Главная » Политика » Бизнес и власть в Сибири: зависимость и партнерство

Бизнес и власть в Сибири: зависимость и партнерство

Взаимодействие бизнеса и политики в России в последнее время вновь стало актуальной темой как в тишине офисных кабинетов, так и на страницах федеральной и региональной прессы. Со времени заявления Путина, который усомнился в необходимости вхождения бизнеса во власть, прошло без малого четыре года. За это время Европейский суд по правам человека, рассматривая жалобу адвокатов опального олигарха Ходорковского, признал нарушение отдельных прав предпринимателя, а другой крупный бизнесмен Михаил Прохоров возглавил политическую партию.

В Сибири, где традиционно симпатии электората на стороне левых, крупный и средний бизнес зачастую участвует в политике в качестве представителей правящей партии. Тем не менее политические предпочтения сибирских бизнесменов, не разделяющих «генеральную линию» правящей партии, остаются весьма разнообразными.

Сегодня Законодательные собрания сибирских регионов и городские представительные органы власти большинства крупных городов Сибири более чем на половину состоят из бизнесменов. Никаких юридических препятствий для сочетания бизнеса с депутатской деятельностью в региональных представительных органах власти в России нет. Российские парламентарии, лишенные такой прерогативы, тем не менее, также продолжают вести свой бизнес, формально передавая его своим ближайшим родственникам. Для российских предпринимателей непосредственное участие в политике в качестве депутатов — часто единственный путь для эффективного лоббирования своих деловых интересов и гарантия безопасности своего бизнеса. Выбор политических партий — это вопрос вкуса и случая, либо жизненной необходимости. Так или иначе, власть и бизнес идут в тесной связке и в других странах. Комментируя для «КС» присутствие региональных бизнесменов в политике, новосибирский политолог Виктор Козодой акцентировал внимание на наличии мирового тренда:

«Во всем мире бизнес входит в политику в той или иной сфере. Россия и Сибирь не могут стоять в стороне от этих процессов. Политика является концентрированным выражением экономики, и люди, которые занимаются делом и зарабатывают деньги, для развития своего дела стараются участвовать во власти легальными способами, либо оказывать на нее влияние. У нас наиболее приемлемая форма — непосредственное участие бизнеса в представительных органах власти в качестве депутатов. Это видно и на примере городских советов и областных представительных органов власти, основная масса депутатов которых занимаются тем или иным серьезным бизнесом. Это нормальный процесс».

Сибирские бизнесмены, пришедшие в региональную политику, прокомментировали для «КС» свой выбор и рассказали, почему они считают, что бизнес должен участвовать в политической жизни страны.

Дмитрий Докин, бывший владелец компании «Инмарко», производящей свыше 16 процентов российского мороженого (информация корпоративного сайта компании), председатель исполкома партии «Правое дело» в Новосибирске:

«Политика или власть для лидера партии — не самоцель, как и для всех членов новосибирского отделения. Политика — это всего лишь средство для достижения целей, которые я разделяю. Цель проста — дать людям возможность для самореализации в нашей стране, а не за рубежом, дать возможность жить по правилам для всех, а не для избранных.

Мы можем сформулировать, что требуется гражданам России и как этого добиваться. «Правое дело» намерено сосредоточиться на законодательной деятельности, которая стимулирует экономическую активность, рост доходов социально незащищенных граждан через систему налоговых вычетов.

На мой взгляд, сейчас именно тот момент, когда неравнодушные люди понимают, что прежние возможности развития исчерпали себя, страна дошла до точки неопределенности, и кто-то должен взять на себя ответственность. Основная проблема нашей армии чиновников — отсутствие персонификации ответственности. Какие бы техногенные катастрофы ни случались, никто не чувствует персональной ответственности. Активисты нашей партии — это люди, которые принимают ответственные решения каждый день. Мое прежнее место работы было связано с заботой о своевременной выплате заработной платы пяти тысячам сотрудников, работавших в восьми различных регионах нашей страны, с созданием надлежащих условий труда и т. д. Когда ты не берешь деньги из бюджета, а зарабатываешь их, то понимаешь: что-то неладно в нашем государстве.

