Главная » Политика » «Инерция, на которой все держалось двенадцать лет, взорвана»

«Инерция, на которой все держалось двенадцать лет, взорвана»

Находясь в Новосибирске, СЕРГЕЙ КУРГИНЯН ответил на вопросы корреспондента «КС» ЮРИЯ КУРЬЯНОВА.

— Сергей Ервандович, начнем с вопроса, который вам наверняка задали бы ваши оппоненты: ваш приезд в Новосибирск как-то связан с визитом Путина?

— Я уже несколько раз говорил об этом, но готов повторить: «Так совпало абсолютно случайно». Хотя мне тут передали, что один оппозиционер из новосибирского Академгородка якобы видел меня в самолете Путина. Интересно только, как это оппозиционер попал на борт номер один и что он там делал? Но если серьезно, то цель моего приезда — участие в открытии выставки фотовыставки «20 лет без СССР». Я считаю, что подобная выставка — большое событие в общественной жизни нашей страны. Она сделана руками моих единомышленников и пройдет во многих городах России. Также цель моего визита — встреча с товарищами по движению «Суть времени».

— С кем, кроме ваших коллег из «Сути времени», вы встречались в Новосибирске?

— Ни с кем. Я прибыл в город утром, уезжаю в 9 вечера, и поэтому успел пообщаться только с новосибирскими активистами нашего движения и с новосибирцами, которые пришли на открытие фотовыставки.

— Можете немного сказать о движении «Суть времени»?

— Все подробности вы можете узнать на нашем сайте. Скажу только самое главное: движение «Суть времени» выросло из одноименного клуба, который был создан в апреле 2011 года. В основе нашей деятельности — анализ глобальной ситуации, которая сложилась в мире, вокруг России и в России. Наша цель — не допустить реализации сценариев разрушения страны и найти пути к ее возрождению на основе лучшего опыта российской и советской истории.

Сейчас в нашей организации более 14 тысяч зарегистрированных членов, отделения существуют в большинстве регионов Российской Федерации. Есть очень сильные и многочисленные, есть совсем небольшие, но все набирают влияние.

— Как вы бы охарактеризовали новосибирское отделение «Сути времени»?

— Это хорошая и сильная организация, во главе с очень интересными людьми.

— Вы сказали, что хотите создать сильную «левую» партию на основе вашего движения. Что это будет за партия и какую политическую нишу она займет?

— Да, я говорил, что собираюсь создать сильную «левую» партию, но я также говорил, что не хочу, чтобы она находилась в состоянии конфронтации с КПРФ. В то же время руководство КПРФ вытеснило из партии большое количество людей с коммунистическими и социалистическими убеждениями. Они, как и все граждане России, имеют право на политическую организацию, и будет лучше, если они организуются не против КПРФ, а вокруг своих идеалов.

Я не хочу занимать чью-то политическую нишу, но вокруг меня, в нашем движении находятся люди, которые стремятся к политической самоорганизации. И что же нам делать? Мы организуемся, готовим политический актив, проводим политическую учебу и мы создадим свою партию, но не против кого-то, а за достижение тех целей, о которых я уже сказал применительно к нашему движению.

— Кого вы видите своими политическими союзниками?

— Всех людей с советскими убеждениями. Но при этом я уверен, что если коммунистическая идеология, которую я исповедую, не сможет интегрировать в себя людей и движения патриотической и даже просвещенно националистической ориентации, если мы не сможем обеспечить политико-идеологический синтез, позволяющий преодолеть застарелое деление на белых и красных, то это обрекает Россию на губительный сценарий развития. Поэтому для меня сегодня главное — найти такие слова, формулы, идеологемы, которые позволили бы создать прочный союз «левой» идеи и патриотизма.

— Тогда более конкретный вопрос: кого из лидеров общественного мнения, еще не ангажированных другими политическими партиями, вы видите своими сторонниками?

