Главная » Спецвыпуск » Стратегии успеха выбирают в Алтайском крае

Стратегии успеха выбирают в Алтайском крае

Представление об Алтае как о регионе, опирающемся в своем развитии преимущественно на сельское хозяйство и машиностроение, уже в ближайшее время может быть пересмотрено. В принятой в январе этого года Стратегии развития Алтайского края до 2010 года приоритет приобрели инновационные и информационные секторы. Между тем оппоненты Стратегии подвергают сомнению не только обоснованность выбранных приоритетов, но и саму возможность достижения заявленных в документе целей.

Cамый трудный бум — аграрный

Алтайский край принял Стратегию развития до 2010 года. «К сожалению, она ориентирована на то, чтобы край догонял ушедшие вперед регионы, — отмечает председатель правления Алтайсбербанка Владимир Песоцкий. — Но просто так их никогда не догнать — необходимо искать направления, где Алтай мог бы вырваться вперед». На фото — Владимир Песоцкий (в центре) и президент ЗАО КБ «Зернобанк» Николай Николаев (слева). Фото Аркадия УВАРОВА
Наиболее острую полемику у экономистов и бизнесменов вызывают перспективы развития перерабатывающей отрасли. По мнению исполнительного директора Союза промышленников Алтая Евгения Ганемана, являясь одним из крупнейших регионов-производителей зерна в России, Алтай должен отказаться от поставок за пределы края сырья и переориентироваться на вывоз исключительно готовой продукции.

Эту точку зрения разделяет директор Института проблем промышленного развития Владимир Бородин: «Сегодня оправдывают себя те отрасли, которые опираются на внутренние рынки сырья и потребления. Однако даже на территорию Западной Сибири Алтай поставляет непростительно мало — всего 30% сельхозпродукции и продуктов ее переработки. Эту долю необходимо значительно увеличить, но пока это выглядит проблематично. Серьезную конкуренцию краю составляет Новосибирская область, превосходящая его по эффективности производства сельхозпродукции на одного работающего в 1,5 раза. Успешно решают проблему самообеспечения Кемеровская и Омская области. Для Алтая остается один выход — внедрять технологии глубокой переработки. Это позволит стать конкурентоспособными даже в европейской части России».

К недооцененным пока отраслям относит сельское хозяйство и гендиректор барнаульского холдинга «Сибирьэнергоуглеснаб» Алексей Мельников: «В сельском хозяйстве еще имеют место негативные процессы. В частности, рынок предприятий по переработке и хранению зерна формировался, когда цены на конечную продукцию занижались в политических целях. Однако за последний год на Алтае произошел огромный перелом в понимании специфики и преимуществ сельского хозяйства. Если раньше цены на зерно падали до $30 за тонну, то сегодня они превышают $130-140 за тонну. Обработка одного гектара обеспечивает доход в размере 3,5-4 тыс. рублей. Это выгодно и может привести к существенным инвестициям в сельское хозяйство и к переоценке перспектив переработки. При этом необходимо отказаться от политики по удержанию зерна на внутреннем рынке края, поскольку это влияет на объем бизнеса на Алтае».

В свою очередь, начальник Главного управления экономики и инвестиций края Владимир Псарев уверен, что алтайский бизнес пока еще сам недостаточно просчитал перспективы интеграции в сельское хозяйство. Наибольшие преимущества, по прогнозам управления, могут извлечь для себя переработчики продукции животноводства. Темпы падения на Алтае в этой отрасли в период реформ были более глубокими. При этом оборачиваемость средств в производстве зерна достигает в крае 9,5 месяца, тогда как в животноводстве — 45 дней.

«Те, кто еще сомневается в целесообразности инвестиций в этот сектор экономики, теряют свой шанс, — считает Псарев. — В ближайшие два-три года неэффективно действующие коллективные хозяйства — остатки колхозов и совхозов — прекратят свое существование, и их место займут эффективные собственники. В крае сформирован фонд перераспределения земельных участков в размере около 1,5 млн гектаров. Это собственность субъекта Федерации, которую он вправе отдавать в аренду на длительный период — на 25 и более лет».

Второе рождение машиностроения

В перечень недооцененных отраслей аналитики включают и машиностроение, которое традиционно не обделено вниманием региональных властей. «Неизбежный рост цен на сельхозпродукцию вдохнет жизнь в те отрасли машиностроения, которые ранее развивались в условиях низких цен на свою продукцию. Пока они находятся в депрессии, но уже в обозримой перспективе могут пережить второе рождение», — полагает Алексей Мельников.

Причем на первый план выходит обеспечение отрасли квалифицированными кадрами. По словам председателя правления Алтайсбербанка Владимира Песоцкого, в Стратегии не отражена роль краевой администрации в подготовке кадров для промышленности, испытывающей в последнее время острый дефицит квалифицированного персонала. «Чтобы восстановить разрушенную систему подготовки квалифицированного рабочего, придется обращаться к советскому опыту, вплоть до создания фабрично-заводских и ремесленных училищ», — считает банкир.

