Главная » Стратегии успеха » Особенности национальной экономики

Особенности национальной экономики

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА

Особенности национальной экономики
Точка зрения

К двум главным российским бедам — дорогам и дуракам — впору добавить еще одну — деньги. Беспрецедентный рост золотовалютных запасов страны (впервые превысивших рубеж в $100 млрд) и внеплановые доходы федерального бюджета могли бы стать основой для экономического рывка. Однако темпы роста производства падают, и первыми это ощутили сибирские регионы.

Пока правительство занято самореформированием, экономическая политика остается на задворках политической конъюнктуры

Но пока Кремль занят укреплением вертикали власти, а правительство — самореформированием, экономическая политика остается на задворках политической конъюнктуры. Следствием этого стала начавшаяся осенью экономическая стагнация, которую эксперты уже назвали «либеральным застоем». В Сибири с начала 2004 года темпы роста промпроизводства не превышают 4%.

Глобальные цели

Новый кабинет министров, возглавляемый «техническим премьером» Михаилом Фрадковым, своей глобальной целью назвал повышение конкурентоспособности российской экономики. Для решения этой задачи при главе правительства был оперативно создан специальный Совет по конкурентоспособности, в состав которого вошло большинство известных бизнесменов. Никто не станет спорить, цель выбрана правильная. Но внятных механизмов ее достижения до сих пор нет. Вместо разработки четкой экономической политики правительство с редкостным упоением самореформируется.

«Ход реализации административной реформы пока вызывает ощущение скорее имитации бурной деятельности, нежели начала каких-то продуманных и реально влияющих на состояние экономики преобразований», — заявил на XIV Съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) (где присутствовал и корреспондент «СУ») его президент Аркадий Вольский. «В стране отсутствует экономическая политика, в результате чего происходит шатание то в одну, то в другую сторону. А когда нет стратегии, то и тактика хромает: без конца меняются законы, налоги, тарифы и т.д.», — говорит депутат Госдумы, зампред комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Елена Панина.

О чем шепчутся бизнес и местные власти

В отсутствии четкой политики проводимые государством экономические реформы напоминают движения слона в посудной лавке. Нестабильной остается налоговая система (чего стоит только всем известное определение Конституционного суда N 169-О, которое фактически поставило крест на возмещении НДС при совершении торговых операций на заемные средства), на полпути остановлены пенсионная, банковская реформы и реформа естественных монополий. До сих пор не решен вопрос о выкупе земли под приватизированными предприятиями. А споры в самом правительстве о том, что делать со стабилизационным фондом — вкладывать эти средства в реализацию инфраструктурных проектов внутри России или придержать их на случай резкого падения мировых цен на энергоносители, — уже начинают напоминать некий перформанс.

По оценке экспертов, ни в среднесрочной программе Минэкономразвития, ни в проекте бюджета страны на 2005 год четких и ясных мер по достижению президентского плана удвоения ВВП за 10 лет не видно. Между тем именно бюджет является основным инструментом экономической политики правительства. «Проект бюджета и прогноз правительства не только не реализуют поставленные президентом России задачи социально-экономической политики, но и прямо им противоречат», — заявил и. о. директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин на заседании Счетной палаты, когда обсуждалось заключение СП РФ на проект федерального бюджета на 2005 год.

Скольжение в «либеральный застой»

Неопределенность в экономической политике уже привела к плачевным результатам. Как заявил в своем докладе на XIV съезде РСПП его президент Аркадий Вольский, экономический рост в России происходит главным образом за счет использования старых производственных мощностей. Основные же фонды почти не обновляются, а степень износа машин и оборудования в различных отраслях промышленности достигла 55-70%. «Инновационное обновление основных фондов становится условием выживания и развития экономики России. С особой остротой встает вопрос о том, чтобы обладающий ресурсами российский бизнес успел реализовать такую задачу, иначе он будет подавлен конкурентным непрерывно обновляющимся импортом», — заключил Аркадий Вольский.

