Главная » Спецвыпуск » Финансовые инструменты должна определять экономическая политика

Финансовые инструменты должна определять экономическая политика

Хроническое увлечение ничем не ограниченной либерализацией экономических отношений в России привело не только к ликвидации стратегического планирования, но и к исчезновению экономической политики как таковой. В банковской сфере это закономерно привело к потере управляемости финансовыми процессами и низкой конкурентоспособности на фоне неумолимо приближающегося вступления России в ВТО, сокращению охвата территории России банковским сервисом и экономической деградации регионов, дефициту срочных ресурсов в банковской системе и механизмов ее рефинансирования. О существующих возможностях решения ключевых проблем финансового сектора и экономики страны в целом, а также необходимости участия государства в решении государственных задач редактору отдела «Банки» газеты «Континент Сибирь» СЕРГЕЮ НИКИФОРОВУ рассказал старший вице-президент РОСБАНКа, доктор экономических наук МИХАИЛ ЕРШОВ.

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Даже при явно недостаточном охвате банковским сервисом территорий России сегодня происходит систематическое сокращение числа банковских учреждений, в том числе — Сбербанка РФ. Существуют ли какие-либо перспективы изменения этой тенденции?

— Если сравнивать цифры, отражающие охват населения банковской сетью, то мы увидим следующее. В развитых странах на одно банковское учреждение приходится 1,5-2 тысячи человек, в развивающихся — 3-10 тысяч человек, в России же — более чем 40 тысяч человек. Сеть банковских учреждений в России была бы гораздо более масштабной, если бы государство последовательно проводило политику развития территорий, подталкивая банки к участию в различных региональных проектах. Даже в развитых странах активно практикуются подходы, стимулирующие финансовый сектор к поддержке регионального развития, например, закон об общинных реинвестициях в США. Учитывая, что именно в регионах находится огромный неиспользованный экономический потенциал, от создания эффективной банковской сети, охватывающей отдаленные территории, выиграли бы и территории, и банковский бизнес, и экономика страны в целом. Это задача государственного масштаба, и, безусловно, она не может быть решена в отсутствие государственной региональной политики.

— Как вы оцениваете декларации ЦБ РФ о возможности снижения отчислений в ФОР?

— Банковское сообщество давно ставит вопрос о необходимости постепенного снижения отчислений в ФОР. Это особенно актуально в условиях роста конкуренции российских банков с иностранными: отчисления в ФОР у последних во многих случаях составляет почти условную величину. Так, например, отчисления в ФОР не производятся по 40% пассивов Европейской банковской системы, а по оставшейся части пассивов отчисления составляют всего 2%. Очевидно, что высвобождение ресурсов, которые сегодня «связаны» в ФОР и по которым, кстати, не начисляются проценты, повысит эффективность банковского бизнеса, предоставит возможность более гибкого использования банками процентных ставок при привлечении ресурсов. А главное — это должно привести к снижению стоимости кредитных ресурсов для экономики и расширить круг рентабельных кредитных и инвестиционных проектов в условиях конкуренции, существующей на российском банковском рынке.

На наш взгляд, нормы отчислений в ФОР следовало бы также дифференцировать в зависимости от сроков привлечения клиентских средств. Таким способом можно стимулировать банки к формированию более долгосрочной ресурсной базы, дав им возможность повышать привлекательность «длинных» вкладов и депозитов за счет предложения более высоких процентов. Часто высказываются опасения, что, даже в условиях снижения нагрузки по этому «дополнительному налогу» на пассивы, участники рынка будут по-прежнему стремиться размещать ресурсы только на короткие сроки. Однако с помощью регулирования отчислений в ФОР можно приблизить решение и этой проблемы, применяя «заниженные» нормы резервирования лишь к объему пассивов, эквивалентному сумме долгосрочных вложений.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективные источники формирования срочной ресурсной базы российских банков?

