Главная » Спецвыпуск » Все средства хороши

Все средства хороши

Эльмира НИГОМЕДЬЯНОВА
Российской оборонной промышленности хронически не везет. Как только у правительства «доходят руки» до ВПК, очередные ведомственные перестройки сводят на нет любые инициативы. Пока в правительстве определяются с экономической политикой в отношении ВПК, в регионах стараются спасти все что можно. Здесь на первый план выходят задачи сохранения уже не столько обороноспособности страны в целом, сколько действующих производств и рабочих мест.

Конкуренция обостряется
Система ОПК должна меняться в зависимости от смены обстановки, — говорит полпред президента в СФО Анатолий Квашнин. Фото Аркадия УВАРОВА

«Система ОПК должна работать так: есть структура вооруженных сил, и на каком-то жизненном цикле она меняется в зависимости от смены обстановки, — говорит полпред президента в Сибирском федеральном округе Анатолий Квашнин. — Обычный цикл смены — 30 лет, в среднем именно столько «живет» образец вооружения. На этот срок должен быть разработан план строительства и развития вооруженных сил, под который формируется соответствующий состав вооружений, динамика их ремонта, модернизации и закупок новой техники. По классике, обновление техники должно составлять 3-5% в год. Под эту цифру и загружаются производственные мощности ОПК, работающие в одну смену в пятидневку. В случае войны предприятия ОПК переходят на трехсменное и семидневное производство, и объем продукции вырастает в пять раз».

По данным информагентства «ТС-ВПК», ядро «оборонки» сегодня формируют порядка 1600 предприятий и организаций. Очевидно, содержание такого количества оборонных предприятий государству уже не нужно, да и не по силам. Поэтому сокращение мощностей объективно неизбежно. Другое дело, что непонятно, кого и как будут «сокращать».

«Пока нет госпрограммы вооружений на 10 лет, сформировать программу развития ОПК невозможно, — говорит Анатолий Квашнин. — Мы же пока живем одним годом».

В регионах, особенно удаленных от Москвы, всерьез опасаются, что в результате правительственных реформ пострадают в первую очередь периферийные предприятия, которые труднее контролировать и дороже эксплуатировать и чьи лоббистские возможности заведомо ниже. «Такое впечатление, что реформаторы «оборонки» хотят оставить по нескольку предприятий каждой отрасли в центре, а остальные пусть выживают как хотят», — высказывает предположение заместитель начальника Новосибирского областного управления промышленности Виктор Францев, и с ним согласны многие сибирские оборонщики.


 

Не судьба

 

Речь о реструктуризации военно-промышленного комплекса СССР впервые зашла в 1988 году, когда в недрах ЦК КПСС появилась аналитическая записка о переводе части мощностей ВПК на гражданские рельсы. По воспоминаниям гендиректора компании «Новые программы и концепции» Бориса Кузыка, тогда впервые была высказана мысль о том, что до 60-70% мощностей «оборонки» нужно задействовать в выпуске гражданской продукции.

Впрочем, «оборонка» никогда не работала только на оборону — большая часть холодильников, магнитофонов, вычислительной техники, пылесосов и стиральных машин России производилась на предприятиях ВПК. По данным Geosite.com, в конце 80-х годов на 1800 предприятиях ВПК России было занято около 4,5 млн человек, в том числе 800 тыс. — в сфере науки. Это составляло около четверти занятых в промышленности.

Однако о широкомасштабной конверсии заговорили только в начале 90-х годов. Но и конверсионная кампания провалилась. Правда, к настоящему времени военная продукция составляет лишь 55% от общего объема промышленного производства российского ВПК (как и предполагалось ранее). Но нужно учитывать, что объемы выпуска составляют от силы 20-40% от уровня начала 90-х годов.

В 1993 году появилась новая концепция военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами, в рамках которой подразумевалось, в частности, создание крупных интегрированных структур — холдингов — под поставки конкретного продукта на внутренний и внешний рынки. Так появились указы о формировании ОАО «Тактическое ракетное вооружение», концерна ПВО «Алмаз-Антей», АВПК «Сухой» и других.

В эти же годы произошли акционирование и приватизация существенной части «оборонки» — в основном дорогостоящих промышленных гигантов.

В начале 2000-х годов государство вновь обратило внимание на ВПК. Тогда же была разработана федеральная целевая программа «Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (2002-2006 годы)» (так называемая «Клебановская программа»), в рамках которой должны были быть созданы 40-50 крупных научно-производственных холдингов в виде ФГУПов или ОАО со стопроцентным государственным участием. Предполагалось, что эти структуры, в высокой степени замкнутые, будут ориентированы на производство вооружений и военной техники.