Последние данные статистики подтверждают выводы президента РСПП. «В сентябре тенденция к стагнации производства усилилась, — отмечается в отчете Минэкономразвития по итогам января-сентября 2004 года. — С учетом сезонного и календарного факторов выпуск продукции промышленности снизился к августу на 0,1%, а в целом в III квартале среднемесячные темпы роста были практически нулевыми». В Сибири — главном сырьевом центре страны — эта тенденция начала проявляться уже с начала года. Темпы роста промышленного производства по сравнению с 2003 годом сократились почти в два раза и в течение всего периода не превышали 4% (по итогам 2003 года индекс физического объема производства по СФО составил 6,6%, но уже в январе он упал до 3,6%).

В целом по России замедление роста промпроизводства началось только со второго полугодия и затронуло практически все отрасли промышленности, в том числе и сырьевые. Главная причина — снижение инвестиций, что вызвано увеличением оттока капитала из страны, а также падением кредитования реального сектора экономики банками (чему в немалой степени способствовал банковский кризис). Темп роста инвестиций в основной капитал составил в III квартале 0,6% в среднем за месяц против 1,6% во II квартале. Инвестиции снизились даже в нефтедобыче, из-за чего средний темп роста добычи нефти упал с 0,7% в месяц во II квартале до 0,4% в III. По мнению специалистов Минэкономразвития, на торможении роста сказались возросшая неопределенность с перспективами экспортных мощностей нефти, а также рост налоговой нагрузки на нефтяников.

Между тем правительство продолжает принимать сверхусилия по укреплению рубля и сдерживанию инфляции. А стерилизация денежной массы «вымывает» и так дефицитные средства из экономики. Как следствие — растет импорт, причем качественных товаров. Так, по данным Федеральной таможенной службы, в январе-августе 2004 года в товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля машин и оборудования составила 45,1% (что выше по сравнению с январем-августом 2003 года на 5,2 процентных пункта) Кроме того, вырос и импорт потребительских товаров. Это значит, что эффект девальвации рубля, который подтолкнул рост импортозамещения в предыдущие годы, полностью исчерпан.

По оценке ряда экспертов, бездействие правительства в этих условиях ведет страну к долгосрочной стагнации. Уже в следующем году, по мнению научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, темпы экономического роста упадут до 3,5-4%. Аркадий Вольский уверен, что относительное благополучие последнего периода может продлиться еще 7-10 лет. «Эти годы могут войти в историю страны как время «либерального застоя» в экономической политике», — уверен Вольский.

«Правительство не рассчитывает на более высокие темпы роста. Столь низкая оценка возможностей России — не на пользу делу. Больше того, она не предполагает активной промышленной политики, использование того потенциала, который есть в предпринимательстве, в научно-технической сфере, в современных технологиях управления», — заявил на съезде РСПП депутат Госдумы, председатель Союза промышленников и предпринимателей Красноярского края Николай Ашлапов.

Рука помощи

Такое положение не устраивает российский бизнес. Первыми на ситуацию отреагировали олигархи. Так, доклад по повышению конкурентоспособности в сентябре презентовал «Русал», а на съезде РСПП состоялось рассмотрение доклада «Политика повышения конкурентоспособности экономики России», над которым в течение нескольких лет работал комитет по промполитике РСПП.

Вопрос один — прислушается ли правительство к предложениям бизнеса? То, что на съезд РСПП не явился ни один из представителей кабинета министров, заставляет в этом усомниться. Основным слушателем и ответчиком на предложения бизнеса был президент РФ Владимир Путин, который с энтузиазмом конспектировал все выступления и пообещал рассмотреть высказанные предложения с министрами. Между тем, по мнению ряда экспертов, неявка чиновников из Белого дома вкупе с присутствием президента подчеркивает — правительство будет делать так, как укажет Кремль. Действительно, зачем кабинету министров разрабатывать экономическую политику, если все в стране решает президент?

«Власть понимает, что надо делать (а президент тоже к этим людям относится), но высокая цена на нефть провоцирует отсутствие решительности в проявлении политической воли. Кроме того, у нас нет оппозиции, нет рычагов, которыми можно было бы этот застой расшевелить. У нас монополия на власть, монополия на мнение — и это все рождает застой, признаки которого мы видим. А деньги бегут из России в больших количествах, и западные инвесторы весьма пессимистично смотрят на возможность инвестировать средства в российскую экономику», — говорит зампредседателя совета директоров ОАО «Альфа-банк» Олег Сысуев.

