продукта.

Вера Коновалова: — Почему?

Инна Свечникова: — Потому что на стоимость конечного продукта влияет текущая ситуация на рынке: соотношение спроса и предложения, конкуренция. Снижать затраты на производство продукции, повышать его эффективность нас заставляет именно это. Пока ваш продукт продается «валом» или вы монополист, вряд ли будете задумываться о повышении доходности за счет снижения себестоимости.

Вера Коновалова: — Но всем же понятно, никому объяснять не нужно: для крупного игрока на строительном рынке важно снижать себестоимость конечного продукта. Этого можно достичь только за счет применения новых материалов, технологий, при сохранении высокого качества. А значит, строить дешевле мы сможем только за счет строительства новых заводов-производителей стройматериалов, выдачи всех техусловий, и так далее.

Виктор Брацун: — Инна Борисовна (Свечникова. — «КС»), как бы вы прокомментировали следующую информацию в таком случае? Новосибирск и Омск примерно одинаковые города. Но в 2008 году рыночная цена квадратного метра в Новосибирске была на 16 тыс. рублей дороже, чем в Омске. Как вы это объясните?

Инна Свечникова: — Это не совсем так. Или, вернее, совсем не так, если мы говорим о городах и структуре экономике. Омская область отличается от Новосибирской тем, что там очень много площадок готовится под застройку от лица исполнительной власти за счет консолидированного бюджета разных уровней и при участии инвестиционных программ естественных монополий. Омск всегда строил дешевле. Там, собственно говоря, и среднедушевой доход у населения ниже, чем у нас.

Власть в Омской области активно участвует в формировании предложения, готовит землю под застройку и создает все условия, куда может прийти застройщик (физический или корпоративный) для строительства нового жилья. Любому производителю строительных материалов виден горизонт реализации продукции на несколько лет вперед. Это и мотивирует размещать производственные мощности в таких регионах. Мы хорошо это видим по Московской области, Северо-Западному округу, в Краснодарском крае. Гарантии и налоговые льготы хороши как дополнительный бонус тогда, когда бизнес видит возможность реализации своей продукции на рынке.

Виктор Брацун: — Хорошо, Инна Борисовна, можно ли понять ваши слова таким образом, что именно политика региона определяет цену квадратного метра?

Инна Свечникова: — Я бы сказала, что правильная экономическая стратегия региона в конечном итоге влияет на стоимость квадратного метра. А государство может и должно создавать условия для снижения цены.

Виктор Брацун: — То есть рынок их создает, по-вашему мнению? Я знаю, как отдаются там земельные участки, на каких условиях, и как вся инфраструктура выстраивается. Это не рынок, это Полежаев делает!

Инна Свечникова: — Давайте все же вернемся к вопросу стимулирования спроса на продукцию предприятий стройиндустрии. Когда мы говорим об этом стимулировании, мы не имеем в виду те программы, которые сегодня у нас правительством приняты: для развития строительства жилья на селе, для поддержки льготной категории граждан. Бессмысленно стимулировать спрос, если под него не сформировано предложение. Необходимо участие государства в подготовке предложения адекватного спросу. Это особенно актуально в условиях низкой платежеспособности большинства населения.

Дмитрий Малахов: — Жалко, что нет Вершинина. Вот о чем хотелось бы с ним поговорить. Есть такой достаточно интересный инструмент снижения затрат на малоэффективные производства стройматериалов и вообще любых материалов. Тема очень модная, но и эффективная — называется кластерный подход. У нас в области есть одно уникальное место — это район Искитима и Бердска, где сосредоточены до 90% действующих производств строительного сырья. Именно здесь сложилась весьма свободная ситуация с точки зрения мощностей для необходимых производств и достаточно интересная с точки зрения перспектив Восточного объезда логистическая составляющая.