Однако в результате реформирования российского правительства в 2003 году все экономические реформы застопорились, и сегодня речь о «Клебановской программе» уже не идет. Впрочем, об этом мало кто печалится. В Сибири, в частности, эта программа вызывала много нареканий. При создании вертикально интегрированных структур сибирским предприятиям отводилась роль цеха — они не получали напрямую оборонного заказа, не могли работать самостоятельно. К тому же региональные власти были недовольны тем, что при акционировании предприятий ВПК «по Клебанову» ни предприятия, ни территории не получали ничего, хотя первоначально планировалось обязательное участие субъектов Федерации в управлении холдингами.


 

На региональном уровне

 

Пока суд да дело, региональные и местные власти стараются повысить конкурентоспособность «своих» оборонщиков. Прежде всего они поощряют, а иногда и инициируют создание достаточно крупных интегрированных структур, которые смогли бы привлекать заказы, в том числе военные и экспортные как наиболее выгодные. В частности, 3 февраля 2004 года был учрежден холдинг «Орион СРС», в который войдут шесть предприятий, в том числе три омских ФГУПа, а головным предприятием станет Омский НИИ приборостроения. Холдинг будет специализироваться на разработке и производстве оборудования систем связи. «Если проект будет реализован, то в России появится первый военно-промышленный холдинг, зарегистрированный не в Москве, а в регионе», — говорит начальник отдела Управления Федеральной антимонопольной службы по Новосибирской области, к. э. н. Сергей Чирихин.

Создание интегрированной структуры на базе сибирских предприятий оптико-механической отрасли осложняется тем, что все предприятия имеют разную форму собственности, а один из потенциальных участников холдинга — ФГУП «Новосибирский приборостроительный завод» — один из кандидатов в банкроты. Фото Михаила ПЕРИКОВА

По словам Виктора Францева, готовится ТЭО по созданию интегрированной структуры на базе сибирских предприятий оптико-механической отрасли. Уже создана ассоциация «Сибирский научно-производственный комплекс техники ночного видения», объединившая четыре института и четыре предприятия для организации серийного производства новых типов электронно-оптических преобразователей и приборов ночного видения. Дело осложняется тем, что на всех предприятиях разная форма собственности, а один из потенциальных участников холдинга — ФГУП «Новосибирский приборостроительный завод» — является одним из первых в регионе кандидатов в банкроты. Помимо этого, над предприятием довлеет желание группы РАТМ (она уже контролирует новосибирский завод «Экран» и Ростовский оптико-механический завод) заполучить его активы, чтобы сформировать частный холдинг под своим контролем. Как полагает ряд экспертов, спрос на современную оптику (не только ночного, но и теплового видения) будет расти, поэтому надо захватывать нишу уже сейчас.

В то же время, по словам первого вице-губернатора Новосибирской области Василия Юрченко, по каждому предприятию вопрос о вхождении в холдинг «нужно рассматривать персонально со всех сторон — что за холдинг, его цели, задачи, кто еще в него входит, на каких основаниях, как решаются вопросы с собственностью». В частности, опыт новосибирского завода им. Коминтерна и НИИ измерительных приборов по вхождению в «Алмаз-Антей» в регионе считают не слишком удачным — загрузка предприятий снизилась, а на недавнем заседании правительственной комиссии, где рассматривался вопрос о возможном банкротстве этих и ряда других новосибирских предприятий, по свидетельству очевидцев, представители «Антея» даже не посчитали нужным присутствовать.

Кроме того, из достаточно успешных региональных проектов можно назвать не оформленную в холдинг кооперацию ряда предприятий и организаций в рамках программы «Силовая электроника». Системы силовой электроники охватывают методы и средства, обеспечивающие управление потоками энергии с помощью электронных приборов. В результате эффективность использования электроэнергии повышается на 30-40%, хотя стоимость приборов увеличивается незначительно. Начавшись в 2001 году с кооперации науки и малого бизнеса, программа в различные периоды объединяет до 30 участников, в том числе до 50% — предприятия и организации ВПК. Для оперативного руководства создана управляющая компания — АО «Силовая электроника Сибири». По словам его главы Сергея Харитонова, схема работы строится следующим образом: ученые (как правило, из академической или вузовской среды) самостоятельно проводят маркетинговые исследования и создают опытный образец продукции, который может быть востребован рынком (на это им выделяют ресурсы областная администрация или различные фонды). Затем уже с опытным образцом и с рынком сбыта идут на заводы, которые самостоятельно (на свои или заемные средства) организуют доводку изобретения и производство установочной партии. Впоследствии заводы самостоятельно расширяют номенклатуру и рынок сбыта товара. В прошлом году, по словам Харитонова, в программе участвовали 17 предприятий и организаций, которые выпустили продукции на 2 млрд рублей, было создано более 500 рабочих мест.