«Пришло время, когда федеральный центр должен дать российским предприятиям четкие ориентиры развития: в каких именно отраслях лежат приоритеты промышленного развития, какие именно инструменты — налоговые, кредитные, таможенно-тарифные — государство готово задействовать для достижения этих приоритетов. В противном случае экономика будет по-прежнему обречена на зависимость от мировой конъюнктуры и сиюминутных решений правительства», — уверен Николай Ашлапов.


КОММЕНТАРИИ

АЛЕКСАНДР ГРЕЗИН, председатель Омской региональной ассоциации
промышленников и предпринимателей,
генеральный директор ОАО «Сибкриотехника»

— Сегодня для реального развития экономики страны созданы исключительно благоприятные условия. Самое время реализовать комплекс мер по реанимации отечественного производителя. Тем не менее делается все с точностью до наоборот. Во-первых, понятно, что долги, буквально парализовавшие предприятия, государство должно или списать, или реструктуризировать. Оборотные средства необходимо освободить для того, чтобы они начали реально работать и приносить прибыль. Никаких практических шагов в этом направлении со стороны действующей власти не ощущается.

Во-вторых, как воздух нужны отечественные инвестиции. Именно государственная система долгосрочного кредитования реального сектора экономики. Что имеем на практике? Правительство вкладывает огромные средства в иностранные облигационные займы под 1%! Ни для кого не секрет, что часть этих же денег возвращается в Россию в качестве иностранных инвестиций, но уже на кабальных условиях.

Таким образом, власть должна нам прямо ответить, заинтересована она или нет в развитии экономики. И непонятно, кто за этим стоит, — то ли Путин, то ли правительство. Вроде бы Путин высказывает заинтересованность в развитии российской экономики, и мы его всячески в этом поддерживаем. Но сейчас принципиально важным для отечественных руководителей является понять, делает президент это «благодаря» или «вопреки» общей тенденции.

Поэтому мы живем в некотором режиме ожидания и надеемся, что государство и президент повернутся лицом к отечественной экономике. Для этого у власти есть все условия.


Как вы оцениваете экономическую политику государства?

НИКОЛАЙ МОЧАЛИН, председатель комитета по экономике и управлению
собственностью Новосибирского областного Совета депутатов,
директор ЗЖБИ-4:

— Я думаю, что какая-то экономическая политика в нашей стране существует. В правительстве дураков нет. За последние годы, безусловно, произошли позитивные изменения в плане уменьшения налогового бремени на товаропроизводителей. Убраны налоги с оборота, уменьшены налоги на прибыль, на добавленную стоимость. С будущего года существенно, на 30%, снижен единый социальный налог. Нагрузка на себестоимость продукции значительно уменьшилась, появилась возможность выплачивать более высокие заработные платы, ушли в прошлое различные зачетные схемы. У предприятий появились хоть какие-то оборотные средства. В целом меня как руководителя небольшого предприятия устраивает политика государства в сфере налогов.

Другое дело, что в целом экономическая политика правительства мне не совсем понятна. На сегодняшний день, на мой взгляд, она заключается в сдерживании темпов инфляции. И, кажется, все. Благоприятная конъюнктура цен на нефть на внешнем рынке позволяет нам иметь профицит федерального бюджета, много денег в стабилизационном фонде. Но нефтедоллары никак не связаны с экономикой. Инфляцию надо сдерживать, но таким ли способом, когда деньги держат на счетах в зарубежных банках, когда они не связаны с инвестициями в российскую экономику: ни в строительство жилья, ни в какие-то иные проекты? Я реально не вижу, как правительство может выполнить задачу, поставленную президентом России, — обеспечить рост ВВП в два раза к 2010 году. Сегодня, когда нет конкретных шагов в этом направлении, это кажется фикцией.

В связи с тем, что на федеральном уровне отсутствует внятная экономическая политика, то же самое происходит и в регионах. Например, в Новосибирской области возможности экстенсивного развития территории, на мой взгляд, губернатором уже исчерпаны. Сейчас наступил второй этап, когда нужны другие подходы. А их нет, и мне сложно сказать, какими они должны быть в рамках нынешней невнятной экономической политики государства.