Так почему бы на базе того же Искитима, который у нас не случайно носит название «город, строящий города», не создать кластер? Сейчас, насколько мне известно, правительство области готовит предложение для Минэкономразвития по пяти разным кластерам. Почему бы отрасль стройиндустрии не внести в этот перечень? В действительности у нас под боком заводы с готовыми мощностями и великолепная, идеально ровная площадка для размещения разного рода сопутствующих производств, будь то производство каркасов, опалубки, фурнитуры, то есть всего, что сопутствует строительному процессу. Использование такого кластерного подхода может привести к серьезному удешевлению производимого в таких условиях материала, потому что техусловия будут распределены на все входящие в него производства. Кроме того, земля там федеральная, можно сработать во взаимодействии с Фондом развития жилищного строительства, а финансирование консолидировать, в том числе с привлечением ресурсов Внешэкономбанка.

Вера Коновалова: — А дорога? Одна дорога туда чего стоит, это же одна сплошная пробка. А представьте, с искитимского завода какого-нибудь все поставки пойдут по этой трассе?

Дмитрий Малахов: — Решением может стать как раз Восточный объезд! Кроме того, у нас есть железная дорога.

Вера Коновалова: — Но пока ни того, ни другого нет.

Виктор Брацун: — У данного предложения, коллеги, есть все шансы на реализацию, поскольку Минрегионразвития все равно будет все региональные программы пересматривать, и принцип их формирования будет закладываться только кластерный. Если для этого подхода будет соответствующее экономическое обоснование как с точки зрения логистики, так и энергообеспечения, то, возможно, такой кластер будет создан.

Вера Коновалова: — А я так скажу: хорошо, когда много заводов на севере, на юге, западе, востоке. Если в одном направлении пробка, буду заказывать там, где этой пробки нет. Застройщик так и работает в основном.

Но я хотела бы о другом немного поговорить. Сейчас наша компания проектирует жилой 19-этажный дом на 344 квартиры. Одна из самых затратных статей при строительстве этого дома — выполнение сборного железобетонного каркаса стоимостью 90 млн рублей. При этом еще 90–120 млн рублей стоит оформление всех технических условий по электричеству и прочим коммуникациям.

Правильно, конечно, что мы сегодня говорим о промышленности и стройиндустрии, но давайте не будем забывать, что львиную долю при строительстве домов составляют затраты на коммуникации. Если в области удастся решить эту проблему и к нашим строительным площадкам будут проводиться сети, думаю, в скором будущем мы и к обещанным 3 млн кв. метров жилья придем. Если себестоимость будет невысокая, то и социальное жилье начнем строить, потому что не будем зависеть от того, какое оно: панельное, каркасное, кирпичное, малоэтажное и высокоэтажное. Сегодня же все понимают, что для строителя невыгодно строить дома на сносимых землях и малоэтажку. Это тебе не один дом на 344 квартиры возвести, малоэтажное домостроение «растягивается» по огромной территории, и попробуй ко всем этим объектам коммуникации подвести.

Сергей Белинский: — Наша компания («Экодом») как раз занимается малоэтажным домостроением и производством клееного бруса. Нам в силу специфики нашей деятельности вообще хотелось бы понять, насколько правительству области интересно строить классные дома, где главным фактором выступает высокое качество возводимого жилья. Что касается технологий — они отработаны веками, дома из деревянного бруса сто лет простоят и ничего с ними не случится. Но на многие комплексные проекты нас не пускают. Вот сейчас СО РАН застраивают жилые комплексы для ученых. Но в застройщики таких объектов попросту не пробиться.

Инна Свечникова: — Это как раз то, о чем говорил Денис Владимирович Вершинин. Нам необходим банк данных по проектам повторного применения в разных технологиях, которые мы могли бы предоставить на выбор потребителю.

