Свет и тепло из опилок

В конце минувшей недели в одном из самых депрессивных районов Красноярского края — Пировском — были введены в эксплуатацию два первых одноэтажных жилых дома, построенных по программе «Строим вместе»: полностью благоустроенных, с автономным теплоснабжением. В качестве энергогенерирующих установок для производства тепла и горячей воды использованы немецкие котлы, работающие на разных видах топлива, — удовольствие недешевое. С одной стороны, радует, что и на село приходит бытовая цивилизация, с другой — огорчает, что грамотное решение вопроса было найдено не на «родных просторах», что мы в очередной раз поддержали не отечественного производителя.

По мнению директора ООО «Красторф», члена координационного комитета НП «Торфяное общество «Росторф» и рабочей группы при полномочном представителе президента в СФО Николая Бугаенко, и в Красноярском крае, и в Сибирском федеральном округе в целом сегодня сложилась наиболее оптимальная ситуация для создания и развития системы малой энергетики на базе местных ресурсов и отечественных технологий. К такому решению подталкивают и задачи, поставленные национальными проектами развития агропромышленного комплекса и строительства доступного и комфортного жилья, и назревающий в большой энергетике кризис, и программы освоения удаленных территорий.

Западная Европа и в особенности Япония уже давно задумались не только об энергосберегающих технологиях, но и об альтернативных источниках энергии. Одни из самых востребованных источников — отходы лесоперерабатывающей промышленности. Для Сибири в целом и для Красноярского края в частности эта тема более чем актуальная, если учесть, какие объемы лесозаготовок и лесопереработки здесь ведутся. По словам Николая Бугаенко, сегодня в Красноярском крае в процессе лесопользования и лесопереработки остаются невостребованными около 5 млн (!) кубометров отходов и низкосортного сырья. По СФО этот показатель в 2005 году был в два с лишним раза больше — около 13 млн кубометров. Из них только 3,3 млн кубометров используется для производства конечной продукции — древесных плит, целлюлозы. Все остальное либо уходит в отвалы, либо остается на лесосеке. По большей части отходы аккумулируются на труднодоступных территориях, где ведутся лесозаготовки.

Николай Бугаенко отмечает, что «дело не только в том, что отвалы из опилок и щепы негативно влияют на экологию и не позволяют лесопромышленникам и лесозаготовителям получать максимальный экономический эффект от своей деятельности». «Дело еще и в том, — говорит он, — что мы сегодня упускаем возможность решить проблемы энергетической безопасности отдаленных регионов края наиболее дешевым и эффективным способом, используя то, что лежит в буквальном смысле слова у нас под ногами и воспринимается как мусор. И в этом наша ошибка. В маленькой и очень бережливой Дании, которая пережила в 1973–1974 годах тяжелый энергетический кризис, в качестве программных источников энергии приняли солому, отходы древесины, жидкие навозные стоки и бытовые отходы. Не знаю, как с жидкими навозными стоками — у нас животноводство не так развито, как в Дании, а вот с отходами древесины у нас все хорошо. Вернее, хорошо с их наличием, но плохо с использованием».

В 2005 году правительство Дании стимулировало использование энергетическими компаниями потребление 1,5 млн тонн биомассы для производства электроэнергии. Ежегодное потребление для этих целей древесных отходов должно теперь увеличиваться на полмиллиона тонн, соломы — на 530 тысяч тонн. В стране функционируют 77 ТЭЦ, сырьем для которых служат щепа и древесные гранулы. Они поставляют тепло и электроэнергию для систем централизованного водоснабжения. Развитые страны преследуют три основные цели: обеспечивают собственную энергетическую безопасность, поддерживают экологический баланс, сохраняют энергоресурсы своих стран для будущих поколений.

Как отмечает Николай Бугаенко, участвующий в разработке законодательной базы, которая обеспечила бы эффективное использование возобновляемых источников энергии, «освоение удаленных районов края, в том числе в рамках реализации проекта по Нижнему Приангарью, потребует эволюционного перевода энергетики на возобновляемые источники, в том числе в централизованных системах энергоснабжения. Безрассудно везти, к примеру, в лесопромышленные Кежемский или Енисейский районы дорогостоящие мазут или уголь, если можно воспользоваться теми сотнями тысяч кубометров опилок и щепы, которые там образуются при заготовке и переработке древесины. Губернатор края Хлопонин как-то отметил, что главная задача власти — обеспечить высокое качество жизни во всех населенных пунктах края, вне зависимости от их близости или удаленности от краевого центра. Энергетические мощности, использующие отходы деревообработки, могут выполнить эту задачу с наибольшей эффективностью. Только тот, кто жил в северных поселках, в деревнях, леспромхозах, даже районных центрах, может понять, что наличие в доме горячего водоснабжения, централизованного отопления — это не просто признак цивилизованного быта, а свидетельство высокого социального статуса. Таких благоустроенных домов в сельских районах Красноярского края всего 10,2%. Сегодня в крае есть наработки по строительству малых объектов энергетики, для которых сырьем могут служить торф, биомасса, опилки, щепа, их производные. Это экологически чистые энергетические производства, экономные, выпускающие дешевую тепловую и электрическую энергию».

В профильных департаментах администрации Красноярского края готовится сейчас целевая программа использования возобновляемых источников энергии. Принято решение о создании постоянно действующего Центра биоэнергетики. В завершающей стадии разработки находится документ «Концептуальные положения стратегии развития лесной отрасли Сибирского федерального округа до 2015 года». В нем впервые использование малой энергетики на базе древесного топлива отнесено к приоритетам развития отрасли.

По мнению Николая Бугаенко, «это только первые шаги, но логика развития края и всего СФО заставит нас пройти путь до конца и создать действующую систему эффективного использования биоэнергоресурсов». «Уже сейчас в Красноярском крае есть все возможности для выпуска универсального котельного оборудования, работающего на любом топливном сырье — угле, мазуте, опилках, пеллетах, — рассказывает Бугаенко. — Сейчас мы можем предложить районным администрациям, всерьез подошедшим к реализации национальных программ развития агропромышленного комплекса и строительства доступного и комфортного жилья, алгоритм эффективного решения вопросов энергообеспечения, исходя из конкретных местных условий. Пока речь идет об использовании оборудования, производимого на предприятиях за пределами края, но есть проект создания мощностей по производству котлов для малоэтажных домов на одном из предприятий Красноярска. Реализация этого проекта не только удешевит продукцию для потребителей, но и позволит адаптировать ассортиментный ряд энергетических установок применительно к климатическим и сырьевым особенностям конкретных районов. В конце концов мы не меньше чем богатые Дания, Швеция, Финляндия, использующие с толком даже бытовые отходы, заинтересованы в том, чтобы жители самых удаленных районов края жили достойно. Нам придется научиться быть по-настоящему хозяйственными. И получение энергии из биомассы вполне достойное начало для этого».

Марина АВРАМЕНКО, Красноярск


Comments are closed.

Так же в номере