Иногда, чтобы поддержать «своих» оборонщиков, местные власти формируют так называемые «региональные заказы» на производство гражданской продукции (например, на Новосибирском заводе полупроводниковых приборов была выпущена партия счетчиков электроэнергии).

 

Дело рук самих утопающих

Но, по общему мнению всех опрошенных экспертов, все усилия региональных властей будут напрасными без инициативы со стороны менеджмента самих предприятий.

Так, ФНПЦ «Алтай», специализирующийся на выпуске материалов для ракетостроения, в конце 90-х создал более сотни предприятий малого и среднего бизнеса для раскрутки своих разнопрофильных проектов. Все «дочки» были объединены в холдинговую компанию НПК «Алтай». Как рассказывает Сергей Чирихин из теруправления ФАС, структура холдинга имеет замкнутый цикл: под его «крышей» действуют выведенные за пределы госпредприятия подразделения технического обслуживания: транспортные, снабженческие, сбытовые. Все предприятия обслуживаются в учрежденном концерном Народном промышленно-земельном банке, который обеспечивает оперативное кредитование.

Объединенные в холдинг предприятия действуют автономно и взаимодействуют с ФНПЦ на основании договоров хозяйственного обслуживания. Холдинг платит госпредприятию за аренду помещений и оборудования. В свою очередь ФНПЦ, самостоятельно выпуская лишь спецпродукцию, поручает выполнение всех основных работ предприятиям холдинга. При этом предприятия холдинга оказывают ФНПЦ не более 50% объема своих услуг, остальные заказы они находят на стороне.

Выручка от реализации наукоемкой продукции ФНПЦ «Алтай» и группы его предприятий по итогам 2003 года по сравнению с 2002 годом увеличилась на 30% и превышает 1 млрд рублей, ФНПЦ активно экспортирует свои разработки. Номенклатура выпускаемой продукции включает в себя более 400 наименований.

Новосибирское АО «Сибсельмаш», когда-то крупнейшее в СССР предприятие по производству боеприпасов и прицепной сельхозтехники с 30-тысячным коллективом, осталось без оборонного заказа в 1992 году, спрос на сельхозтехнику тогда тоже сократился почти до нуля. Завод перевел часть мощностей на выпуск ленточных конвейеров для угольной промышленности и сегодня является ведущим производителем этой продукции в СНГ. Параллельно шло освоение других перспективных рынков. Сегодня завод выпускает горно-шахтное оборудование (порядка 50% от всего объема производства), сельхозтехнику (30-35%), широкий спектр товаров народного потребления (10%), а также инструменты, спецтехнику, лесопильное оборудование, нестандартное оборудование для сортировки яиц, переработки масла, мельничные комплексы.

В 1997 году были созданы три дочерних предприятия: ГУП «Машиностроительный завод ПО «Сибсельмаш», выпускающее до 70% продукции, ГУП «ПО-Сибсельмаш-спецтехника», в которое вошли цеха нестандартного оборудования, ремонтный, строительный и электромонтажный и ГУП «Инструментальный завод «Сибсельмаш». Каждое из этих предприятий самостоятельно осваивает «свои» рынки, сформировало оптимальную номенклатуру продукции, деятельность всех трех координируется советом директоров ПО «Сибсельмаш». В 2001 году холдинг был акционирован, 100% акций принадлежат государству. По итогам 2004 года его выручка составила более 1 млрд рублей.

ОАО «Бердский электромеханический завод», тоже в 90-е годы оставшееся практически без госзаказа, перебрало более 350 наименований гражданских изделий, пока не нашло окупаемую замену «оборонке» — электроприводы для управления запорными устройствами трубопроводной арматуры, управляющая гидравлика, детали точной механики и электроники для горно-шахтного оборудования, рентгенографические установки, широкий спектр товаров народного потребления. По словам генерального директора ОАО «БЭМЗ» Виктора Осина, в последние четыре года ежегодный прирост объемов производства предприятия составлял от 15% до 20%, в прошлом году около 70 млн рублей завод инвестировал в новое оборудование.

