Главная » Компании » "Наша отрасль — объективно базовая для экономики и социальной жизни"

«Наша отрасль — объективно базовая для экономики и социальной жизни»

По оценкам специалистов, ставка государства на увеличение добычи и экспорта углеводородного сырья вовсе не означает, что Россия окончательно взяла на себя роль сырьевого придатка общемировой экономики. Более того, аналитики считают, что опережающее развитие одной из составных частей нефтегазового комплекса — сервисных услуг — может стать рычагом для превращения сырьевой экономики в технологическую. По оценкам инвестиционной компании «ЦентрИнвест», ежегодный объем такого рода услуг в России достигает $56 млрд. Другое дело, что само понятие «нефтегазовый сервис» является для нашей экономики новым. Об истории формирования этого сектора промышленности, перспективах его развития корреспондент «КС» Марина Авраменко беседует с Рафаэлем Нуриевым, генеральным директором Сибирской сервисной компании, входящей в тройку лидеров независимых компаний, предоставляющих нефтегазовой промышленности расширенный спектр сервисных услуг.

Основные виды деятельности ЗАО «Сибирская сервисная компания» (ССК): поисково-разведочное и эксплуатационное бурение нефтяных и газовых скважин, капитальный и текущий ремонт скважин, их цементирование, технологическое сопровождение буровых растворов и поставка оборудования для их очистки. География деятельности компании: Ханты-Мансийский автономный округ, Томская область, Самарская область, Красноярский край, Иркутская область. В состав компании входят: Нефтеюганский, Стрежевской, Отрадненский, Красноярский филиалы, филиал «Буровые растворы», ЗАО «Нефтепромбурсервис», Управление цементирования скважин, геологоразведочная экспедиция «Узбекистан». В апреле текущего года совет директоров, прошедший в Красноярске, принял программу развития компании до 2011 года, предусматривающую реализацию инвестиционной программы, направленной на модернизацию и обновление оборудования и технологического парка с учетом перемещения акцентов развития нефтегазового комплекса на территорию Восточной Сибири, в частности, в Красноярский край, Иркутскую область и Якутию. Для выполнения этих задач компания обладает достаточным кадровым потенциалом — сегодня в ее составе трудятся около 6 тыс. специалистов.

— Рафаэль Борисович, с чем, на ваш взгляд, была связана необходимость создания независимых сервисных компаний на российском нефтегазовом рынке?

— Причин несколько, и все они достаточно весомы, чтобы считать сегодня нефтегазовый сервис не просто элементом нефтегазового комплекса, а отдельной отраслью промышленности. Начнем с того, что запасы углеводородов, разрабатываемые сегодня, были разведаны в период с 1960-го по 1980 годы. Сегодня большинство месторождений имеет большую степень выработки запасов и тенденцию к уменьшению объемов добываемой нефти. В этой связи приоритетными задачами на ближайшие годы являются проведение опережающими темпами разведочного бурения, геофизических работ, повышение нефтеотдачи пластов. Отсюда резкий рост потребности в таких видах работ, как качественное поисково-разведочное и эксплуатационное бурение скважин и их полное сопровождение. Достаточно сказать, что в 2006 году в России было пробурено почти в четыре раза меньше поисково-разведочных скважин, чем в 1991 году, а в Восточной Сибири и Якутии — в десять раз меньше. Между тем для устойчивого перспективного развития нефтегазового комплекса объемы геологоразведочных работ уже в ближайшие годы должны возрасти в целом по стране в 4–5 раз, в Восточной Сибири — в десять раз.

В советские времена нефтегазовый сервис был частью нефтегазовых объединений, а после приватизации — частью нефтегазовых компаний. Другими словами, нефтегазовый сервис до самого последнего времени не рассматривался как отдельная отрасль промышленности. В то же время различия между сервисом и добычей столь велики, что требуют отнести их к разным отраслям экономики. Нефтесервисная деятельность, например, бурение в рамках одной нефтяной компании — вещь крайне нестабильная и расточительная. Объемы (число необходимых буровых установок) и условия — нужно или не нужно сложное буровое оборудование — постоянно меняются. Но если нефтяная компания принимает решение о самообслуживании, ей приходится держать на балансе полный комплекс буровых установок. Часть оборудования в таком случае, естественно, простаивает. А какие-то работы, напротив, остаются без технологического обеспечения. Нельзя предусмотреть в своем парке оборудование на все случаи жизни. Поэтому независимые сервисные компании, работающие не на одну ВИНК, оказываются более экономичными. Они добиваются полной загрузки своих мощностей, работая по заказу разных компаний, что значительно снижает издержки. Кроме того, крупные сервисные компании могут инвестировать значительные средства в разработку новых технологий, окупая эти инвестиции продажей сложных услуг клиентам. Нефтяникам же и газовикам дорогостоящие инвестиции в собственные НИОКР, как правило, невыгодны из-за сравнительно узкого фронта внедрения. Между тем в условиях все большего исчерпания открытых и труднодоступности новых месторождений только самые современные технологии позволяют увеличивать запасы нефти и газа. Таким образом, в конце 90-х годов стала очевидной необходимость выделения сервисных подразделений из состава крупных нефтегазовых компаний. И сейчас формирование отрасли идет весьма интенсивно.

