Главная » Спецвыпуск » "В свободной конкуренции выживут немногие российские банки"

«В свободной конкуренции выживут немногие российские банки»

На вопросы, посвященные конкурентоспособности российских банков, перспективам банковского бизнеса в регионах, а также валютной и кредитно-денежной политике Банка России, в рамках конференции «Российский финансовый рынок: перспективы и возможности в 2004 году», состоявшейся на прошлой неделе в Москве, редактору отдела «Банки» газеты «Континент Сибирь» СЕРГЕЮ НИКИФОРОВУ ответил первый заместитель председателя банка ОЛЕГ ВЬЮГИН.

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Каковы перспективы конкуренции российских банков с иностранными в условиях либерализации валютного регулирования?

— Введение целого ряда мер по либерализации валютного регулирования отложено на год

— Что, по большому счету, может измениться за один год?

— На примере 2003 года мы видим, что многое. Уже пошел процесс консолидации банков, стали видны лидеры универсального и розничного банковского бизнеса, которые реально готовы конкурировать с иностранными банками. Это небольшое число банков, в том числе с иностранным участием, но, по нашему мнению, именно вокруг них и будет происходить консолидация российского банковского бизнеса.

Большинство маргинальных банков, конечно, уйдет, особенно после реальной либерализации валютного регулирования. Например, уйдут банки, специализировавшиеся на специфическом бизнесе по вывозу капитала через заключение фиктивных контрактов на оплату услуг.

Для обеспечения равных условий конкуренции сегодня нужно просто создавать благоприятное регулирование внутри страны, условия для концентрации банковского капитала, а также сделать эффективным банковский надзор. Тогда произойдет консолидация бизнеса, и, по моему мнению, российские банки не проиграют в конкуренции с иностранными.

— Допустим, крупные розничные банки в конкуренции не проиграют, а каковы перспективы банков «корпоративных»?

— По существу, «корпоративные» банки уже уходят со сцены. Если же вы имеете в виду кредитные организации, как, например, РОСБАНК, в который инвестировал свои деньги «Интеррос», то это чисто финансовая инвестиция в создание универсального коммерческого банка, а не банка, где «Интеррос» намерен хранить и обслуживать свои деньги.

— Существуют ли сегодня какие-либо ограничения на приобретение российских банков иностранным капиталом?

— Насколько я знаю, нет.

— То есть в условиях либерализации капитальных операций через некоторое время может произойти то, что произошло в странах Восточной Европы, которые за считанные годы лишились национальных банковских систем?

— Банковские системы стран Восточной Европы интенсивно скупались иностранными банками исходя из понимания, что через некоторое время эти страны будут членами ЕС. А для крупных европейских банков площадка ЕС — место, где себя нужно непременно утвердить. Это был совершенно естественный и логичный коммерческий подход. Россия же не будет членом ЕС.

— Повышенный интерес, который иностранные банки сегодня проявляют к российской банковской системе, они во многом объясняют тем, что именно в России сегодня «делается доходность». Почему вы считаете, что их не привлечет российский банковский сектор с готовой клиентской базой?

— Без комментариев. Пусть вкладывают в нее деньги.

— Беспокоит ли ЦБ РФ процесс сокращения банковских учреждений на территории России? Например, отделений Сбербанка?

— Хорошо, когда территории охвачены банковским сервисом, но банковские учреждения появляются только исходя из экономической потребности. Это проблема развития бизнеса: банки пойдут только туда, где он есть.

— Но откуда взяться бизнесу в отсутствие кредитных учреждений и возможности банковского кредита?

— Основой бизнеса должен стать реальный сектор — производство чего-либо. Конечно, существует проблема доставки наличных на удаленные территории, но с осуществлением расчетов я не вижу проблемы.

— Актуальным для регионов является вопрос о возможном расширении срочного рефинансирования за счет пополнения ломбардного списка субфедеральными облигациями. Обязательства каких регионов вы будете принимать в залог?

— В 2004 году в залог мы начнем принимать обязательства регионов с достаточно высоким уровнем рейтинга.

