Главная » Политика » Энергия движения

Энергия движения

Побывав в редакции «КС», мэр Новосибирска Владимир Городецкий ответил на множество вопросов и не оставил ни тени сомнения относительно своих планов продолжать руководить сибирским мегаполисом в ближайшем и более отдаленном будущем. В ходе встречи были затронуты как последние организационные изменения в структуре местного самоуправления, так и «краеугольные камни» развития экономики региона, в частности в центре разговора оказался новосибирский строительный комплекс. Беседуя с журналистами, мэр выразил уверенность в выбранном векторе развития города.

— Говоря об экономике региона, хотелось бы обратить внимание на такую отрасль, как строительный комплекс. Мы неоднократно обращались к ней на страницах нашей газеты. Хотелось бы понять, как вы оцениваете состояние нашей строительной отрасли, устраивают ли вас темпы, каковыми идет жилищное строительство в городе, на какие показатели ориентировочно планируется выйти к концу года? И какими рычагами располагает мэр, чтобы помочь ей?

— Когда мы говорим о путях развития города и социальной инфраструктуры, то они зависят от состояния экономики. Если она растет, то на следующий год у города всегда появляется немного больше бюджетных средств, которые и можно направить на развитие. И действительно, одним из сегментов, очень сильно влияющих на экономику города, является наша строительная отрасль. Мы напрямую не можем ею управлять и не управляли никогда. Если давать оценку ее развитию, то я очень рад, что за последние 6–7 лет, включая тяжелые кризисные 2008–2009 годы, мы по крайней мере не потеряли отрасль. Да, наблюдался спад. Да, произошло изменение взаимоотношений в строительной отрасли с кредитно-финансовыми организациями, которые раньше предоставляли компаниям отрасли большой объем кредитов. Однако потом произошел перелом, когда банки на некоторое время, года на два наложили на отрасль негласное табу и воздержались кредитовать ее в кризисные моменты. Однако как ответить на вопрос, развивается город или нет? Я всегда поступаю так: смотрю, если краны вращаются, значит, город развивается, что-то строит. Может, это немного простое сравнение, но тем не менее. Если же смотреть на процесс глубже, то строительная отрасль растет как с точки зрения объемов, так и с точки зрения направлений развития.

Показателем этого является то, что мы четвертый год вводим большое количество жилья, не менее миллиона квадратных метров. Много это или мало — можно судить по-разному. Кроме Москвы и Санкт-Петербурга, единственным «городом-миллионником», справляющимся с таким рубежом, стал только Екатеринбург. То есть у нас системно и устойчиво работает отрасль и создаются условия для ее функционирования. При этом три предыдущих года мы вместе с миллионом квадратных метров жилья вводили не меньше миллиона квадратных метров другой недвижимости — офисов, спортивных объектов, торгово-развлекательных центров, медицинских объектов. Это тоже принципиально важно.

— Какие темпы прироста, на ваш взгляд, может предемонстрировать отрасль по итогам года?

— В 2011 году отрасль по объему строительно-монтажных работ приросла по сравнению с 2010 годом на 25%. Каков будет итог года, пока не могу сказать. Может быть, прирост будет меньше, но он точно будет. Невооруженным глазом заметно, что отрасль находится в стадии активного развития. Также развивается инфраструктура — появляются новые заводы. Два года назад самый крупный кирпичный завод «Ликолор» появился в Кировском районе у Маиса Мамедова. Уже в этом году завод вышел на проектную мощность, выпуская хорошие кирпичи, которые сегодня нарасхват. Также в первом полугодии совместно с китайской фирмой был открыт новый кирпичный завод на Гусинобродском шоссе. Растут объемы строительства, и под них появляются такие производства.

— Какие методы регулирования отрасли с вашей стороны могут повлиять на ее развитие и достижение желаемых показателей?

— Я вообще не сказал бы, что мы как-то напрямую регулируем отрасль. Есть просто поддержка, то есть косвенные меры. Прежде всего считаю нашим успешным достижением в сравнении с другими территориями содействие инвесторам, застройщикам, выработку четкой позиции и понимания градостроительной перспективы. Чаще всего крупный и солидный инвестор, имеющий ясные долгосрочные цели развития, всегда интересуется, есть ли у города генплан. Если раньше я не придавал этому значения, то 5–6 лет назад начал понимать. Ведь когда инвестор вкладывает свои инвестиции в тот или иной строительный бизнес, он должен понимать перспективу этой площадки согласно генплану. Иначе зачем тогда в нее вкладываться, чтобы потом остановиться. Поэтому мы придаем этому вопросу большое значение. Также нужно понимать, что строительная документация — не только генплан. В этом году мы закончим разработку планировок абсолютно всех территорий города в рамках генплана. Это более приземленная работа, но не менее важная. Мы заканчиваем основные комплексные программы — теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, электроснабжения, чтобы опять же видеть перспективу: как генплан может быть реализован в разрезе инженерно-технического компонента. Считаю, что мы все это делаем на хорошем уровне, создавая задел уверенности для вхождения инвесторов.

