Главная » Стратегии успеха » Вино имени себя

Вино имени себя

ВЫСШИЙ КЛАСС — MIX

Вино имени себя

В ноябре Новосибирск и Омск посетил Шалва Хецуриани — один из немногих, кто имеет собственное фамильное вино. Проведя трехчасовую лекцию для местных рестораторов, он очень извинялся, что вынужден был рассказать «только самое главное про самые интересные винодельческие районы Грузии».

Предки Шалвы Хецуриани занимаются виноделием с XIX века

По словам господина Хецуриани, его семья начала заниматься виноделием еще в 1860 году, когда один из предков купил несколько складов на въезде в Кутаиси. Крестьянам, которые везли в город на продажу свой товар, было удобнее сбыть его оптовику и в тот же день вернуться в деревню с деньгами. Сначала Хецуриани просто покупали готовое вино, а затем, приобретя виноградники, стали заниматься выпуском его самостоятельно. Семейное предприятие сумело просуществовать аж до 30-х годов прошлого века (высокопоставленные друзья сумели после национализации собрать все виноградники в одно госпредприятие, директором которого был назначен прадед Шалвы Хецуриани).

Сегодня винодельческое предприятие «Хецуриани» — это скорее увлечение энтузиаста, чем бизнес-проект. Компания произвела в этом году всего 5000 бутылок вина, а для уборки всего урожая с принадлежащих ей виноградников достаточно 5-6 человек. «Как правило, это мои друзья и члены моей семьи» — говорит Шалва.

При этом у «Хецуриани» довольно много видов вина — и белого, и красного — из разных районов Грузии. По словам винодела, его сейчас больше занимает возможность сделать действительно интересное, коллекционное вино, чем скорое получение прибыли.

В это легко поверить — при микроскопических (по промышленным масштабам) партиях все вина разлиты в специальные «грузинские» бутылки (с плоским дном), заткнуты португальской пробкой (по $2 за штуку) и имеют залитое сургучом горлышко. Да и сам процесс производства весьма архаичен — например, ягоды от гроздьев отделяют вручную, сразу после сбора урожая.

Понятно, что дешевым такой продукт быть не может. Скажем, «Хванчкара» от Хецуриани будет стоить 1370 рублей, а «Саперави» — 3130 рублей. Человека, не посвященного в тонкости грузинского винного законодательства, столь существенная разница с тем, что он видит на полках магазинов, может ввести в ступор. Дело в том, что Закон «О вине и лозе», принятый в Грузии еще в 1998 году и запрещающий разливать вина за пределами страны, формально начал действовать в Грузии только с этого года. Раньше большая часть винодельческой продукции разливалась в производственных условиях, контролировать которые виноделы не могли. Определяет закон и так называемые apellations (то есть принадлежность вина по происхождению). Ведь виноградники в той же Хванчкаре занимают всего несколько гектаров. А как грустно шутят сами грузины, в Москве «хванчкары» продается больше, чем вся Грузия производит вина.

Сам Шалва очень переживает по поводу того, что авторитет грузинского вина сильно подпорчен огромным количеством подделок и поделок, которые заполонили рынок. «Я прекрасно понимаю, что потребитель, готовый потратить $10-20, сейчас лучше купит бутылку вина из ЮАР или Австралии, и оно скорее всего будет интереснее такого же по цене грузинского, — признает Хецуриани, — но ведь виноградарство — это наше основное достояние. У нас нет ни нефти, ни цветных металлов, а вино в Грузии можно делать очень хорошее».



Comments are closed.

Так же в номере