Холдинговая компания «НЭВЗ-Союз» также значительно расширило прежнюю специализацию Новосибирского электровакуумного завода, на базе которого она основана. Компания практически заново сформировала научную базу, создала несколько специализированных КБ, цех собственного машиностроения и изготовления инструментов, кроме того, осуществляется тесное сотрудничество с институтами СО РАН. В дополнение к традиционному производству СВЧ-техники, изделий из тугоплавких металлов, керамических изделий в компании освоен выпуск радиотехнических приборов и микроэлектроники, медицинского оборудования.

Конечно, тиражировать успешный опыт отдельных предприятий очень сложно — у каждого из них своя техническая база, свое оборудование, своя номенклатура изделий. Кроме того, предприятия, выпускающие не конечный продукт, а комплектующие, не получают напрямую ни оборонного, ни экспортных заказов, а рынок сбыта у них заведомо ограничен, и таких в Сибири достаточно много. Быть включенными в холдинговую структуру для них порой представляется чуть ли не единственным выходом.

Для защиты своих интересов предприятия объединяются в различные союзы и ассоциации. В Сибири действуют региональные отделения РСПП, лиги содействия оборонным предприятиям, МАРП, новосибирские оборонщики 10 лет назад объединились в общественную организацию «Содружество. Эффективность. Развитие» (СЭР). Совместными усилиями они пытаются установить конструктивный диалог с властями всех уровней, повлиять на законотворческий процесс. Иногда им это удается.

Сколько еще сибирским предприятиям предстоит «выживать», неясно. Сибирский полпред называет как минимум две причины, по которым сибирская «оборонка» будет продолжать существовать: «Во-первых, в любом случае ОПК должен быть рассредоточен, поэтому предприятия отрасли будут и в Сибири. Во-вторых, сибирский ОПК более молодой и современный, поэтому у него есть все шансы сохранить производство».

Так что дело за малым — дожить до того дня, когда здравый смысл победит и государство наконец определится со своей промышленной политикой.Отдельная тема — выстраивание взаимоотношений с «Рособоронэкспортом», который сегодня практически монополизировал экспорт российских вооружений (см. статью об этой организации в этом же обзоре). По сложившейся практике, он самостоятельно распределяет заказы на экспортные поставки среди российских предприятий. Ряд региональных администраций, заинтересованных в привлечении экспортных заказов на «свои» предприятия, заключил с госпосредником соглашения, в рамках которых оборонным предприятиям, выполняющим экспортный заказ, могут предоставляться гарантии из регионального бюджета и другие преференции.

Другое направление приложения сил региональных властей — разработка разного рода конверсионных программ с тем, чтобы повысить долю наукоемкой гражданской продукции в общем объеме выпуска оборонных предприятий. Так, с 1997 года в Омской и Томской областях работает программа «СибВПКнефтегаз», в рамках которой сибирские предприятия ВПК осваивают выпуск нефтегазового оборудования. В 2000 году к программе подключились предприятия Новосибирской области.

Как отмечает в своем докладе к.э.н., специалист Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН Любовь Лугачева, после финансового кризиса 1997 года доля приобретаемого нефтяниками и газовиками российского оборудования повысилась с 55% до 80-85%. «Период стабильной загрузки заводов ВПК в 1998-2001 гг. принес плоды очень быстро, — пишет эксперт. — Сейчас доля оборонных предприятий в объемах производства высокотехнологичного оборудования для российского ТЭК составляет более 30% Однако в последние два года наметилась довольно серьезная конкуренция внутри России. По каждому виду продукции появилось как минимум 4-5 производителей. Чтобы ее продать, заводам приходится участвовать в мини-тендерах, организованных покупателями».

Наибольшее количество предприятий ВПК в Сибирском федеральном округе представлено в производстве боеприпасов и спецхимии (22%), электронной промышленности (15%) и средств связи (14%). Более половины всех предприятий ВПК округа сосредоточены в Новосибирской (31%) и Омской (22%) областях.

По форме собственности предприятия ОПК разделены примерно поровну: 46,5% — государственные, 38,6% — акционерные общества с участием государства и 14,9% — АО, не имеющие закрепленный в госсобственности пакет акций.

Объемы экспортных поставок, осуществляемых сибирскими предприятиями ВПК по договорам с ФГУП «Рособоронэкспорт», составили в 2002 году более $40 млн, в 2003-м — около $200 млн, 2004-м — $128,3 млн. По состоянию на 4 марта 2005 года ФГУП «Рособоронэкспорт» имеет договорные обязательства на поставку продукции военного назначения с предприятиями ВПК СФО на общую сумму порядка $200 млн.



Comments are closed.

Так же в номере