Главная » Бизнес » Алексей Тютин: «Мы стоим в начале нового этапа развития мобильной связи, с его новыми вызовами и очень большими возможностями»

Алексей Тютин: «Мы стоим в начале нового этапа развития мобильной связи, с его новыми вызовами и очень большими возможностями»

Изначально взяв стратегический курс на лидерство на рынке услуг 3G, «МегаФон» еще по итогам 2010 года занял второе место в России по количеству абонентов и объему выручки. Эксперты полагают, что 2011 год стал для мобильных операторов своеобразной точкой невозврата, когда средства, вложенные в строительство общероссийских сетей 3G, уже не позволяют вернуться к испытанным бизнес-моделям, а монетизация передачи данных стала краеугольным камнем всей российской отрасли телекома. Об особенностях работы на рынке мобильной передачи данных и перспективах его развития корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ МЕСАРКИШВИЛИ рассказал директор Сибирского филиала ОАО «МегаФон» АЛЕКСЕЙ ТЮТИН.

— Алексей Леонидович, в мае 2011 года исполнительный директор «Консорциума 4G» Гульнара Хасьянова выступила с пессимистичным заявлением, что стремительный рост трафика не сопровождается адекватным ростом доходов для операторов. Вы разделяете ее точку зрения?

— Совершенно не стоит столь сильно драматизировать ситуацию. Действительно, выйдя на рынок мобильной передачи данных, мы столкнулись со стремительным ростом потребления трафика. Годовой объем выручки от предоставления услуг 3G может вырасти на 50%, а трафик — в 10–15 раз, таковы современные реалии. Во-первых, это требования рынка, наших клиентов. Наша задача — предоставить качественный сервис нашему клиенту, где бы в России он ни находился. И за этот сервис он готов платить. Во-вторых, рост трафика компенсируется постоянным снижением затрат. Технологии развиваются вместе с рынком. И по одному волокну оптической линии мы можем передать информации в тысячи раз больше, чем по кабелю, проложенному 10 лет назад.

— Каковы причины таких темпов роста мобильного трафика? Не до конца удовлетворенные потребности пользователей в информации, рост проникновения Интернета или появление нового вида контента?

— Как бы ни банально это звучало, но мы живем в информационную эпоху. И в этой эпохе есть свои ступени развития, примерно по 5–6 лет. В 2001 году японская NTT DoCoMo запустила первую сеть 3G в мире, где основной акцент делался на высокотехнологичный контент: видеозвонки, MMS, i-mode, музыкальные сервисы. Фактически это было эволюционное продолжение бизнес-модели, используемой в сетях 2G, — по задумке оператора видеозвонки должны были сменить голосовые вызовы, MMS заменить SMS и т. д. Но в один прекрасный момент на смену операторской модели бизнеса, где компания контролировала контент и каналы его доставки, пришла модель глобальной геораспределенной информации.

Рынок завоевали ИТ-компании вроде Google, Yahoo, Яндекса, Facebook и прочие, которые активно стали генерировать собственный контент и агрегировать чужой, а самое главное, научили работать с информацией в Сети миллионы человек. Появилась новая культура использования Интернета, и глобальная Сеть стала создавать тот объем данных, который требовало новое информационное общество. Сейчас в России самый большой объем трафика создают социальные сети. В это же время начинают появляться файлообменные сети, а окончательным шагом формирования этой новой модели стало появление интернет-ориентированных смартфонов Apple iPhone и Google Android. Операторский контент стал не так интересен и уже не мог обеспечить стремительного роста выручки. Так мы переориентировались на передачу данных, где для потребителя основными ценностями стали скорость мобильного Интернета и его цена.

— Считается, что развитие всего рынка услуг 3G в Европе, а теперь и 4G, стимулировали производители телекоммуникационного оборудования, которые не заинтересованы в длительном сроке жизни какого-то одного стандарта. Ощущаете ли вы такое давление?