— Сибирская сервисная компания объединяет ряд филиалов в регионах нефтегазодобычи, в прошлом году вы «приросли» красноярским предприятием. Как вы считаете, процесс поглощения — это следование тенденциям рынка?

— В первую очередь это следование разумной, экономически эффективной политике. Особенности сервисных услуг для нефтегазовой промышленности таковы, что наиболее эффективно на нем могут работать только крупные предприятия. Эффективно не только с точки зрения собственной экономики, но и с точки зрения заказчиков, а в конечном счете — с точки зрения развития нефтегазовой промышленности. Напомню: именно она сегодня является основным источником наполнения государственного бюджета — нравится это или нет. И в этом отношении еще долгие годы изменений не предвидится.

Возвращаясь к вопросу о слияниях и поглощениях, нужно отметить, что нефтегазовая промышленность с каждым годом становится все более сложной в технологическом отношении, превращаясь в наукоемкую и капиталоемкую отрасль. Для извлечения нефти и газа необходимы современные технологии. Из российских запасов нефти почти 60% относятся к трудноизвлекаемым. В эту категорию входят не только низкопроницаемые пласты со сложными коллекторскими свойствами нефти высокой вязкости с глубоко залегающими пластами со сложными горногеологическими условиями, но и остаточные запасы со структурой, ухудшенной в результате техногенного воздействия. На разрабатываемых месторождениях уже более 40 процентов запасов относятся к сверхдорогим, т. е. затраты на их добычу значительно превышают среднеотраслевую себестоимость. А новые месторождения в Восточной Сибири, в том числе в Красноярском крае, отличаются сложными горногеологическими условиями. Эти обстоятельства диктуют необходимость применения новых технологий и современного оборудования. К сожалению, в период реформ процессу технологического обновления и внедрения достижений научно-технического прогресса в секторе нефтегазового сервиса не уделялось достаточного внимания. Его технологическое отставание от мирового уровня составляет как минимум 10–15 лет. Чтобы преодолеть это отставание, нужны серьезные инвестиции, привлечь которые мелкие фирмы не в состоянии. Одна современная импортная буровая установка может стоить до $25 млн. Поэтому необходимые инвестиции в полный комплекс сервисного оборудования колеблются от нескольких миллионов до миллиарда долларов в год. Такие расходы могут позволить себе компании с большим оборотом. Нефтесервисные технологии по сложности и дороговизне некоторые специалисты сопоставляют с космическими.

Кроме того, опыт работы на рынке показал, что из-за своих небольших размеров маленькие компании недостаточно устойчивы, а значит, и недостаточно надежны. С ними трудно выстроить отношения на длительную перспективу. Мелкие компании способны выполнить лишь разовые, простейшие работы. Этим комплексом факторов и обусловлена тенденция к слиянию и поглощению, которая действует сегодня на российском рынке нефтегазового сервиса.

— Рафаэль Борисович, говоря о развитии нефтегазового сервиса, нельзя подразумевать лишь сами сервисные компании — слишком много в их работе зависит от поставщиков оборудования. Насколько, на ваш взгляд, оно соответствует сегодняшним потребностям отрасли?

— По оценкам различных экспертов, имеющийся в стране парк буровых установок устарел в среднем на 70% и состоит преимущественно из моделей типа БУ-2500 и БУ-3000. Многие станки имеют достаточно большой износ физических и моральных параметров, не обладая при этом необходимыми мобильными качествами и не соответствуя новым требованиям промышленной безопасности, охраны труда и окружающей среды, а также требованиям современных технологий.