Что касается более конкретных мер поддержки, то город три года подряд является «маститым» заказчиком для строительных организаций города. Во-первых, это касается сферы образования. Утверждена пятилетняя программа ввода новых детских дошкольных учреждений. В прошлом году было создано 2700 новых мест, а в этом году — 3700 мест. А это 14 новых детских садов, более 2 млрд рублей капитальных вложений.

Во-вторых, мы выступаем заказчиком по учреждениям здравоохранения в рамках программы модернизации объектов здравоохранения. 54 объекта были подвергнуты капитальному ремонту и реконструкции, на это за два года было затрачено тоже почти 2 млрд рублей. То есть от нас есть заказ в виде открытых конкурсов. Мы говорим строителям: приходите, выполняйте подрядные работы, то есть загружайте свои мощности, получайте прибыль и развивайтесь.

Наконец, в-третьих, федеральный центр стал более высокими темпами выделять средства для обеспечения жильем детей-сирот. Ребенка, выходящего из детского дома, должны обеспечить жильем, а это финансовые полномочия федерального центра, органы местного самоуправления обеспечивают организационную работу. Действительно, если раньше ежегодно новосибирским ребятишкам давали 17–18 квартир, то в прошлом году дали 224.

Поэтому ситуации, когда мэрия выступает заказчиком, являются простым и очевидным способом поддержки отрасли.

— А какие еще методы способны поддержать строителей, кроме госзаказа?

— Безусловно, есть еще методы. Приведу маленький, но очень показательный пример. В прошлом году мы долго работали над проектом, связанным с Чкаловским заводом. У предприятия до 2020 года подписан заказ с Минобороны на изготовление СУ-24. Но им явно не хватает кадров, причем молодых. Встал вопрос, как же их поддержать? Одним из вариантов было предоставление жилья. И вот сам завод, одна из строительных компаний в лице «Дискус+» Алексея Джулая, мэрия и Сбербанк инициировали уникальное четырехстороннее соглашение и отработали его. При такой схеме банк финансирует ипотеку рабочих под гарантии завода. Причем ипотека уникальна своими условиями, то есть заложенным в ней процентом, который меньше, чем средний по рынку, и рассрочкой до 15 лет. В результате мы видим, что у завода прекрасное финансовое положение, что он выступает гарантом по этой ипотеке, а мэрия выступает гарантом по обеспечению создания условий для этого застройщика — подведения инженерных коммуникаций и т. д. Согласитесь, редко где встретишь недвижимость по 25 тысяч за квадратный метр под самоотделку. На следующий год до 1 июля завод получит 124 квартиры. И вот вам эффект. Сегодня уже 280 заявок, так как люди поняли, что они работают на заводе, получают зарплату, могут войти в ипотеку с поддержкой, видят простой способ решить свой жилищный вопрос и могут быть уверенными, что рассчитаются за 15 лет. И зная об этом опыте, многие предприятия и холдинги уже сегодня рассматривают подобные схемы. Поэтому заключение таких соглашений в перспективе вполне возможно.

По нашим заводам я пока не могу сказать, что уже есть какие-то яркие предложения на этот счет. Но по крайней мере интерес к этой теме есть.

Также для поддержки строителей мы пытаемся создать четкие условия по освоению перспективных территорий. То есть строить не 1–2–3 дома, а выходить на комплексную застройку. Вот если мы говорим о возведении миллиона квадратных метров, то 70% этого объема концентрируется на восьми площадках комплексного развития территорий. Почему это стало возможно? Когда застройщик приходит на площадку и понимает, что к моменту сдачи первого дома мэрия своими подрядными организациями подведет воду, электроэнергию и все коммуникации, то его задача упрощается. Ему нужно в рамках застраиваемой территории обустроить разводящие сети и подключиться. Мы создали этот механизм. Не хочу сказать, что он идеален по всем составляющим, но по многим вполне перспективен, и строителей все устраивает.