— Кто его будет определять?

— Две-три ведущих рейтинговых компании, специализирующиеся на обязательствах с фиксированной доходностью.

— До недавних пор ЦБ РФ проводил политику поддержки курса доллара США на валютном рынке. Возможно изменение этой политики?

— ЦБ своей политикой показывает, что сегодня мы не собираемся делать резких движений и идти против рынка. Если рынок докажет, что рубль должен слабеть, мы последуем за ним. Хотя мы и считаем, что укрепление рубля — необъективный процесс, препятствовать этому мы не должны. Просто надо стараться по возможности сглаживать ситуацию и при этом не играть против экономики. Меня умиляет беспокойство российских граждан о судьбе чужой валюты. Почему же их тогда не обеспокоит судьба юаней?

— Кстати, о юанях. Каковы перспективы развития международной торговли в собственных валютах, минуя доллар США?

— Я не могу оценить опыт российско-китайской приграничной торговли в национальных валютах. Относительно конвертируемости рубля могу сказать, что у всех разное о ней представление. Есть определение, зафиксированное в документах МВФ, согласно которому валюта является конвертируемой, если нет никаких ограничений на текущие операции с иностранной валютой, а также минимальны ограничения на перемещение капитала. То есть если номинал такой валюты может быть без ограничений превращен в номинал валюты другого государства по рыночному курсу.

Конечно, это не означает, что всегда возможно поехать, например, в Африку и свободно там поменять рубли на местную валюту. Но это не имеет никакого отношения ни к валютному регулированию в России, ни к конвертируемости рубля. Дело в статусе самой валюты, ее роли в мировой экономике. Если Россия занимает в мировом торговом обороте 2-3%, то это означает, что наша валюта не может быть широко востребованной. Другое дело, что в отношениях со странами, которые сильно привязаны к России торговыми отношениями, рубль играет важную роль и, в силу своей конвертируемости с точки зрения валютного регулирования, вполне может оказаться очень сильной и востребованной валютой.

— Насколько укрепился рубль за 2003 год?

— Реальный курс рубля по отношению к «корзине» иностранных валют вырос примерно на 5%, по отношению к доллару — процентов на 20, к евро — чуть-чуть.

— Насколько он может укрепиться в перспективе?

— Это рыночный процесс. Банк России, принимая свои решения, ориентируется на рынок. У него нет никакого плана в отношении укрепления или девальвации рубля.

— Какова сегодня доля валютных резервов Банка России в долларах США? Планируется ли сокращать эту долю?

— Доля долларовых активов в валютной (без золота) части наших резервов сегодня составляет порядка 65-70%, в евро — 25-30%. У Банка России есть так называемые Инвестиционные директивы, в которых советом директоров определена оптимальная долгосрочная структура его валютных резервов. Так что с точки зрения долгосрочной перспективы изменения текущих курсов иностранных валют по отношению друг к другу для нас не имеют ровным счетом никакого значения. Если совет директоров примет решение изменить эту структуру, мы будем действовать в соответствии с этим решением.

— Как Банк России борется с инфляцией?

— Никак. Мы просто не осуществляем эмиссии против неликвидных активов и не предоставляем банкам деньги по субсидированным ставкам, а в экономике «лишние» деньги могут появиться только таким образом. Практически вся ликвидность, которая приходит на финансовый рынок, появляется на нем в результате продажи иностранной валюты, которую экономика реально заработала. Конечно, экспортеры могли бы держать заработанное и в иностранной валюте, но почему-то сегодня они предпочитают рубли. Это решение рынка.

— Ожидаете ли вы инфляционного всплеска в начале года, как это традиционно бывает в России?

— В меньшей мере, чем обычно. Мы считаем, что уже не будет существенной корректировки тарифов, регулируемых государством, поскольку страна находится в предвыборном цикле. Кроме того, отмена налога с продаж, на наш взгляд, подтолкнет получившую дополнительную доходность торговлю не к повышению цен, а к наращиванию оборота.

Сергей НИКИФОРОВ


Comments are closed.

Так же в номере