Главная » Спецвыпуск » "Барнаульская горэлектросеть" на страже энергобезопасности Алтая

«Барнаульская горэлектросеть» на страже энергобезопасности Алтая

Выделение в самостоятельные виды бизнеса генерирующих активов, сетевых активов и сбытовой деятельности, проходящее в рамках реформы ТЭК России, способно разрушить существующую вертикаль ответственности перед потребителями за комплексную надежность энергоснабжения. При разработке концепции реформ во многом не учтен мировой опыт, и в целом данное новаторство противоречит проектным критериям, по которым создавались вертикально интегрированные АО-энерго, до настоящего времени являющиеся основой энергобезопасности регионов России.

Кроме нарушения технологической устойчивости, возникает значительная неопределенность тарифных последствий для потребителей региона. В этой связи, на первый взгляд, выглядит обнадеживающей последняя инициатива РАО «ЕЭС России» в области тарифной политики. Суть ее сводится к установлению «тарифного меню» для всех категорий потребителей на трехлетний период при условии утверждения процента роста тарифов ниже прогнозируемого уровня инфляции. Вроде бы это действительно должно привести к снижению реального, а не номинального уровня тарифов, и позволить планировать производственные издержки на весьма длительный в условиях экономики России период. Однако при более внимательном рассмотрении становится очевидным, что это лишь попытка почти на законодательном уровне закрепить сверхрентабельный уровень тарифной нагрузки на фоне хорошо отлаженного действующего механизма вымывания ресурсов из регионов.

Такая инициатива выдвигается с колоссальным PR-сопровождением, но при этом совершенно умалчивается о необходимости предварительного анализа сложившегося уровня тарифов, темпах их роста за последнее время. Тем более непонятно, в первую очередь для потребителей, о каких именно тарифах в этих инициативах идет речь? С одной стороны, подразумеваются потребительские тарифы, с другой — рамки реформирования ТЭК подразумевают регулирование только сетевой и диспетчерской составляющих тарифов. Таким образом, тарифы для конечных потребителей регулированию не подлежат. А значит, планирование издержек производства, особенно с высокой энергоемкостью, практически невозможно. Соответственно, в ситуации высокой неопределенности трудно говорить об инвестициях в промышленный сектор экономики.

Разделение региональных АО-энерго «по вертикали» переводит рассматриваемую проблему из категории «энергоснабжения» в иные рыночные плоскости, предполагающие игру на рынках электроэнергии (мощности) с неотъемлемыми от любого бизнес-процесса финансовыми рисками, которые могут стать причиной рисков технологических.

Поскольку рассматриваемая проблема носит системный характер, решение ее может быть только комплексным.

В интересах потребителей регионов необходимо обеспечить возможность выработки (поставки) значимого объема энергии с прогнозируемыми на значительный временной период стоимостными характеристиками, не подверженными ценовым колебаниям на спотовом рынке поставок «на сутки вперед».

Такая возможность предусматривается ФЗ «Об электроэнергетике», который вводит институт «гарантирующего поставщика» (ГП) электроэнергии (мощности) на региональных рынках. Для гарантирующего поставщика предусматривается госрегулирование не только сетевой и диспетчерской составляющей тарифа, но и уровень сбытовых надбавок, что исключается для иных поставщиков электроэнергии (мощности), а также отдается приоритет при заключении прямых договоров с генерирующими компаниями на рынках электроэнергии (мощности), что означает известные цены на длительный временной период. Таким образом, этот институт — единственный сегмент рынка электроэнергии (мощности), подлежащий госрегулированию тарифов для всех конечных потребителей, входящих в орбиту его энергосбытовой ответственности. В случае с энергозависимым Алтаем этот факт является значительным преимуществом для экономики региона.

Также важным обстоятельством является обязанность ГП заключить договор энергоснабжения с любым потребителем, вне зависимости от того, насколько тот интересен с коммерческой точки зрения. Это условие приобретает значимость потому, что практически любое промышленное предприятие края в любой момент может оказаться «неинтересным» для «свободных» трейдеров регионального рынка электроэнергии (мощности).

Выбор ГП должны происходить по трем основным критериям: политическому, технологическому и экономическому.

Под политическим критерием в данном случае понимается степень зависимости и управляемости энергоснабжения территории от местных органов власти, в чью прямую обязанность входит ответственность за жизнеобеспечение.

Технологический критерий зависит от того, что является определяющей целью — максимизация прибыли отдельно взятой компании или оптимизация совокупных издержек потребителей.

Экономический критерий — это принципы формирования тарифной политики, которая в значительной мере определяется приоритетами при формировании портфеля договоров на поставку электроэнергии (мощности) и выбранной моделью поведения на региональном рынке электроэнергии (мощности).

Приоритеты при выборе поставщиков необходимо выстраивать в первую очередь с учетом экономических и политических интересов собственников — акционеров рассматриваемых компаний.

С этих позиций из действующих на сегодняшний день на алтайском рынке электроэнергии субъектов наиболее привлекательно выглядит ОАО «Барнаульская горэлектросеть».

Политический критерий. «Барнаульская горэлектросеть» — это акционерное общество, где почти 60% уставного капитала принадлежит Барнаулу, что обеспечивает полноту контроля за электроснабжением.