Наконец, мы понимаем, что объективно свободных территорий для застройки в городе все меньше и меньше. Остались Ключ-Камышенское плато, Юго-Западный жилмассив, Береговой, то есть небольшие объемы, которых хватит на 5–6 лет, если только там работать. А дальше какова перспектива? Сносить ветхий аварийный фонд и на этом месте строить жилье. Четыре года назад строители с удовольствием шли на такие шаги — сносили два барака, на этом месте строили дом, и тогда цена была порядка 70–80 тысяч за квадратный метр. Когда она упала, строители потеряли возможность сами войти на такие площадки, расселить людей, снести дома, подвести коммуникации и продать квартиры в новостройках по такой цене, чтобы получать прибыль. Мы это уловили, поэтому разработали положение об участии мэрии в освоении застроенных территорий. Это был принципиальный вопрос, поверьте. В каждом городе, несомненно, есть свои подходы, но такого комплексного, как у нас, на тот момент почти нигде не было. А суть проста: у нас есть площадка со скоплением ветхого жилья. Например, Телецентр в Ленинском районе. И при этом есть застройщик, у которого присутствует интерес комплексно застраивать жильем этот микрорайон. Но расселить всех жильцов он сам не может, ему это не позволяет его экономика. Поэтому наш инвестиционный блок во главе с первым замом Владимиром Знатковым разработал целую программу об участии мэрии в расселении домов на таких территориях с участием застройщика. Мы определяем, какую застройщик может получить прибыль от того, что возведет жилье на этом участке, и какую помощь ему надо оказать. Мы создали четкий регламент, и застройщикам теперь понятно, что мэрия правильно заявляет свою позицию. Вот на этой территории мы берем на себя расселение 35% жителей, на этой — до 50%, а где-то всего лишь 10%. Все зависит от того, какие затраты несет застройщик и каков усредненный уровень рентабельности. В прошлом году мы опробовали эту программу на пяти площадках, и она явно работает эффективно. В следующем году программа еще больше будет развиваться, так как мы утвердили трехлетнюю программу сноса ветхого и аварийного жилья. В результате в городе будет расселено около 300 домов. И уже 23 площадки готовы к проведению аукционов.

Примеров такой косвенной поддержки немало, и я благодарен, что у нас существует отлаженная система взаимодействия со строительным комплексом. Вы знаете, у нас есть Ассоциация строителей во главе с Маисом Мамедовым. Вместе с ними и другими представителями отрасли мы обсуждаем проблемы, с которыми они сталкиваются в реальной жизни.

— Анализируя вопросы взаимоотношений строительных компаний и инвесторов, сложно не согласиться с тем, что сейчас существует значительное недоверие со стороны населения, мешающее развиваться этой отрасли. Не случайно министерство строительства и ЖКХ областного правительства вынуждено было формировать и публиковать списки компаний, которые некорректно себя ведут в отношении инвесторов. Насколько, на ваш взгляд, это критичный фактор для развития отрасли?

— Да, действительно, существует проблема с обманутыми дольщиками, которая породила сегодня 26 объектов по городу. У всех из них разная судьба, к примеру, есть объекты, которые стоят годами. Под видом застройщиков туда вошли самые настоящие жулики, которые собрали деньги и нашли пути их увода, да еще так, что и следов не найти. Суд принимает решение изъять у них эти деньги, а получается, что брать не у кого. Бывали случаи, когда были непреднамеренные ошибки в расчетах затрат на планируемое строительство, корректировки планов, вызванные форс-мажором. Мы все это видим и понимаем. Поэтому на протяжении четырех лет ведем кропотливую и рутинную работу по выходу из этой кризисной ситуации. Слава богу, что число случаев с обманутыми дольщиками не увеличилось. Со своей стороны мы помогаем людям узаконить свою собственность. Безусловно, трудно убедить несостоявшихся жильцов в том, что это нужно сделать, потом создавать ТСЖ, ЖСК и достраивать дальше. В прошлом году мы вывели на сдачу пять объектов. В этом году, думаю, речь может идти о семи-восьми объектах. Меня часто спрашивают, почему бы просто не финансировать все это за счет города. На мой взгляд, финансировать из бюджета последствия махинаций или плохо просчитанные проекты, совершенно неправильно. Однако, конечно, все это негативно влияет на имидж отрасли. Тем не менее меняющееся законодательство позволяет создать условия по предотвращению таких ситуаций. Прежде всего, сегодня уже невозможно второй раз продать квартиру — любой такой факт фиксируется Минюстом, и второй раз уже ее не зарегистрируешь. А раньше, бывало, одну квартиру продавали и по два и по три раза.