— Мы открыты для всех людей, кому близки коммунистические, социалистические и патриотические идеи. Но я не сторонник того, чтобы делать ставку на звезд общественного мнения, людей, раскрученных в Интернете, и так далее. Главная моя ставка — на людей, приходящих снизу, на новую силу. Я считаю, что сегодня снизу в России идет новая политическая волна, и она довольно чистая. Придут ли с ней уже раскрученные звезды — это решать им. Но я считаю, что именно это новая политическая волна, движение снизу и может спасти Россию.

— Перейдем к актуальной российской политике. Как вы считаете, будет ли второй тур президентских выборов?

— Я считаю, что власть сделает все от нее зависящее, чтобы эти выборы были максимально честными и прозрачными. Насколько я прочитываю посыл власти, то он простой — надо сделать все, чтобы ни у кого не было оснований придраться ни к одной запятой, чтобы эти выборы были триумфом прозрачности. И сейчас есть все основания считать, что при честных выборах Путин получит порядка 54% голосов в первом туре, такие или схожие цифры дают все социологические службы, в том числе и те, что не настроены по отношению к нему дружественно. Но, впрочем, жизнь сложнее любых прогнозов и соцопросов. Хотя штаб Путина не потерял цепкости и работает эффективно.

— Выступая сегодня, вы сказали, что есть большая вероятность того, что 5 марта мы можем получить в Москве Каир. То есть на следующий день после президентских выборов российская оппозиция может организовать в Москве аналог каирской площади Тахрир — символа египетской революции. Какова вероятность, что это случится?

— Очень высокая, на мой взгляд, выше 70%. Но мы будем делать все, чтобы она снизилась хотя бы до 50%, а в идеале хотелось бы устранить ее вообще.

— Мы — это движение «Суть времени»?

— Не только, но и все, кто выходил на митинг на Поклонной горе, все, кому небезразлична судьба России.

— Вы будете использовать тактику контрмитингов?

— И контрмитингов, и контрпропаганды, и договоренностей со всеми политическими силами, с которыми можно договориться. Мы будем стремиться подписать со всеми пакт о легитимности выборов, чтобы избежать ненужных волнений и беспорядков, но если надо, будем реализовывать и антиоранжевый пакт.

— Медведев останется действующим президентом и после 4 марта, вплоть до вступления в должность вновь избранного президента, а это должно быть в мае. Не переменит ли он свой фронт, не повернет ли против Путина, если начнутся массовые акции протеста?

— Не хочу эти предположения даже комментировать, потому что это взорвало бы всю ситуацию в стране. Хотя тема эта очень важная, о ней сейчас многие говорят. Но я считаю, что, даже начиная обсуждать ее, я тем самым уже начинаю дестабилизировать ситуацию, а я этого не хочу.

— Сейчас все говорят о президентских выборах. Но есть еще один важный вопрос — о будущем премьер-министре. Допустим, что Путин победил, значит ли это, что вопрос о премьере решен и Медведев получит этот пост, как ему и обещали?

— Сегодня ситуация настолько динамичная, что ничего нельзя считать окончательно решенным. Сначала Путин может победить в первом туре или не победить, тогда сценарии будут другие. Затем его победа может быть омрачена массовыми протестными выступлениями или этого не случится. Потом будут продолжаться различные толчки вплоть до мая. При этом все будут с разных сторон пытаться оказать давление на Медведева.

Вообще весь дизайн Болотной площади и проспекта Сахарова — это попытки давления либералов на Медведева, здесь виден некий аналог попытки инициировать новую перестройку. И это давление будет продолжаться, поддастся ли он ему или нет, я не знаю.

Так будет до мая, до инаугурации нового президента, потом, примерно к августу, ситуацию попытаются взорвать по-крупному, потом будет «осеннее обострение».

Несомненно только одно: инерция, на которой все держалось двенадцать лет, взорвана, ее больше нет, и теперь процесс будет развиваться совсем в другой плоскости, с другой динамикой.

— Запад признает президентские выборы, если на них победит Путин?

— Если будет обеспечена полная прозрачность и легитимность, то да, в противном случае — нет.



Comments are closed.

Так же в номере