Евгений Гаврилов: — Малоэтажное строительство — отдельная тема. Всем понятно, что при сегодняшней стоимости сетей малоэтажное строительство экономкласса просто невыгодно, более того, оно убыточно. Мы для себя также просчитывали такие проекты и в администрацию обращались несколько раз. Все строители знают, сколько сегодня стоит земля и все коммуникации. Что делают все строители? Правильно, «лезут вверх», строя высотные жилые дома, потому что стоимость земли и коммуникаций там в разы дешевле по сравнению с малоэтажкой. Так различными способами продолжается эта точечная застройка в городе, от которой люди, мягко говоря, не в восторге уже давно. Но власть, к сожалению, этот вопрос не контролирует. Все, чего ждут от правительства области строители, — это земля под малоэтажное строительство с подведенными коммуникациями.

Инна Свечникова: — Мы именно об этом и говорим. Задача ведь заключается не в том, чтобы оценить, что дешевле — высотное или малоэтажное строительство, и где — в городе или за его чертой. Если мы говорим о создании комфортной среды обитания для населения и закреплении его в регионе, к увеличению налогооблагаемой базы и формированию собственника на земле, то это малоэтажное строительство, хотите вы этого или не хотите. Малоэтажка тоже может быть высокоплотной, с соответствующим распределением затрат на коммуникации на квадратный метр жилья. У нас-то, кстати, в Новосибирске, проблема в другом — земли вокруг города находятся сейчас в частных руках. Если бы вы спросили сегодня у Дениса Вершинина: «А вы можете хоть один участок на областных землях предложить на комплексную застройку?» — он бы ответил: «Нет у нас таких земель».

Евгений Гаврилов: — Ну почему же, Ложок сегодня предлагают под комплексную застройку.

Инна Свечникова: — Потому что это пилотный проект АРЖС, и инициировался он с иной целью. Он развивается не так быстро, как нам хотелось бы. За этот период не подготовлены другие земельные участки, хотя их в свое время декларировали еще около четырех. Мы не видим системной работы, которая «потянет» за собой производства. Ежегодный прирост рынка малоэтажного строительства должен быть 20–30%, тогда и производственники стройматериалов в областную администрацию в очереди бы выстраивались, а мы здесь всерьез обсуждали эффективность мер поддержки стройиндустрии или вопросы, связанные с необходимостью проведения конкурсов среди предприятий, и думали, кого из них мы были бы готовы принять в пулы производителей стройматериалов.

Безусловно, прав Денис Владимирович, надо выставлять технологические критерии. Если мы говорим об энергоэффективности, давайте определимся, что такое класс B, и объявим, что сегодня мы строим жилые здания только соответствующие этому классу. Надо создавать тренд энергоэффективных технологий. Тогда и модернизация старого производственного фонда будет происходить быстрее — у частного бизнеса просто не будет другого выхода: или он встраивается в существующую систему, или он, извините, закрывает свое производство.

«КС»: — Тут не раз звучали вопросы в адрес нашей власти. Поскольку Денис Вершинин сейчас отсутствует, давайте предоставим слово Андрею Панферову, депутату Законодательного собрания области.

Андрей Панферов: — Вы все правильные вещи говорите, но я вот что хотел бы сказать. В Законодательном собрании Новосибирской области сейчас создана профильная рабочая группа, я стал ее инициатором. Для чего она была сформирована? Думаю, вы все со мной согласитесь — в области отсутствует стратегия малоэтажного строительства как таковая, нет параметров комплексной застройки. На заседаниях нашей группы мы говорим о том, что в Новосибирской области есть определенные географические направления, где существует возможность строить в данный момент (там есть газ, коммуникации, все, что необходимо), а где ее фактически нет. Рабочая группа себе сейчас поставила ближайшую и последующую задачу. Так вот, ближайшая задача — это создание базы данных для понимания, какими землями располагает область; последующая — определить, какие приоритетные мощности мы можем выделить на данный момент и в каких районах. Вся работа должна осуществляться в рамках государственно-частного партнерства, с активным привлечением исполнительной власти, которая обладает возможностями бюджетного финансирования. Я уже высказывал свое мнение Денису Владимировичу (Вершинину — «КС»), суть которого сводится к следующему: в том, что до настоящего времени федеральные деньги Фонда РЖС не привлечены в нашу область, прежде всего виновата исполнительная власть, потому что те проекты, которые приходили к рассмотрению в Фонде, получали, грубо говоря, «двойку». И вы знаете, с чем я еще столкнулся? В районах Новосибирской области не готовы к использованию новых технологий для строительства энергоэффективных жилых домов.

