Главная » Спецвыпуск » "Препона бизнесу - несовершенная законодательная база"

«Препона бизнесу — несовершенная законодательная база»

В Красноярском крае, где к лесопереработке в последнее время относятся более почтительно, а главное — комплексно, начинают появляться предприятия по переработке огромных объемов опилочной массы, которая, к сожалению, до сих пор остается маловостребованной. Одно из таких предприятий — ООО «КрасПлитПром». Генеральный руководитель компании Игорь Лампетов уверен, что для правильного ведения бизнеса на красноярской земле мало быть эффективным хозяйственником и добросовестным налогоплательщиком, необходимо наличие в административных органах единой законодательной базы, позволяющей среднему и малому бизнесу качественно работать. Об этом ИГОРЬ ЛАМПЕТОВ беседует с корреспондентом «КС» АНЖЕЛИКОЙ ЮГРИНОЙ.

— Игорь Васильевич, «КрасПлитПром» в Красноярске оказался одной из первых компаний, намеренных выпускать ламинированные плиты ДСП. Насколько обоснованным было принятие этого решения?

— В Красноярском крае основными конкурентными продуктами в лесном комплексе являются пиломатериалы и круглый лес. И почти полностью отсутствует производство мебельного ДСП. Оценив обстановку, мы очень серьезно отнеслись к нашей идее. Пригласили к разработке проекта московский институт ВНИИ «ДРЕВ», они составляли нам технико-экономическое обоснование и консультировали по вопросу комплектации оборудования. Кстати, сейчас его представители выбирают территорию для строительства завода по производству плит МДФ в Лесосибирске для других компаний. Также прорабатывали тему совместно с ЦНИ «Фанера» — шеф-монтаж оборудования

— Вас не смущают намерения присутствующих на лесном рынке края компаний-гигантов развивать ту же сферу в лесном комплексе?

— Нет. У них будет производство плит МДФ, а у нас — ламинированной ДСП. Дело в том, что потребность в мебельных плитах в крае и соседних областях растет. Сейчас та продукция, которая поставляется в край из-за рубежа и других регионов, достаточно дорогая, так как в ней заложена большая транспортная составляющая. У нас ее не будет. Предполагаемые покупатели и поставщики этого продукта в край уже интересуются вопросами его приобретения у нас. Проблем с реализацией продукции быть не должно. Мы делали анализ всех существующих заводов в России, который показал, что компании, занятые мебельным производством, нуждаются в продукции нашего предприятия.

— В Красноярске у вас есть конкуренты?

— В городе есть только ДОК (деревообрабатывающий комбинат), который также выпускает ДСП, но у них довольно изношенное оборудование и, соответственно, другое качество. В «КрасПлитПроме» ориентированы на выпуск плиты высокого качества, плюс ко всему у нас будет линия ламинирования. Поэтому мы не конкуренты ДОКу, просто каждый из нас ориентирован на своего потребителя.

— Какие проблемы вам приходится решать в процессе запуска производства?

— Проблема действительно есть, и заключается она не в технологии производства, конкуренции и прочих сопутствующих моментах, а в сложившейся ситуации вокруг территории, на которой находится наша компания, и собственности. На сегодняшний момент на одной территории зарегистрированы два собственника — ООО «КрасПлитПром» от города Красноярска и ОАО «ДПК «Северный» от Емельяновского района.

— Какие действия принимает Красноярская администрация в сложившейся ситуации?

— Вся проблема в том, что Управление имущественных отношений (УИО) за свои приказы, которые в 2003 году издало, не борется. Есть приказ — считать объектом государственной казны корпус, который мы арендуем, и в этом приказе отражено внесение указанного объекта в реестр государственного имущества, на основании его был составлен договор аренды, и приказ этот никто не отменял.

— Пока идут суды, как происходит общение двух компаний — «КрасПлитПрома» и ДПК «Северный»?