Экономика — это не просто валовый национальный или региональный продукт. Она в том числе характеризует уровень и качество жизни населения, нормально работающее производство. Для того чтобы определить экономическую политику, надо сделать элементарное. Во-первых, понять, где сегодня находится Россия, субъекты Федерации и проанализировать все достижения и ошибки, которые были сделаны от начала перестройки до 2004 года. Полагаю, что такой анализ у федералов есть. Он есть и в Новосибирской области. А дальше сделать выводы, найти нужные решения. Во-вторых, нужно определить приоритеты — кого, в чем и когда поддерживать. Выбрать три-четыре направления экономики, где можно быстро получить окупаемость вложенного бюджетного рубля и рост налоговой базы. Дополнительный доход направить на развитие следующих отраслей. Но вот этого элементарного и в помине нет.

Но с другой стороны, невнятная экономическая политика или отсутствие таковой вообще — это тоже политика. Наблюдая, как планомерно гробятся целые отрасли, я могу сказать, что экономическая политика на уровне федералов ведет к развалу экономики. Например, у нас загибается текстильная промышленность, а рынок завален импортом — от китайского барахла до товаров новомодных бутиков. Я считаю, что это политика. Собственное производство не нужно, его надо уничтожить. Это во-первых. Во-вторых, такая политика ведет к обнищанию народа, потому что социальной политики отдельно от экономики не бывает.

ДЕНИС МОЛОТКОВ, глава компании «Томмаркет» (Томск),
сопредседатель регионального совета общественной организации
«Деловая Россия», член экспертного совета при администрации президента РФ:

— Очевидно, что сегодняшний экономический рост в стране обеспечен исключительно за счет добывающих отраслей. Сегодня, когда цена барреля нефти на мировом рынке достигла своих максимальных значений, госбюджет получает дополнительные доходы, и правительство невиданными темпами наполняет стабилизационный фонд. Но остальная экономика, не связанная с сырьевым сектором, находится в состоянии стагнации. В реальном секторе рост значительно меньше, а в ряде отраслей продолжается спад.

За последние пять лет в экономической политике страны никаких коренных изменений не произошло. У нас по-прежнему экономика крайне монополизирована. Ее основой являются крупные российские компании, доля которых в ВВП очень заметна. Но в странах с развитой рыночной экономикой ситуация обратная. Там стабильность экономических процессов обеспечивается не за счет крупных корпораций, а за счет малого и среднего бизнеса. К примеру, в Великобритании вклад малого и среднего бизнеса в ВВП составляет 60%, в Китае — 35%. У нас, по разным оценкам, этот вклад колеблется в районе 7-17%. Наша экономика очень похожа на перевернутый стакан: 10% участников экономической деятельности формируют основную долю ВВП, остальные 90% — выпадают. Так вот задача правительства — этот стакан перевернуть.

Как это можно сделать? Во-первых, сегодня в стране нет «длинных» и «дешевых» денег. Появилась экономическая и политическая стабильность, но стабильность — это задача определенного этапа. Мы должны идти дальше и дать предпринимателям доступ к дешевым ресурсам. Правительство размещает средства стабилизационного фонда в ценных бумагах на Западе. Резервы ЦБ РФ, которые перевалили за $100 млрд, размещены в гособязательствах других стран. Размер ПФ РФ скоро превысит бюджет страны, но этих денег экономика не чувствует. Когда появился проект накопительного страхования, все понимали, что это очень «длинные» деньги и при этом самые низкие по стоимости. Сегодня бизнес очень нуждается в этих деньгах. Конечно, реальному сектору экономики нельзя рассчитывать на то, что туда придут «длинные» и «дешевые» деньги накопительного пенсионного страхования: они будут вкладываться только в очень надежные проекты. Но банковский капитал просто вынужден идти в реальный сектор. Нам нужна политика роста, потому что сегодня наши производители несут невероятные издержки по привлечению денег.

Сегодня вся экономическая политика в стране ориентирована только на крупный бизнес, который ее, по сути, монополизировал. Не предпринимая серьезных усилий для развития малого и среднего бизнеса, правительство поощряет существующие сегодня неравные условия между крупными и мелкими компаниями. Крупные компании уже заработали свой рынок: у них есть капитал и активы. Они могут обращаться за деньгами в свои банки. У малого и среднего бизнеса таких ресурсов нет. Поэтому нет конкуренции. Ее отсутствие — главная проблема.

Александр ПОПОВ


Comments are closed.

Так же в номере