Главная » Стратегии успеха » "Количественный рост не должен опережать качественный"

«Количественный рост не должен опережать качественный»

ПРОФИЛЬ — БИЗНЕС-ОПЫТ

«Количественный рост не должен
опережать качественный»

Компания «ФЕЛИКС» — один из лидеров российского рынка офисной мебели — пришла в Сибирь в прошлом году. А сегодня в этом благодатном крае работают уже четыре фирменных салона Компании — в Омске, Красноярске, Кемерове и Новосибирске. Кроме этого, Компания имеет два зарубежных представительства и вполне успешно продает свою мебель в Германии и ОАЭ. О том, как из небольшой фирмы, занимавшейся поставками импортной мебели, «ФЕЛИКСу» удалось превратиться в солидный холдинг с несколькими фабриками и торговой сетью по всей России, рассказывает его генеральный директор ИЛЬЯ КОНДРАТЬЕВ.

— Позиции «ФЕЛИКСа» в европейской части России и Москве очень сильны, однако в Сибирь ваша компания пришла относительно недавно. В чем причина?

— Развитие региональной сети Компании началось в 2002 году. И спустя всего два года у нас по всей России открыто 35 салонов, причем четыре из них — в Сибирском регионе. Мы никогда не пытались ускорить развитие Компании в ущерб качеству предоставляемых услуг. И до тех пор пока в конкретном городе не будет партнера, способного работать в соответствии с нашими достаточно строгими требованиями, фирменный салон «ФЕЛИКС» там не появится. Количественный рост не должен опережать качественный. Но стоит заметить, что такие жесткие требования мы предъявляем только по отношению к франчайзи, которые являются частью Компании: кому больше дается, с тех и спрос больше. Однако такая позиция отнюдь не мешает простым дилерам продавать нашу мебель.

— В этом году вы приняли очень необычное решение: не только отказались от участия в главной мебельной выставке года, но и еще в ее дни провели собственное альтернативное мероприятие — конференцию для партнеров Компании «ФЕЛИКС». Что это — демонстрация силы?

— Участие в выставке — не ритуальное действие, а инструмент развития бизнеса. И цель у него вполне определенная — увеличить количество партнеров. Просто на сегодняшний день мы себе такой задачи уже не ставим. Более того, сейчас Компания проводит своеобразную «ревизию» всех своих дилеров. Тем из них, чьи магазины не удовлетворяют требованиям Компании, придется либо многое исправить, либо отказаться от возможности работать с нами. Кстати, в этом же году мы приняли участие в другой престижной европейской выставке — ORGATEC’2004 в Кельне. Там Компания стала единственным российским предприятием, выставившим офисную мебель собственного производства. Мы представили на суд специалистов и посетителей две коллекции: кабинет для руководителей «Президент» и серию мебели для персонала «Технофорвард» в комплекте с мобильными перегородками «Ритм» и «Логика». Большинство посетителей, изначально полагая, что видят перед собой продукт европейских производителей, испытывали искреннее удивление, узнав, что мы представляем мебель из России.

— В то, что цена российской продукции может быть привлекательна для европейцев, легко верится. Но вот качество… Возможно ли добиться соответствия евростандартам в российских условиях?

— А что такого необычного в российских условиях? На итальянских или испанских фабриках работают точно такие же люди — с двумя руками и десятью пальцами. Качество — понятие комплексное. И если разобрать его на составляющие, то понимаешь, что в каждой из них нет ничего нереального. Мы постоянно работаем над дизайном, следим за тенденциями в мире мебельной моды. Наши цеха оборудованы станками, позволяющими использовать уникальные технологии, которые, кроме нас, в России пока практически никто не применяет. Речь идет о шпонировании, постформинге, фигурном фрезеровании. Эти технологии позволяют изготавливать мебель различной формы и дизайна. Например, край столешницы можно вырезать так, что он со стороны будет казаться тонким и изящным, но в то же время будет достаточно прочным за счет плавного увеличения толщины.

