Главная » Финансы » Финансовые конструкции вместо технологий

Финансовые конструкции вместо технологий

В чем специфика работы с иностранными и отечественными банками? Насколько эффективным является привлечение средств через облигации и IPO? Каким образом можно оптимизировать управление финансами в группе компаний? На эти и другие вопросы ЮЛИИ ДАНИЛОВОЙ ответил заместитель генерального директора по экономике и финансам ОАО «Кузбасская Топливная Компания» АНДРЕЙ МАГАЕВ.

Централизация финансов обеспечивает полноту информации

— Андрей Николаевич, какова компетенция финансового директора в вашей компании?

— У нас финансовый директор решает четыре задачи и наделен всеми необходимыми для этого компетенциями. Первая задача связана с планированием финансовых ресурсов, которые использует группа компаний «КТК». Мы стараемся это делать в активном, а не реактивном режиме, то есть мы заранее прогнозируем ситуацию и финансово готовимся к ней, а не тогда, когда что-то случилось и все начинают искать источники финансирования. Второе — это выбор финансовых институтов, с которыми должна работать «КТК» и все наши дочерние компании. У нас эти вопросы решаются централизовано. Третье — определение наиболее оптимальных финансовых инструментов для решения тех задач, с которыми сталкивается наша группа. Четвертая — самая простая и ясная — управление финансовыми потоками самой «КТК» и группы в целом.

Эти компетенции развивались эволюционно. Сначала полномочия ограничивались деятельностью самой «КТК», так как дочерние компании все вопросы относительно кредитования и расчетов со своими контрагентами решали самостоятельно. В конце 2009-го и в 2010 году мы решили создать централизованную систему управления финансами. Она предполагала представление не отдельно взятого предприятия, а группы в целом. Это означает, что с банками будет работать группа в целом, как единое юрлицо, а не конгломерат разрозненных компаний, и размер кредитного портфеля будет формироваться по группе в целом и устанавливаться в головной компании. Согласно этой системе наши дочерние предприятия формируют свои бюджеты и присылают их на согласование в головное предприятие. Контроль их исполнения осуществляется централизованно. Принципы финансового управления стали едиными для всей группы в рамках единого казначейства.

— Чем была вызвана необходимость этой централизации? Выполнили ли вы те задачи, которые ставили перед собой?

— Да, мы получили желаемый результат. Все стандарты кредитования, которые были доступны для «КТК», распространились на все наши дочерние предприятия. Это было непременным условием нашего сотрудничества с банками. А если учесть, что у «КТК» как у крупного заемщика ставки всегда были ниже среднерыночных, то «дочки» получили доступ к более привлекательным условиям финансирования. Второе — все финансовые потоки наших «дочек» стали прозрачны и открыты, и при необходимости мы можем оперативно мобилизовать ресурсы в одном месте и перебросить их в другое, где возник краткосрочный дефицит в деньгах. И наконец, поскольку наша компания является публичной, и мы регулярно представляем на рынок отчетность по МСФО, то даже малейшая неприятность у наших «дочек» может ударить по имиджу группы в целом. Централизация финансовых потоков позволяет нам в оперативном режиме отслеживать финансовую картину в бизнесе в целом и своевременно реагировать на форс-мажорные ситуации.

— Вы проводили работу по централизации финансовых потоков сами или прибегали к услугам консультантов?

— Мы набрали в штат компетентных специалистов, которые смогли самостоятельно реализовать этот достаточно сложный проект. К услугам сторонних экспертов мы не прибегали, хотя существующие подходы к решению этой задачи мы изучили и учли их в своей работе.

Преимущества разных банков

— Ваша компания активно работает с банками, как отечественными, так и иностранными. Можете оценить, в чем заключаются особенности привлечения кредитных ресурсов в России и за рубежом?

— Во-первых, в стоимости кредитных ресурсов. У зарубежных банков деньги, как правило, дешевле, чем у российских. Во-вторых, иностранные банки кредитуют на более короткие сроки, чем отечественные. Это связано с тем, что их страновые риски на Россию в целом ограничиваются сроком пять лет. Ни один инобанк, как и их местные «дочки», не даст ресурсы на более длительный срок. Банки РФ могут кредитовать на 5, 7 и даже 10 лет. В этом их самое существенное конкурентное преимущество. В-третьих, у западных и отечественных кредиторов разные подходы к обеспечению возвратности кредита. Иностранные банки большее внимание уделяют оценке репутации заемщика, тому, как он вел себя в периоды финансовых затруднений, способен ли был рассчитываться по своим обязательствам или у него возникали сложности, нашел ли он пути для их решения или нет. Для иностранцев эти критерии более существенны, чем наличие материальных залогов. Российские банки делают акцент на наличие материальных залогов, закладов, а также поручительств.