В России сейчас не доверяют государству, чиновникам, церкви, бизнесменам и одновременно есть тоска по людям дела. Тем, кто не просит, а делает производство, бизнес».

Основатель и редактор «Красноярской газеты» Олег Пащенко представляет в Законодательном собрании Красноярского края «Справедливую Россию», называя ее единственной партией, которая позволяет ему оставаться самим собой:

«Все зависит от того, с чем приходит бизнес — для защиты своих узких интересов или для действительной работы. Мне есть с чем сравнивать — я был в КПРФ. В отличие от других партий «Справедливая Россия» дает возможность высказывать свою точку зрения, без оглядки на мнение лидеров. «Справедливая Россия» — наиболее либеральная партия и лидер партии Миронов уважает внутренние убеждения своих соратников.

Существует внутренняя симпатия представителей бизнеса к эсерам, но они в настоящее время связаны по рукам и ногам и обязаны зачастую работать на партийную кассу «партии власти». Если говорить о других партиях, то во многом выбор бизнесменов определяется личностными связями в той или иной партии, что предопределяет их выбор в случае прихода в политику. Но по большому счету, голова у бизнеса в Красноярском регионе опущена, и «Единая Россия» не оставляет бизнесу никакого выбора.

Я одобряю деловых людей, которые в настоящее время не участвуют в политике. По моему мнению, это означает, что их симпатии не на стороне правящей партии, и, не видя возможности ей противодействовать в политическом плане, они попросту в политику пока не идут. Эти люди не идут «ломать шапку» перед правящей партией, и я думаю, это правильно. Они нам нужны живые».

Игорь Сорокин, в политике 4 года, депутат Красноярского горсовета от КПРФ, директор ООО «Новые технологии строительства» (малоэтажное строительство):

«Большая часть занимающихся малым и средним бизнесом — это граждане, которые не смогли реализовать себя в избранной профессии в результате прихода в страну рыночной экономики. Многие медики, педагоги и технари ушли в бизнес. Депутаты-бизнесмены должны присутствовать в представительных органах власти, отстаивая там интересы малого и среднего бизнеса, помогая ему развиваться и жить.

КПРФ на данный момент — единственная партия, которая более других работает по решению основных проблем граждан. «Партию власти» я не поддерживаю, и наиболее серьезной из других партий я считаю КПРФ.

Я считаю, что бизнес должен помогать партиям для того, чтобы присутствующие во власти люди могли отстаивать интересы бизнес-сообщества в целом, а не какой-то его части».

Николай Мочалин, генеральный директор ЗЖБИ-4, в политике с 1997 года, депутат Законодательного собрания Новосибирской области от «Единой России»:

«Это не я пришел в политику, а политика сама как-то незаметно, но основательно вторглась в мою жизнь. И не я выбрал «Единую Россию». Ее выбрал президент. А мне оставалось либо присоединиться к «партии власти», либо оставаться в гордом одиночестве, махнув рукой на лоббирование интересов своих избирателей. Некоторым политикам нравится рвать глотки на пикетах, охаивать любые действия властей и бахвалиться своими белыми одеждами. У нас это именуется оппозицией. Но я не сторонник размахивания флагами. Предпочитаю добиваться пусть маленьких, но реальных успехов в работе на благо избирателей. И вообще, мухе, чтобы не быть прихлопнутой, лучше всего усесться на самой хлопушке.

У нас в стране любой бизнес (даже криминальный!) полностью зависит от власти. Не хочешь идти на поклон к чиновникам, пойдешь по миру кланяться с протянутой рукой. И никакие партии, даже «Единая Россия», тебе не помогут! Так что деловым людям, на мой взгляд, партийные билеты ни к чему. А вот политическим партиям кошельки бизнесменов очень даже нужны».



Comments are closed.

Так же в номере