— Несмотря на наличие собственного производства, вы продолжаете торговать импортной мебелью. Почему?

— Наш бизнес начинался с торговли импортом. И пока на мебель иностранных производителей есть спрос, мы будем ее продавать — это закон рынка. Но должен заметить, что доля продаж импортной мебели в последнее время снижается, а собственной, напротив, неуклонно растет. Задача состоит в другом: сделать так, чтобы продукция собственного производства Компании постепенно вытесняла изделия итальянских и испанских мебельщиков. Но этот процесс должен быть естественным. А в целом, я полагаю, что будут клиенты, которые по разным причинам захотят покупать импортную мебель. И наша задача — им ее предложить. Поэтому продажи импортной мебели мы сворачивать не будем.

— У «ФЕЛИКСа» уже три промышленных предприятия: два мебельных завода в Подмосковье и деревообрабатывающий комбинат в Тверской области. На что уходит больше времени — на торговлю или производство?

— Безусловно, на производство. Если честно, то занятие бизнесом стало мне приносить настоящее удовлетворение только после того, как в 1999 году мы открыли свою первую фабрику в Подольске. Торговля — это тоже интересно и важно, но здесь можно пользоваться уже отработанными технологиями. А производство дает возможность создать что-то новое, «с нуля». С другой стороны, производство — это большая социальная ответственность руководящей Компании перед государством и перед людьми, которые на этом производстве работают. Надо сказать, что деревообрабатывающий комбинат в Жарковском, который мы приобрели чуть больше года назад в совершенно упадочном состоянии, стал оправдывать вложенные в него силы и средства. И это уже через год после начала инвестиций! Именно там мы применили нашу систему бизнес-стандартов МАКС (маркетинг-качество-ассортимент-сервис), которую презентовали дилерам и франчайзи на недавней конференции «ФЕЛИКС: Технологии успешного бизнеса». Выбранный формат мероприятия позволил озвучить практические рекомендации по вопросам построения региональной торговой сети, созданию системы фирменного сервиса, формированию оптимального ассортимента. Именно эти моменты, по нашему мнению, являются приоритетными во взаимодействии с партнерами. Жарковский ДОК в соответствии с системой МАКС перестроил свое производство и менее чем за год превратился из убыточного комбината в современное предприятие. После масштабной реконструкции производственных площадей, закупки и монтажа нового оборудования выпуск фанеры на Жарковском ДОКе был увеличен с 500 до 1550 кубометров в месяц, на комбинате открылся цех по выпуску офисной мебели, где сейчас производится две коллекции мебели для персонала

— Сегодня в вашей компании работают уже 4,5 тыс. человек. Как удается управлять таким масштабным предприятием?

— Это действительно сложная задача для любой растущей компании. В какой-то момент я начал понимать, что единственный способ сохранить управляемость — управлять самому. В компании есть специалисты в отдельных отраслях, но видеть всю картину так, как вижу ее я, не может никто. Осознание этого и подтолкнуло нас к внедрению мощной системы управления Axapta, которая входит в первую пятерку мировых лидеров систем ERP (системы управления ресурсами предприятия в едином информационном пространстве). Теперь все подразделения Компании, связанные с производством, объединены в единую интегрированную информационную систему. Через нее проходят все процессы — от перспективного планирования производства до сдачи готовой продукции на склад. Так что управляемость — это тоже задача вполне решаемая.

— Стоит ли российским мебельщикам опасаться конкуренции со стороны западных компаний, например, той же IKEA?

— Я не вижу никаких проблем в приходе иностранных компаний, если конкуренция между нами будет честной. То есть если они будут получать земельные участки на равных с нами условиях и платить те же налоги и пошлины, а не заниматься лоббированием своих интересов на межправительственном уровне. Тогда у нас есть реальные возможности не только соперничать, но и побеждать.

На правах рекламы

Стас СОКОЛОВ


Comments are closed.

Так же в номере