Кроме того, они очень часто выдвигают достаточно категоричные требования — ковенанты (показатели или события, нарушение которых влечет за собой последствия, прописанные в договоре — прим. «КС»), сопутствующие кредитованию. Их можно разделить на две группы. Первая — требования, которые характеризуют финансовое состояние заемщика и позволяют банку оценить риски в отношении этого клиента. Это нормальные положительные ковенанты, против которых мы абсолютно не возражаем. Вторая — требования, связанные с тем, чтобы привлечь как можно больше бизнеса заемщика на конкретный банк. Например, кредитор может сказать: мы хотим, чтобы не только вы обслуживались у нас, но и все ваши «дочки». Хотя они на финансовое состояние материнской компании существенного влияния не оказывают. Или кредитор заявляет, что заемщик существенную часть валютной выручки должен продавать только у них. Хотя это никак не влияет на риски заемщика. Такого рода ковенанты преследуют другие цели — это дополнительные доходы от расчетно-кассового обслуживания заемщика. Они хотят получить не просто проценты по кредитованию, но и дополнительные доходы. Отсюда и эти категоричные ковенанты, очень напоминающие шантаж. У иностранцев подход к заемщику более мягкий.

— Когда выгоднее обращаться за ресурсами к отечественным и иностранным банкам?

— В нашем кредитном портфеле львиную долю составляют кредиты, взятые в иностранных банках. Частично это связано с тем, что у нас большая часть выручки в валюте. Конечно, валютные займы можно было бы получить и у отечественных кредиторов, однако их параметры хуже, чем у иностранных банков. Например, если мы привлекаем кредит на срок 5 лет, то мы хотим, чтобы ставка по нему была фиксирована и неизменна на протяжении всего срока кредитования. Российские банки в лучшем случае предложат плавающую ставку, завязанную на MosPrime или LIBOR, но чаще всего включат в условия договора возможность изменения ставки в одностороннем порядке.

В результате получается, что мы взяли сегодня кредит по одной цене и заложили его оплату в бюджет, а через некоторое время банк в силу определенных обстоятельств может повысить ставку. И у нас как у заемщика нет возможности этому противостоять: мы должны либо гасить кредит, либо принимать новую ставку. В условиях предкризиса и кризиса российские банки очень активно это применяют. Этот механизм позволяет коммерческим банкам за счет добросовестных заемщиков компенсировать неполученные доходы от проблемных кредитов. Нам это не нравится. Иностранные банки не выставляют таких требований. Так что тут выбор очевиден — с инобанками работать экономически целесообразнее, потому что они предлагают более выгодные и предсказуемые условия кредитов.

Российские банки имеют преимущества в случае кредитования на длительные сроки. Если требуются более длинные деньги, то тут вариантов уже нет — приходится работать с отечественными кредиторами.

— В вашем финансовом инструментарии также есть опыт привлечения средств через размещение акций в рамках IPO. По прошествии полутора лет с момента размещения довольны ли вы этим инструментом? Насколько выгодным оказалось вложение для ваших инвесторов?

— На IPO выходят тогда, когда у компании появляется избыточный кредитный портфель и она хочет избавиться от него или сократить расходы, связанные с его обслуживанием. Вырученные после размещения акций деньги безвозвратные. Их можно направить куда угодно. На развитие компании, на гашение ранее взятых кредитов, что мы и сделали. В то же время хочу отметить, что IPO — это достаточно сложный, дорогой и затратный по времени инструмент, который доступен немногим. Позволить себе стать публичной может только компания с ясными схемами работы, которая способна открыть отчетность, систему управления, допустить к управлению независимых директоров со стороны, то есть стать абсолютно открытой и прозрачной для инвесторов и общественности. «Кузбасская Топливная Компания» именно из таких предприятий, и итоги проведения IPO это только подтвердили.

Мы удовлетворены результатами IPO, думаю, что наши инвесторы тоже. Все обещания, которые были даны во время размещения, «КТК» безукоризненно выполняет: дивиденды платит, все показатели, которые декларировались, обеспечивает. «Кузбасская Топливная Компания» — публичная и открытая и все требования по деятельности публичной компании выполняет в полной мере. И наконец, те оценки, который публикуют инвестиционные банкиры в отношения «КТК», внушают оптимизм по развитию бизнеса компании, а значит, и по росту стоимости акций.

— Планировали ли вы использовать такой инструмент привлечения ресурсов, как облигации?

— В настоящий момент мы оцениваем возможность размещения облигаций компании на финансовом рынке.

Финансовый консалтинг должен иметь практическую значимость

— Насколько эффективными, востребованными, на ваш взгляд, являются различные семинары и тренинги для обучения/повышения квалификации финансового персонала?