— Сегодня на рынке три стороны, которые вынуждены считаться друг с другом: операторы, вендоры и интернет-гиганты. По сути, в начале 2000-х годов именно производители и создаваемые ими отраслевые альянсы влияли на развитие мобильной связи. Благодаря им появились WAP, MMS, видеозвонки, некоторые форматы видеофайлов. Стандартизация — вещь хорошая, но сильно растянутая во времени. Например, чтобы обеспечить корректный обмен MMS-сообщениями или видеозвонками между операторами, компаниям необходимо заключать двусторонние соглашения. А ведь мобильных операторов в мире сотни…

Если рассмотреть Google или Apple, то они предлагают рынку совершенно другую идеологию: если у вас есть единая точка доступа в Интернет в виде смартфона или планшета, значит, у вас есть доступ к самым разным видам услуг и сервисов. Это и обмен электронной почтой, и всевозможные чаты, и онлайн-видео, и картография — главное, чтобы у вас был под рукой мобильный Интернет или Wi-Fi. Причем уже не важно, каким оператором вы пользуетесь и в каком стандарте он работает. Если бы все это внедряли вендоры на уровне «железа», мы бы это получили самое раннее через 10 лет. Поэтому в новых условиях производители оборудования сохранили свою выручку, но уже не определяют развитие отрасли как таковой. Удивительно, но первую скрипку теперь играют разработчики операционных систем для смартфонов.

— Рост объема информации в глобальной Сети вынуждает операторов увеличивать емкость своих сетей. По последним данным, у «МегаФона» в России около 23 000 базовых станций 3G, в то время у другого оператора на конец III квартала было построено около 12 000 базовых станций 3G. Можно ли расширять сеть до бесконечности и как это сказывается на финансовых показателях компании?

— Опережая других операторов по количеству построенных базовых станций 3G, мы можем и умеем монетизировать постоянно растущий интернет-трафик. По итогам III квартала 2011 года «МегаФон» показал OIBDA 41,9%, для сравнения: «Вымпелком» закончил квартал с маржинальностью 41,6%. Но при этом и капитальные затраты нашей компании тоже были значимо больше, которые мы смогли легко «закрыть» активностью наших абонентов и востребованностью услуг. На конец 2010 года на «МегаФон» приходилось 39% всего мобильного трафика в России, этот год мы можем закончить на отметке 45%. Такие объемы трафика в нашей сети еще раз доказывают, что инфраструктура «МегаФона», пожалуй, наилучшим образом соответствует потребностям потребителей данных услуг.

По различным прогнозам, к 2015 году объем глобального трафика увеличится в тысячу раз, что естественным образом потребует и развития наших сетей. Предположительно около 40% затрат придется на экстенсивное развитие (прокладка новых оптоволоконных линий связи, строительство новых площадок) и порядка 60% — на внедрение новых технологий, новых стандартов, более эффективное управление частотным диапазоном и многократное повышение пропускной способности наших ВОЛС. Одним словом, мы и дальше будем делать ставку на техническое совершенство нашей инфраструктуры.

Например, сегодня существуют программные комплексы (GPRS-оптимизаторы), которые позволяют программно сжимать видеопоток до 50%, и абонент на той же самой скорости сможет загружать на 50% информации больше в одну единицу времени. Более того, достаточно весомый резерв существует и при корректном использовании существующего радиочастотного ресурса. По лицензии на стандарт 3G «МегаФон», как и остальные операторы «большой тройки», обладает отрезком частот в 15 МГц — это три несущие частоты по 5 МГц каждая. Если объединить две соседние несущие частоты (технология Dual Carrier), мы можем добиться пиковой скорости в 84 Мбит/с, что очень близко к скоростям LTE при существующей лицензии.

— Не так давно «МегаФон» и «Скартел» (бренд Yota) как раз объявили о совместном предоставлении услуг 4G стандарта LTE в России. Как это будет происходить и какие надежды вы возлагаете на альянс?

— Точные рамки взаимодействия мы планируем определить в ближайшее время. Пока же могу сказать, что мы объединим свою инфраструктуру и обменяемся площадками для базовых станций и оптоволоконными каналами, которые в свое время «МегаФон» строил не только для сети 3G, но и с расчетом на пропуск скоростей LTE. Помимо существенного прироста скорости для конечного потребителя, развитие LTE может коренным образом изменить привычки и профиль самого клиента. В свое время в Европе было проведено исследование, что для беспроводных сетей предельным объемом ежемесячного трафика в расчете на одного абонента является отметка 50 ГБ — больше беспроводные технологии «переварить» будут не в состоянии. Сегодня уже становится очевидно, что такие объемы не представляют собой проблемы для LTE, а для последующих реализаций стандарта, таких как LTE Advanced, и подавно. Все это, безусловно, значимо перераспределит потоки трафика со стороны проводных провайдеров в сторону мобильных технологий, чему будет способствовать и активное развитие портативных устройств — планшетов и смартфонов. Можно сказать, что сегодня мы в очередной раз стоим в начале нового этапа развития мобильной связи, с его новыми вызовами и очень большими возможностями.



Comments are closed.

Так же в номере