— Наш оппонент, к сожалению, ведет не самую честную игру. В настоящее время он ничего не производит. А то имущество, которое находится на территории бывшего Комбината индустриальных строительных конструкций (КИСКа), демонтирует и сдает в металлолом. Там и сейчас есть ряд корпусов, на которые права собственности никто не заявил. Мы обращали внимание УИО, чтобы они составили комиссию, провели инвентаризацию и продали имущество либо сдали в аренду. Но никто этим не занимается. Стоят теперь бесхозные разрушающиеся объекты, которые можно на самом деле использовать в производстве. ДПК сегодня заявляет, что не только корпус, взятый нами в аренду у государства, и оборудование бывшего КИСКа принадлежат им, но и все остальные корпуса, расположенные на территории, являются их собственностью. Задним числом ДПК на часть корпусов права заявил, и опять через БТИ поселка Емельяново. Если эту землю признать территорией Красноярска, то все его права собственника от Емельяново автоматически аннулируются. Какое отношение имеет БТИ Емельяново к городу Красноярску, этого я никак не могу понять. И местные власти поселка считают, что эта земля, находящаяся на территории Красноярска, принадлежит Емельяново. При изменении ситуации мы могли бы взять параллельно другие корпуса в аренду и задействовать в производстве. Документов, на основании которых эта земля принадлежит Емельяново, нет, но документы, где ДПК является собственником помещений и арендатором земли, все подписаны администрацией поселка Емельяново. Кроме этого, ДПК «Северный» в газете «Версия» опубликовал шесть материалов, порочащих репутацию нашего предприятия. В статьях нас называли ворами, бандой москвичей, которая выгнала работников с действующих предприятий, оставив их без зарплаты и продав оборудование на металлолом. Но это блеф. Во-первых, ДПК с 2002 года не занимается производством, а мы пришли только в 2003 году. Работники ДПК «Северный» в течение двух лет добиваются выплаты заработной платы. Во-вторых, у нас сейчас работают бывшие мастера этого комбината — инженеры, специалисты. По сведениям Емельяновской администрации, ДПК «Северный» — должник по налогам, и если у него действительно есть договор с Емельяново, он — должник по арендной плате за землю. «КрасПлитПром» при этом в счет арендной платы в первую очередь частично уже выполнил капитальный ремонт корпуса. Объем выполненных работ, утвержденных государственной экспертизой, составил 22 млн руб. К сожалению, все власти — и краевая, и районная — бездействуют, вопрос интересен только нам и ДПК «Северный». А ведь в концепции развития лесной промышленности, принятой в крае, указывается, что стратегической целью развития лесного комплекса Красноярского края на долгосрочную перспективу является достижение роста объемов производства продукции для удовлетворения спроса на внутреннем и внешнем рынках. Это производство должно строиться на базе приоритетного развития глубокой переработки древесины для повышения эффективности и конкурентоспособности производства. У нас имеется бизнес-план, согласно которому через три года после запуска производства у нас должна быть прибыль в размере нескольких миллиардов рублей, а все налоги пойдут в местный бюджет. Плюс рабочие места: после запуска линии необходимо 300-350 рабочих мест, после установки второй линии — 900. При этом наша компания ориентирована только на лесопереработку.

— Как выглядят самые ближайшие перспективы предприятия?

— Мы хотим восстановить сушильные камеры, которые имеются на территории бывшего КИСКа, они позволят сушить лес высочайшего качества в больших объемах. На данный момент восстановлена часть оборудования лесопиления бывшего КИСКа, и в «КрасПлитПроме» в дальнейшем готовы расширить первоначальное производство — выпускать погонаж, брус различного профиля для строительства. Если у нас будет замкнутый производственный цикл, будем брать нормальный лес и все перерабатывать или работать на «давальческом» сырье — брать, перерабатывать и возвращать в виде готовой продукции. К тому же на территории имеются железнодорожные пути, но они разрушены, в компании готовы их восстановить, вложить для этого инвестиции (это нам необходимо, поскольку автотранспортом поставлять сырье очень дорого), но пока не решен вопрос собственности, это сложно сделать. Уже летом текущего года планируется начать выпускать плиту. Вот и получается, что мы строим завод, желаем расширяться, но не можем, так как КИСК не имеет собственника. Возможно, на верхний уровень региональной власти не доносится информация, а гасится где-то на среднем уровне. Наша задача — восстановить не весь бывший КИСК, а лишь часть. Сейчас идут пусконаладочные работы по установлению линии, производящей ДСП, т. е. будем перерабатывать не деловую древесину, а именно отходы лесопиления. На данный момент в крае отходов сжигается более 50%. Также ведем переговоры с Германией о поставке линии ламинирования. Предполагаемые источники финансирования — собственные средства. Поставщиками сырья для нас будут все компании, занимающиеся лесопилением.

Значимость ввода в эксплуатацию подобного комплекса неоценима для социально-экономического развития лесной отрасли края. Пока мы не вышли на большие производственные мощности — будем ориентироваться на край. По нашему технико-экономическому обоснованию линия в первое время будет выпускать 60 тыс. «кубов» в год, но в течение года после пуска мы хотим увеличить производительность до 90 тыс. кубометров плюс выпуск ламинированной плиты в объеме 70 тыс. «кубов». На будущий год планируется установить еще одну линию, чтобы суммарная мощность нашего завода была не менее 150 тыс. кубометров. По существующим критериям предприятие, выпускающее менее 150 тыс. «кубов», — бесперспективное.

На сегодняшний день мы подписали договор с Сибирским государственным университетом о создании на своей базе филиала кафедры технологии композиционных материалов и подготовке квалифицированных кадров для нашей компании. Преддипломную практику студенты, обучающиеся по этой программе, будут проходить на нашем предприятии, писать курсовые и дипломные работы, а впоследствии, возможно, и пополнять ряды сотрудников ООО «КрасПлитПром». Действительно, очень важно подобрать хорошую команду — технологов, инженеров, у нас уже сейчас есть специалисты — профессионалы в своем деле.

Анжелика ЮГРИНА


Comments are closed.

Так же в номере