Характерно, что идея укрупнения предприятий машиностроения до сих пор не только не была реализована, но и не находит себе сторонников. Попытки создать на базе ОАО «Алтайдизель», ОАО «Алтайский завод агрегатов», ОАО «Кузнечно-прессовый завод» и ряда других предприятий машиностроительный холдинг, по мнению Евгения Ганемана, были обречены на провал в силу искусственности самого замысла. «Объективных причин для вхождения в холдинг нет — тот же «Алтайдизель» мог бы поставлять в пределах этой структуры только 12% от своего объема производства. Кроме того, объединение противоречит интересам собственников этих предприятий — никто не хочет расставаться с властью», — полагает Ганеман.

Большинство из потенциальных кандидатов на вхождение в холдинг находится в состоянии, которое, по выражению экспертов, «делает подобное объединение похожим на союз нищих». Причина такого положения заключается в том, что пока продукция сельхозмашиностроения не пользуется тем спросом, который необходим для организации рентабельного производства.

Кластеры против холдингов

Алтайским бизнесменам предложили ориентироваться на экономику «нового» типа. На фото — гендиректор ООО «Алтайский завод прецизионных изделий» Виктор Герман (слева) и директор Института проблем промышленного развития Владимир Бородин. Фото Аркадия УВАРОВА

Гораздо более перспективной по сравнению с идеей создания машиностроительных холдингов алтайские экономисты считают концепцию организации промышленных кластеров. В качестве примера приводится Бийск, где сосредоточены предприятия, производящие фармацевтическую и витаминную продукцию. «Это почти готовый кластер — в последнее время там активно развиваются «Алтайвитамины», «Эвалар» и другие, более мелкие предприятия, рядом расположена сырьевая база, имеются научные кадры. Бийский олеумный завод владеет промышленной технологией изготовления суспензии, — рассказывает Владимир Бородин. — Независимо от того, объявляем мы это направление приоритетом или нет, процесс развивается именно так».

Надежды в промышленных и деловых кругах края в последнее время возлагаются также на возрождение мелкотоварного производства. В Институте проблем промышленного развития предлагают провести комплексную реструктуризацию промышленных предприятий, освободить простаивающие мощности, которые можно было бы передать предприятиям малого и среднего бизнеса. Крупные предприятия региона уже избавляются от непрофильных активов — ОАО «Алттрак» в свое время отказалось от услуг дочернего предприятия, производящего запасные части к сельхозтехнике. «Дочка» вскоре была признана банкротом, но ее место заняло вновь созданное малое предприятие, которое сейчас выпускает комплектующие уже не только для рубцовских тракторостроителей, но и за пределы региона. Как считает Евгений Ганеман, если бы краевые власти стимулировали кооперацию между крупным и средним производственным бизнесом, подобных положительных примеров было бы в регионе гораздо больше.

Стратегия «новой» экономики

«К сожалению, Стратегия ориентирована на то, чтобы край догонял ушедшие вперед регионы, — отмечает Владимир Песоцкий. — Но просто так их никогда не догнать — необходимо искать направления, где Алтай мог бы вырваться вперед. Ими вполне могли бы стать производства, внедряющие наукоемкие технологии в производственную сферу и коммерциализирующие свою интеллектуальную собственность, как это делают, например, Федеральный научно-производственный центр «Алтай» (Бийск) или холдинг «Сибирьэнергоуглеснаб».

Актуальность для региона развития «новой» экономики признает и Алексей Мельников: «Россия — страна, где много образованных людей, которые живут плохо. Из Барнаула, например, каждый год выезжает работать на Запад в сфере программирования около 150 человек».

По словам начальника Главного управления экономики и инвестиций края Владимира Псарева, «модернизация хозяйствующих субъектов и ведущих отраслей завершит формирование экономики инновационного типа».

Между тем часть экспертов подвергает сомнению не только обоснованность выбранных приоритетов, но и саму возможность достижения заявленных в документе целей. «Нет никакой уверенности в том, что предусматриваемое в Стратегии удвоение роста промышленного производства на некачественной технологической базе приведет к желаемому результату — к повышению уровню жизни населения, — заявляет Владимир Бородин. — Более того, объявленная цель — увеличить валовый региональный продукт — больше напоминает лозунг. В основе документа нет анализа рынка. Остается неизвестным, будет ли продукция ведущих предприятий края впредь требоваться в тех же объемах. Спрос на нее может измениться, как это неоднократно случалось раньше».

Аналогичной точки зрения придерживается и Владимир Песоцкий, считающий, что в Стратегии нет главного — механизма реализации, что «превращает документ в благие пожелания».

Вячеслав САЛАНИН, Барнаул


Comments are closed.

Так же в номере