— Срочность ресурсной базы российских банков — это системный вопрос. Помимо экономических рычагов, стимулирующих формирование «длинной» структуры пассивов — таких как нормы резервирования, налоговые стимулы и т. д., — очень важно, чтобы заработал механизм страхования вкладов. Со всей тщательностью необходимо рассмотреть и вопрос о том, каковы должны быть механизмы при досрочном изъятии вкладов: очень сложно осуществлять инвестиции, когда вкладчики в любой момент могут отозвать вклады, размещенные на длительный срок. А для стимулирования регионального развития было бы целесообразно использовать субфедеральные бумаги, принимаемые в залог при рефинансировании. Это, во-первых, повысило бы их привлекательность, во-вторых, расширило бы механизмы рефинансирования в целом, и в-третьих, создало бы механизм перетока средств из центра в регионы.

— Какую роль играют международные финансовые институты и зарубежные банки в формировании ресурсной базы российских кредитных организаций и нефинансовой экономики?

— Иностранные финансовые ресурсы играют существенную роль в формировании ресурсной базы российской экономики. Так, задолженность российского нефинансового сектора перед нерезидентами превышает $30 млрд, что всего в два раза меньше его задолженности перед российскими банками. Почему? В том числе и потому, что ресурсы за рубежом, как правило, дешевле, зачастую — больших объемов и предоставляются на более длинные сроки. Это в свою очередь объясняется активным использованием центральными банками развитых стран механизмов рефинансирования, уменьшения рисков и применения эффективной процентной политики, направленной на снижение стоимости финансовых ресурсов. Напомним, что в тех же США, стимулируя национальную экономику, Федеральная Резервная Система (ФРС) уже 13 раз за два года снижала процентную ставку, которая достигла самого низкого за последние 45 лет уровня (1% годовых). При этом ФРС готова реально предоставлять ресурсы американской банковской системе по такой цене. И это при том, что эффективность американских инвестиционных проектов выше российских. У нас же ставка рефинансирования составляет 16% годовых. Более того, и эта ставка в значительной мере условна, поскольку эффективные механизмы рефинансирования реально так и не заработали.

— Представляет ли угрозу экономической безопасности России либерализация трансграничных операций, в том числе уведомительный порядок открытия резидентами РФ счетов в зарубежных банках?

— Валютное регулирование — важнейший элемент экономической политики. От того, насколько взвешенными будут здесь подходы, зависит и эффективность экономических преобразований. Вы знаете, что новый закон о валютном регулировании и контроле прошел уже третье чтение в Госдуме, при этом по целому ряду вопросов, относящихся к трансграничным операциям, предложена временная отсрочка по вступлению их в силу. Например, по уведомительному порядку открытия юридическими лицами счетов за рубежом. Это право они получат через год после вступления в действие данного закона. По-видимому, тогда же станет возможным и осуществление расчетов между резидентами РФ за пределами РФ. Конечно, дополнительное время дает некоторые возможности подготовиться к таким изменениям, но в принципе, все те риски, к которым ведут такие меры, сохранятся: высокая вероятность значительного оттока капитала за рубеж, что ослабит контроль за собираемостью налогов и резко сузит возможности экономического роста, риски замораживания средств и многие другие.

— Возможна ли равная конкуренция российских и иностранных банков в случае открытия филиалов иностранных банков в России?

— По филиалам иностранных банков банковское сообщество России не раз высказывалось, подчеркивая допустимость их присутствия на территории страны только в форме российского юридического лица, действующего по тем же правилам, что и российские банки. В условиях, когда деятельность каждого участника рынка регулируется его национальным законодательством, которое, как мы знаем, очень различается (филиалы подпадают под юрисдикцию стран «прописки» головных банков), вряд ли можно говорить о нормальной конкуренции.

Не следует забывать и о масштабных показателях: любой крупный иностранный банк превосходит всю российскую банковскую систему вместе взятую, и в случае его появления на рынке в форме филиала о равной конкуренции говорить просто не приходится. Так что в этом вопросе банковское сообщество придерживается подходов, обеспечивающих создание фактически равных конкурентных условий. Для того чтобы быть готовым к этим вызовам, российское государство должно серьезно усилить экономические подходы по укреплению отечественного бизнеса и созданию прочной финансовой системы. Однако для этого нужны и политическая воля, и время. Так что с точки зрения возможностей для справедливой конкуренции на современном этапе открытие филиалов иностранных банков в России представляется неоправданным.

Сергей НИКИФОРОВ


Comments are closed.

Так же в номере