Поэтому сегодня вопрос модернизации и обновления парка бурового оборудования актуален не только для нашей компании, но и для всех остальных предприятий отрасли, занимающихся бурением и ремонтом скважин. Мы в соответствии с инвестиционной программой вкладываем значительные средства в реконструкцию оборудования, его модернизацию и замену. К сожалению, приходится признать, что зарубежные производители более оперативно реагируют на потребности российского рынка, чем отечественные. В результате мы вынуждены были купить две мобильные буровые установки, сделанные в Китае, — российских аналогов им не существует. Но мы в компании считаем, что нефтегазовый комплекс, в том числе сервисная отрасль, должен служить импульсом для развития отечественного машиностроения. Поэтому компания тесно сотрудничает с российскими предприятиями: в этом году мы подписали техническое задание с одной из уральских машиностроительных компаний на проектирование и производство новой буровой установки, которая, по нашим оценкам, должна соответствовать всем современным требованиям.

— Красноярский край для ССК — новая территория. Чем она отличается от уже «освоенных» компанией?

— Не совсем так: предприятия, на базе которых работает Красноярский филиал компании, действуют в регионе достаточно давно, хорошо знают, что такое Эвенкия, Таймыр, Туруханский район. Другое дело, что объемы у них были несколько иные и задачи ставились иначе. Сейчас мы работаем на месторождениях, значение которых для всей нефтегазовой промышленности России трудно переоценить. Во-первых, это Ванкорское нефтегазовое месторождение, разрабатываемое компанией «Роснефть». Сроки, которые поставил заказчик, обусловленные объективными обстоятельствами (нефть Ванкора должна уже в конце следующего года поступить в трубопроводную систему Восточная Сибирь — Тихий океан), а также высокие стандарты работы требуют от наших специалистов полной отдачи. Еще один очень значимый проект на территории края, в реализации которого мы участвуем, — освоение Собинского месторождения, которое согласно программе «Газпрома» должно стать основой газовой промышленности региона. Работаем мы, также по заказу этой компании, на Оморинских площадях, на Берямбинском и Камовском месторождениях. Особенностью развития нефтегазовой промышленности Красноярского края является удаленность месторождений (Таймыр, Эвенкия), полное отсутствие транспортной инфраструктуры и систем коммуникаций. Сегодня в себестоимости работ не менее 10% занимают транспортные расходы — речь идет о доставке на буровые не только грузов, но и буровых бригад (на месторождения «только вертолетом можно долететь»). Это очень высокая доля, но изменить ее радикально пока не представляется возможным. Накладываются также все ограничения и риски, связанные с тем, что до последнего времени нефтегазоразведка, а тем более добыча не являлись сколько-нибудь значимыми элементами экономики региона. Все знали о том, что край имеет перспективные запасы углеводородов, но их освоение откладывалось «на потом», — приоритетом была Тюмень… В результате сегодня мы сталкиваемся с отсутствием не только самой транспортной инфраструктуры, т. е. дорог, но и специализированных местных подрядных организаций, которые имели бы профессиональную технику для перевозки крупногабаритных грузов большой массы. В крае очень серьезная проблема с кадрами для всех секторов нефтегазовой отрасли. При этом тенденция роста объемов работ укладывается в формулу геометрической прогрессии. Опережающими темпами наращивают свое присутствие в регионе все основные игроки — «Газпром», «Роснефть«, увеличивают объем работ «Славнефть-Красноярскнефтегаз», ТНК-BP. Сравните: если в Тюмени в этом году предполагается провести аукционы по девяти участкам недр, содержащим углеводородное сырье, на Ямале — по восьми, то в Красноярском крае — по 15. Наша компания учитывает перемещение акцентов на Восточную Сибирь и планирует создать в Красноярске, помимо собственно филиала ССК, филиал нашего дочернего предприятия «Буровые растворы», которое занимается сопровождением буровых растворов и оборудования по очистке с использованием наиболее современных технологий. Край перспективный, и мы работаем с учетом этого обстоятельства.

— Рафаэль Борисович, через неделю вся страна будет отмечать День работников нефтяной и газовой промышленности…

— Вы правильно акцентировали — «вся страна»: наша отрасль объективно базовая для экономики и социальной жизни государства. И мы этим гордимся. Гордимся тем, что участвуем в освоении сложнейших, труднодоступных территорий. Я желаю всем коллективам, входящим в состав Сибирской сервисной компании, большой и интересной работы, легких дорог, верных друзей и коллег, надежного семейного тыла. Нашим многочисленным партнерам и заказчикам — уверенности в будущем, новых проектов, новых открытий, благополучия и процветания.



Comments are closed.

Так же в номере