— А будут ли появляться большие площадки для микрорайонов в ближайшие три года?

— Безусловно. Во-первых, в работе находится площадка Берегового. Его строила злополучная «Социальная инициатива». Мы наконец нашли решение и в будущем году решим все проблемы с обманутыми дольщиками по этой компании. Изначально их было порядка 360, а сейчас уже 124, потому что кому-то деньги уже выплачены. Застройщик, который вошел на этот объект — «Сибакадемстрой», — в 2013 году сдаст сразу три дома, и оставшиеся 124 человека получат жилье. То есть эта большая площадка находится в руках одного застройщика, очень перспективного, современного. Мы были на этом участке уже несколько раз. Да, там есть некоторые сложности, но мы их решаем.

Во-вторых, это Восточный жилмассив, где ведет работы «Дискус+». Там есть дополнительные возможности для застройки. Мы будем выставлять на торги еще 17 гектаров. Вполне возможно, что наибольшие шансы на победу имеет «Дискус+», так как он уже подвел там коммуникации.

В-третьих, это площадка на шестом микрорайоне. Преимущественно там ведет работы «Энергомонтаж», но уже зашли «Сибакадемстрой» и «Альфа-Капитал». В будущем году мы планируем выставлять на торги большую площадку в 36 гектаров, которая позволит развиваться дальше как площадка для застройки. Вторым этапом торгов станет площадка площадью более 100 гектаров на Юго-Западном жилмассиве. И надеемся, что на будущий год мы приступим к освоению самой большой площадки — Ключ-Камышенского плато, где речь идет о 2 млн квадратных метров жилья. На мой взгляд, отторговывать все одним лотом неправильно. Требуется много средств на освоение. Мы ставим задачу создать идеологию застройки, а потом по частям привлекать пул подрядных организаций.

— Не так давно мы разговаривали с одним из представителей финансовой сферы и заметили, что банкиры немного тревожно оценивают перспективы ближайших лет, вплоть до того, что в стране могут отменить ипотеку.

— То, что банковская система так себя ведет и предпочитает чуть ли не пятикратно перестраховываться, чтобы не рисковать, — это реальность. Вот поэтому они выдают такие мрачные прогнозы. Но что делать?

Районный менеджмент

— Хотелось бы подробнее коснуться перемен, идущих в управлении городом. Жители города не всегда хорошо знают, за что у нас отвечают главы районов. Предполагается ли увеличение их ответственности?

— Лично мне эта степень ответственности понятна, так как я сам четыре года, пусть и в условиях плановой экономики, был главой Первомайского района. Район формировал свой бюджет, отвечал за его исполнение. Сегодня пришло другое время, да и сами федеральные законы сменились. На сегодняшний день районные администрации сопровождают исполнение бюджета города. Перед главами районов по-прежнему стоит задача участия в разработке бюджета, его реализации на территории районов. Они выполняют абсолютно конкретные функции. Эти функции прописаны, они понятные и четкие. Есть мнение, что нужно наделить районы какой-то большей самостоятельностью, и думаю, что на будущий год мы найдем такие направления.

Что касается того, что мы не ощущаем, есть ли глава у района или нет. У меня двоякое мнение — с одной стороны, хорошо, что в жизни горожанина нет нужды обратиться к главе района и попросить помощи.

Некоторые люди мне задают вопрос: вот вы построили Северный объезд, а что изменилось в жизни города? Пробки-то были и есть. А я говорю: вы знаете, сравнивать можно было бы с ситуацией, при которой мы бы не построили Северный объезд. И если бы 6700 машин ежесуточно пошли транзитом через город, вот тогда мы бы сравнили — а вот что было бы, и что сейчас есть. То же самое характерно и для вопроса по деятельности глав районов. Я вижу, как они снимают громадное количество вопросов. Если бы они это не делали, у нас бы на Красном проспекте, 34 стояла очередь из граждан, которые пришли со своими проблемами. Во многих районах появились очень эффективные формы работы и взаимоотношений с населением. Поэтому никогда не соглашусь с тем, что функции глав районов безликие. Именно с них начинается все, что делается в жизни города. Безусловно, нам есть над чем работать, и я это вижу при общении с горожанами. Но в то же время я в определенной степени удовлетворен многими примерами продуктивной работы. Я просто горжусь тем, что у нас есть ТОСы, и тем, что они делают в районах.