Инна Свечникова: — Да готовы они, Андрей Борисович.

Андрей Панферов: — Не согласен. Хороший пример — кирпичный дом, вот чему в области отдают предпочтения.

Инна Свечникова: — Деревянные дома — в поселке Ложок, например…

Андрей Панферов: — Я сейчас говорю об экономсегменте. Деревянный дом находится не совсем в нижней ценовой категории. Большинство граждан в районах области при получении земельного участка рассчитывают на то, что смогут как-то найти деньги для строительства дома — 1,2–1,4 млн рублей, но вот на внутриквартальные коммуникации средств уже нет. И это опять вопрос к исполнительной власти, как создать механизм, с помощью которого станет возможным софинансировать 30% строительства индивидуальной малоэтажки. Востребованный конечный продукт сегодня — это малоэтажный дом экономкласса для среднестатистического жителя Новосибирской области. Это должны понимать власть и производители стройматериалов, на этот конечный продукт должны быть ориентированы.

Наша рабочая группа при Законодательном собрании будет работать до 2013 года, где мы постараемся соединить несоединимое, в нашем случае — инициативы исполнительной и законодательной власти, для того чтобы консолидировано решать вопросы строительства тех участков земли, которые были заявлены к комплексной застройке: прежде всего Ложок, Садовый, Каинская заимка. Общими усилиями мы должны обеспечить появление на этих участках городков с инфраструктурой, домами нового типа, жильем экономкласса.

Владимир Зайченков: — Все поднятые сегодня вопросы касаются тех проблем, которые мешают развитию конкурентной среды, что в свою очередь вредит тем, кто по-настоящему занимается внедрением новых технологий и вкладывает свои инвестиции в перспективу.

Мое предложение такое: в концепцию нужно обязательно записать необходимость уточнения всех параметров — временных, географических, принципов доступа к строительным площадкам, которые должны быть сформированы. Не стоит бояться, что там, на этих территориях, на которые обратят внимание, резко поднимется цена квадратного метра. Если будет достаточно подготовленной для строительства земли, как, например, в Омской области или других регионах (таких примеров много), будет серьезный государственный подход, мы решим проблемы с доступностью жилья. Все больше людей получат возможность серьезно задуматься о строительстве собственного дома, а мы получим толчок и выполним те планы, которые были поставлены до 2020 года. Предложение создать такую стратегию я и хотел озвучить министру Вершинину, но, к сожалению, не получилось.

Андре Панферов: — Как представитель законодательной власти обращаюсь к вам еще раз по поводу рабочей группы. Все вы можете приходить со своими предложениями к нам. До конца лета, я вас уверяю, все данные, которые мы получим по аудиту земель под застройку, будут озвучены в СМИ, а потом уже поймем, к чему мы сейчас пришли, на чем «сидим» и куда двигаться дальше.

Инна Свечникова: — Мы собрались здесь вообще-то обсудить стратегию развития промышленности. А вопрос о землях под застройку хотя и правильный, но все же выходящий за рамки темы.

Что же касается нашей повестки, это хорошо, что сегодня в области понимают, что без прихода серьезных производительных сил мы не решим вопрос обеспечения жильем и снижения его себестоимости. Более того, никакая программа не будет работать, а значит, лишь на бумаге и останется написанной, если не будут сформированы условия для приобретения жилья. И здесь уже впору говорить о другой стратегии — стратегия развития жилищного строительства до 2015 года. Документ написан, вопрос только в том, как он будет реализовываться. Я считаю, что исполнение этой программы и должно повлечь приход в регион новых производств стройматериалов.

Виктор Брацун: — Инна Борисовна, значит ли это, что итогом формирования стратегии должна стать программа по малоэтажному строительству?