— Мы внимательно следим за всеми финансовыми семинарами и тренингами, которые проходят в России и за рубежом. Но, на наш взгляд, они не очень актуальны. Чаще всего их проводят не практики, а теоретики, что делает эти курсы оторванными от действительности. Я знаю, о чем говорю. У меня за плечами 30-летний опыт преподавания в Новосибирском техническом университете, где я читал курс «Финансы и кредит». На свои лекции я всегда приглашал руководителей банков, кредитников, оценщиков, чиновников, которые занимаются финансами, чтобы они делились опытом с аудиторией: на что нужно обратить внимание, как трактовать ту или иную финансовую ситуацию, что, со слов студентов, было особенно ценно.

Для выполнения конкретных целей мы предпочитаем привлекать к работе компетентных специалистов, которых не нужно обучать. Также нередко для решения определенных задач мы обращаемся в компании, которые уже прошли этот путь. Они рассказывают о нюансах проекта, а мы перенимаем их опыт, смотрим, можем ли мы сами повторить их действия или нужно привлекать кого-то для выполнения этой работы. Но пока все проекты мы реализовывали самостоятельно.

С другой стороны, мы сотрудничаем с вузами, где подбираем перспективных студентов, берем их на стажировку в компанию, где они приобщаются к практической финансовой работе под руководством наших работников. После того, как студент заканчивает вуз и показывает, что он способный, адекватный человек и влился в коллектив, мы его приглашаем в компанию на постоянную работу.

— Востребован ли сегодня на рынке финансовый консалтинг? В каких ситуациях?

— Финансовый консалтинг нужен тогда, когда у финансового руководства не хватает компетенции. Но он должен иметь практическую значимость. Это должны быть такие консультации, которые могут быть реально применимы для данного предприятия. Если консалтинговые группы, способные оказать подобные услуги, существуют, то это хорошо и их нужно привлекать.

К примеру, мы привлекали консультантов, когда готовились к IPO. Опыта проведения этой работы у нас не было, и мы обратились за помощью к профессионалам. В той сфере, в которой мы работаем и знаем весь инструментарий, нам консалтеры не нужны. Наших компетенций обычно и так достаточно.

— Аудиторские услуги тоже востребованы в зависимости от целей и ситуации в компании? Нужно ли их заказывать у «дорогих» специалистов?

— Задача аудитора — посмотреть сверху свежим взглядом на все процессы в компании, найти недостатки в ее работе и дать необходимые рекомендации, как их исправить. Чем больше круг общения аудитора, тем больше он сможет увидеть и более профессионально скорректировать ситуацию. На основе накопленного опыта он может предупредить возникновение каких-то сложностей, приближения которых предприятие в текучке будней просто не замечает. В такой ситуации получается, что статусные аудиторы важны и необходимы.

Инструменты для управления финансами

— Есть ли у вас собственные разработки в сфере финансовых технологий?

— На наш взгляд, термин «финансовые технологии» на сегодняшний день устарел. Стандартные финансовые технологии — это набор взаимосвязанных финансовых инструментов, которые применяются для решения той или иной задачи. Но финансовая жизнь сегодня настолько разнообразна, что предвидеть ее повороты совершенно невозможно, поэтому только стандартными инструментами обойтись уже не получится. Необходимо самому конструировать многомерные и сложные финансовые инструменты из набора различных стандартов, чтобы они помогали решать ваши задачи. У нас такие конструкции есть.

— Можете рассказать о некоторых из них подробнее?

— Одна из наиболее интересных связана с продажей валютной выручки. Суть конструкции заключается в следующем: все валютные средства поступают на наш счет в один банк, затем мы их распределяем по нескольким кредитным организациям и продаем, создавая между ними экономическую конкуренцию. Я считаю, что это одна из самых уникальных финансовых конструкций, которые сегодня существуют на рынке. Она позволяет нам решать сразу несколько задач. Мы работаем по продаже валюты не с одним, а с несколькими банками. У нас появляется возможность сравнивать полученные результаты, и наши партнеры об этом знают. Они хотят, чтобы мы продавали больше валюты именно через них, и стараются ее продавать лучше. Кроме того, как правило, валюта из одного банка в другой быстро «не ходит». Она обычно идет через американские банки-корреспонденты, и этот процесс редко укладывается в один день. А так как у нас партнеры конкурируют между собой, они все успевают сделать очень быстро. В результате мы утром сообщаем банкам, какую сумму переводим, в этот же день получаем рубли, которые банки нам перечисляют в счет своей валютной позиции, и потом осуществляем с них все необходимые платежи.

Еще хотелось бы отметить такую конструкцию, как операции казначейского характера, когда мы используем возможности и средства одной компании для удовлетворения потребностей другой. Технология казначейства обычно строится на базе одного банка. Уникальность нашего казначейства состоит в том, что мы работаем со многими банками, обслуживающими предприятия одной группы, но, несмотря на то что все средства находятся на счетах в разных банках, мы имеем возможность оперативно управлять этими деньгами из Кемерова в рамках одного счета. И такие конструкции мы формируем постоянно, так как они позволяют нам оптимизировать управление финансами в нашей группе.



Comments are closed.

Так же в номере