— А каким образом можно повысить активность и ответственность глав районов?

— Я подписал распоряжение о совершенствовании системы управления в городе и дал поручение подготовить мне предложения по оптимизации системы управления. Все структурные подразделения мэрии, районные организации в том числе должны внести мне предложения по сокращению численности на 10%, а земельный департамент — на 15%, поскольку уменьшается его объем работы из-за приватизации имущества. Вторым важным моментом является внесение предложений по оптимизации работы автомобильного транспорта.

В частности, будет уменьшено количество лиц, которых возят служебные автомобили. Например, мэр, заместители мэра, начальники департаментов. За остальными работниками мы закрепим дежурный парк автомобилей, что обойдется бюджету дешевле и сократит расходы. Также мы сократим подразделения, чьи функции будут упразднены. Это главное управление здравоохранения, полномочия которого уходят с 1 января на уровень субъекта Федерации. Плохо или хорошо? Не берусь категорично утверждать. Моя задача — донести до губернатора и до министерства здравоохранения наше видение, а также то, какие вопросы надо подхватить, и о чем нельзя забыть, чтобы не было никаких издержек. Потому что кроме тех стандартных мер управления здравоохранением, мы осуществляли много дополнительных мер поддержки, которые не входят в стандарт: это надбавки при низкой зарплате, социальный пакет, который мы ввели с марта для поддержки работников бюджетной сферы.

Ну и самое обсуждаемое — это вопрос по поводу объединения администраций трех районов. Я еще не принял решение, но внес необходимые предложения. Хочу подчеркнуть, что речь идет не об объединении районов, а об объединении управления. Для населения ничего принципиально не изменится. Мотивы такого решения весьма просты. Есть Ленинский район, где 289 тыс. населения, 44 школы. Им управляет администрация с численностью 176 человек. Есть Центральный район с 68 тыс. населения, Железнодорожный — с 72 тыс. и Заельцовский — со 144 тыс. То есть всего 278 тыс. Мы проанализировали, сколько услуг приходится в этих районах на одного чиновника. Исходя из этого было внесено предложение об объединении управления и создании администрации Центрального округа. Она территориально будет находиться в одном месте, возможно, в Железнодорожном районе. Сейчас разрабатывается структура, то есть будет глава, будут заместители, отделы. Есть вопросы, которые надо очень четко предусмотреть, особенно доступность для жителей Заельцовского района, потому что в остальных двух доступность не изменилась. Обеспечить удобство взаимодействия с работниками администрации для населения. А замысел — сократить затраты на управленческий аппарат. Экономия останется в бюджете и пойдет на повышение зарплат тем, кто остается и будет нести большую нагрузку. Это принципиальное решение. Также мы утвердим новую систему оплаты, потому что найти человека за 13–15 тысяч на должность в район сложно. Поверьте, энтузиастов вести диалог с населением, быть открытым, публичным не так много. Да, это потребует внесения изменений в два акта горсовета, поэтому мы уже это отработали и вносим туда свое предложение. Также еще нужно внести изменения в законодательный акт облсовета о муниципальных служащих.

Еще один важный аспект — это то, что три администрации сидели в разных местах, при объединении сократятся те служебные помещения, которые они раньше занимали. Несомненно, освободившиеся площади мы продадим, выставив на аукцион.

— Ориентировались ли вы в этом вопросе на опыт других регионов России? Москва же давно пошла путем организации округов…

— Безусловно, в российской практике есть такие примеры. Казань перешла к такой системе в 2000 году, Омск — в 2006-м, Иркутск — в 2008 году. Так что мы не совсем пионеры в этом деле, но тем не менее хочу сказать, что это первый шаг для оптимизации. Нам важно убедиться, что мы достигли эффекта, и для людей все стало только лучше. В комиссию по оптимизации входят три депутата — Ренат Сулейманов, Андрей Гудовский и Юрий Зарубин, а также восемь специалистов мэрии. Они уже два года работают над этим вопросом. Также в этой работе активно участвует депутат Игорь Салов — от него тоже прозвучало много предложений. У нас есть видение, что и как можно оптимизировать.

— А кто же сможет потянуть такую большую административную единицу?

— Уверен, есть такие люди, которые имеют соответствующий опыт управления, но я могу сделать назначение и прокомментировать его только тогда, когда решение об изменении структуры мэрии примет городской совет, а Законодательное собрание области утвердит изменение в реестр должностей муниципальной службы.



Comments are closed.

Так же в номере