Инна Свечникова: — Надеемся, что это будет итогом. Но мы сегодня говорим не только о малоэтажке, потому что развитие промышленности и предприятий строительных материалов касается не только малоэтажного строительства. Львиная доля жилья сегодня все же строится в городе. У нас еще и в Новосибирске не все ресурсы исчерпаны.

Евгений Гаврилов: — Вопрос строительства малоэтажки экономкласса — это всегда вопрос земли. Вот мне непонятно, зачем было выделять деньги на поселок Ложок? А в правительстве вообще со строителями разговаривали? Кто туда готов сегодня заходить и строить?

Вера Коновалова: — И для кого там строить?

Евгений Гаврилов: — Да, и для кого.

Инна Свечникова: — Предполагалось, что в Ложке подготовят земельные участки, которые впоследствии передадутся жилищно-строительным кооперативам. Так же, как на Каинской Заимке. Собственно, что в этом случае делает федеральный Фонд РЖС? Он передает их жилищно-строительным кооперативам из льготной категории граждан в соответствии с федеральным законодательством. В этом случае кооператив должен был получить подготовленные участки без увеличения стоимости.

Дмитрий Малахов: — Поселок Ложок — нормальный коммерческий проект. Там достаточный объем потребителей жилья, присутствуют резиденты технопарка, а также люди, которые готовы приобретать жилье по программе молодых ученых.

Евгений Гаврилов: — А почему там никто не строит?

Дмитрий Малахов: — Ну почему не строит?

Евгений Гаврилов: — Ну, никто не покупает. Я в свое время рассматривал предложение от администрации зайти на эту территорию для строительства малоэтажных домов экономкласса. Но просто нет покупателей, которые захотели бы жить в настолько (!) отдаленном районе без всякой инфраструктуры. В области (помимо Ложка!) есть довольно много хороших участков земли, где можно еще возводить малоэтажку, только вы прекрасно знаете — их не отдадут без денег. В результате участки там могут спокойно стоять годами без видимых признаков застройки.

Инна Свечникова: — Существует федеральный закон, в соответствии с которым реализация земли, областной или муниципальной, под комплексное жилищное строительство происходит через аукцион.

Евгений Гаврилов: — Мы готовы участвовать и в этих аукционах, только они практически не проводятся.

Инна Свечникова: — Этот механизм уже работает. И его реализацией на территории Российской Федерации занимается Федеральный фонд развития жилищного строительства. Кстати, с 25 по 28 апреля у нас в Новосибирске будет проходить выставка «Сибирский дом 2012», посвященная этой тематике, и представители федерального Фонда РЖС будут также на ней присутствовать, для застройщиков будет организован специальный семинар.

«КС»: — Кто из собравшихся участников круглого стола еще хотел бы высказаться и внести свои предложения по существу рассматриваемых вопросов?

Сергей Назаркин: — Наша компания также является застройщиком домов из клееного бруса. Строим в Сибирском федеральном округе, сейчас это строительство объектов для нужд МЧС в Красноярском крае. Основной клиент в Новосибирске — это частный покупатель, очень сложный и капризный. В целом я согласен с Инной Борисовной, у нас действительно нет четкого рынка малоэтажного домостроения, есть единственный пример девелопера, реализующего полноценный проект (проект «Березки»), который организует комплексную застройку со всей инфраструктурой. Все остальные собственники продают только землю, без подряда. Если рассматривать развивающийся рынок малоэтажного строительства Кемеровской области, то Новосибирск далеко позади. В Кемерове была реализована федеральная программа «Лесная Поляна», которая была запущена губернатором Аманом Тулеевым два года назад. Стоит заметить, что этот жилой микрорайон, разместившийся на 300 га, — просто настоящая выставка с проведенной федеральной трассой от города порядка 18 км (кстати, дорога отличная). В микрорайоне есть школа, часовня, магазины и жилые дома, выполненные по разным технологиям: одноэтажные блок-хаузы, таунхаузы, кирпичные, из сибита и деревянные. Так вот, Лесная Поляна в Кемерове наполовину не заселена, а цена квадратного метра там ну абсолютно не бюджетная, хотя и строилась на бюджетные деньги. Но главное, область там выступила застройщиком и заказчиком — она подготавливала территорию, вокруг которой создавались промышленные производства, строительная отрасль там в этот период получила мощный импульс и продолжает динамично развиваться.