С точки зрения технологического критерия «Барнаульская горэлектросеть» — это организация первого, муниципального уровня, осуществляющая полный комплекс работ по обеспечению потребителей (в пределах муниципального электросетевого комплекса) электроэнергией, отвечающее за проектирование, эксплуатацию, капремонт, реконструкцию и новое строительство электросетей, диспетчеризацию и энергосбытовую деятельность.

Экономический критерий. Принципы формирования тарифной политики, ее детализация и применение в полной мере находятся в компетенции Главного управления экономики и инвестиций администрации Алтайского края (ГУЭИ выполняет на Алтае функции РЭК. — «КС»), не выходя на уровень федеральных органов регулирования, что вошло в практику некоторых других значимых ЭСО регионов. Таким образом, обеспечивается высоко регламентированное управление со стороны администрации Алтайского края.

Поскольку собственником электросетевого комплекса и акционерного общества является муниципалитет, приоритет при выборе портфеля договоров на поставку электроэнергии (мощности) определяется интересами потребителей муниципального образования.

«Барнаульская горэлектросеть» может формировать портфель прямых договоров с независимыми от РАО «ЕЭС России» генерирующими субъектами ОЭС Сибири.

Принимая во внимание, что объем транзита электроэнергии в границах муниципального электросетевого комплекса превышает 1200 млн кВт ч в год, что составляет значительную долю в структуре баланса электроэнергии (мощности) Алтайского края, заключение прямого договора уже сегодня способно в значительной степени снизить совокупные затраты потребителей региона на покрытие дефицита электроэнергии, компенсируя, таким образом, объективный рост затрат по другим составляющим тарифа. Исходя из этого, наибольший экономический эффект для экономики Алтая возможен при формировании регионального рынка электроэнергии (мощности) по принципу единого закупщика на базе ОАО «Барнаульская горэлектросеть» как гарантирующего поставщика.

Смысл эффекта состоит в правовой возможности увеличения поставок электроэнергии (на базе действующего портфеля прямых договоров «Барнаульской горэлектросети») до объемов используемой промышленными предприятиями мощности. Это приведет к замещению в стоимостном балансе регионального тарифа доли поставки с ФОРЭМа, имеющего значительно более высокие стоимостные характеристики.

Независимо от того, будут ли вовлечены в орбиту эксплуатационной ответственности ГП промпредприятия, имеющие свои главные понизительные подстанции, или будет использован механизм поставки электроэнергии путем присоединения необходимого объема к базовому портфелю, положительный эффект будет обеспечен совмещением в рамках единого договора графиков мощности (формирование единого «профиля договора»), что в сочетании со значительным совокупным объемом договора и целым рядом других привлекательных условий сделает его интересным для генерирующей компаний.

Необходимо отметить, что именно такой путь мы считаем приоритетным в отличие от наметившейся тенденции самостоятельного выхода отдельных предприятий или групп предприятий на торги непосредственно или через трейдеров. В этом случае имеют место более мелкие объемы поставок и «однобокий» профиль нагрузки. Оба этих фактора «неудобны» генерирующим компаниям и не позволяют достичь значительного экономического эффекта, поскольку имеют недостаточную «рыночную силу».

К особенностям процесса регионального тарифообразования следует отнести и реальность перекрестного субсидирования — как между отдельными группами потребителей, так и между различными уровнями напряжения в рамках одной группы потребителей.

Построение регионального энергорынка на базе единого закупщика и гарантирующего поставщика, управляемого со стороны местных властей, когда весь объем перекрестного субсидирования сосредоточен внутри сети, способно принести значимый экономический эффект.

И напротив, в случае выхода «из круга» отдельных предприятий со временем теряется возможность увеличивать тариф одним категориям потребителей за счет других.

ФЗ «Об электроэнергетике» не содержит требования о наличии только одного гарантирующего поставщика на территории субъекта РФ, следовательно, кроме «Барнаульской горэлектросети», статус ГП могут получить и другие структуры на территории края, отвечающие обозначенным критериям, при условии разграничения зон ответственности между ними.

Принципиально в данной ситуации то, что отношения между ГП и потребителями не должны выходить за рамки категории энергоснабжения, что неминуемо произойдет в случае с компанией, имеющей корни в «большой» энергетике. Поэтому полагаем, что статус гарантирующего поставщика в интересах регионов должны иметь предприятия коммунальной энергетики, фактически осуществляющие в настоящее время эту функцию.

В этой связи, кроме «Барнаульской горэлектросети», в качестве гарантирующего поставщика электроэнергии (мощности) для потребителей края статус ГП должны получить КГУПЭС «Алтайкрайэнерго» и другие ЭСО муниципального уровня.

При этом для максимизации экономического эффекта в масштабах всего края поставка электроэнергии (мощности) в границы технологических контуров этих предприятий должна быть организована на базе портфеля договоров поставки единого закупщика — ОАО «Барнаульская горэлектросеть».

Дмитрий ХЕЙФМАН, заместитель |генерального директора по экономике |ОАО Барнаульская горэлектросеть


Comments are closed.

Так же в номере