Если рассмотреть рынок малоэтажного строительства Красноярска, то порядка 15 активных действующих девелоперов, обладающих землей с подведенными коммуникациями, вкладывают свои деньги для того, чтобы потом просто продавать эти участки земли уже с готовой концепцией домов. Принцип «готовность под отделку» всем понятен, и это продается. У нас на сегодня все в начальной стадии развития.

Хочу также отметить проблемы сырья в деревообрабатывающей промышленности. С учетом того, что губернаторская поддержка оказывается в размере 300 тыс. рублей на приобретение пиломатериала, в Новосибирской области она «выкосила» все сырье. Пришли люди с теми деньгами, которые получили от правительства на строительство своего дома, пилорамы живо отреагировали на спрос и подняли стоимость доски. Еще одна проблема заключается в том, что вся доска, которую производят в области, — не сортовая и не подходит для домостроения из клееного бруса по критериям качества. В итоге весь пиломатериал у нас завозной — из Красноярска, Иркутска. И опять логистика «съедает» порядка 30% стоимости сырья. К примеру, доска в Красноярском крае стоит 6,2 тыс. рублей за кубометр, а транспортировка до Новосибирска — 1,5 тыс. рублей за кубометр. Также нужно учитывать, что возникают постоянные перебои с вагонами для транспортировки сырья, а с 15 мая закрываются дороги. Вот и приходится в таких условиях всю зиму вкладывать деньги в сырье, завозить его активно, складировать и заготавливать, а потом лето работать.

Впрочем, все это — специфика деревянного домостроения. В данных условиях при импульсивной работе говорить о снижении себестоимости не приходится.

Дмитрий Малахов: — Так и деревянное домостроение — это не экономкласс, и никогда не будет дешевым.

Сергей Назаркин: — Вообще, если говорить про массовое домостроение, тут может идти речь только о панельных жилых домах. То есть массово выбрасывать на рынок квадратные метры можно только через панельное домостроение, которого в Новосибирске нет. Заводы по каркасно-панельному домостроению имеются в Барнауле и Иркутске, при логистике в 100 км это работает, дальше панельные дома не транспортируются. Нужно развивать производства панельно-каркасной технологии в Новосибирске для выполнения задачи по массовому малоэтажному строительству.

Дмитрий Малахов: — Правильно, строить надо с использованием цемента и прочего сырья, имеющегося в наличии в области. Зачем мы изобретаем, вообще?

Сергей Белинский: — Изобретать действительно не нужно. Возьмите экологичное домостроение из дерева, собственно, чем наша компания и занимается. У нас все равно будет свой сегмент рынка, свой покупатель. Все понимают, что в любом случае наш продукт — это эксклюзив, а мы работаем на верхний сегмент рынка, это нормально. Каждый должен занимать свой сегмент и его отрабатывать. Просто под верхний сегмент рынка никогда не будет поддержки и стимулирования со стороны государства, и это тоже правильно.

Сергей Назаркин: — Ну, тогда нужно понимать и то, что мы никогда не выйдем на те 3 млн кв. метров, о которых сегодня заявляет правительство области.

«КС»: — Уважаемые коллеги, видимо, все ваши вопросы и предложения по повестке дня уже прозвучали. В таком случае хотелось бы заметить, что редакция «Континента Сибирь» всегда рада видеть вас на страницах нашего издания. В очередной раз призываем еще активнее формулировать свои интересы в публичном информационном пространстве. Через нашу площадку удобно ставить насущные вопросы и добиваться решения проблем. А мы в свою очередь обязуемся делать все, чтобы все стороны, от которых зависят эти решения, вас слышали. Спасибо вам всем!



Comments are closed.

Так же в номере