Главная » Политика » «Василию Юрченко, может быть, просто не хватало культуры человеческого общения»

«Василию Юрченко, может быть, просто не хватало культуры человеческого общения»

«Василию Юрченко, может быть, просто не хватало культуры человеческого общения»

По просьбе «КС» ситуацию с отставкой губернатора Василия Юрченко прокомментировала экс-министр культуры Новосибирской области Наталья Ярославцева.

– Трудно предположить, что когда-то Виктор Александрович Толоконский назначил первого зама, не отдавая себе отчета в своих действиях. Он умеет видеть в каждом в первую очередь его профессионализм, хотя личные качества человека для него тоже имеют большое значение. Когда в 2010 году Василий Алексеевич стал губернатором, он производил впечатление руководителя нового типа, обладающего деловой хваткой и собственным видением ситуации. Это было положительное впечатление. Я видела, как Василий Алексеевич общался с руководителями других регионов: президентом Татарстана, губернатором Красноярского края. Видела, что он знает проблемы области, что они ему небезразличны, видела желание решать проблемы быстро. Мне импонировало это стремление вывести область вперед. Но многие застарелые проблемы не решить одним махом, и если руководитель считает, что все зависит только от его решимости, он может допустить ошибки.

Постепенно решимость стала превращаться в крайности. Казалось, губернатор забыл о необходимости работать командой: советоваться со своими министрами, депутатами, общественностью, — что огорчало и вызывало недоумение. Я понимала, что в области накопился груз нерешенных проблем: дороги, стройки, инвестиции и так далее. Видела, что у Василия Алексеевича было искреннее желание их решить. Но решения порой принимались единолично и без объяснений. В последнее время не хватало возможности посоветоваться, услышать друг друга. Избегая коллегиального решения вопросов, губернатор терял и в качестве управленческих решений, и в степени лояльности своего правительства и депутатского корпуса, представителей бизнеса.

Кроме того, у каждого человека есть характер и учителя в профессии. У Василия Алексеевича были хорошие учителя: Виталий Муха, Виктор Толоконский. Он учился управлению в Москве и за рубежом. Что касается характера, то упертость – это хорошая черта для руководителя, которому приходится тащить за собой всю команду, быть локомотивом изменений. При такой харизме, решительности, энергии странно не выслушивать тех, кто с тобой в команде, не говорить о проблемах напрямую, но зато слушать бездарных и некомпетентных советников, «вливающих в уши» в силу приближенности.

В его стиле работы действительно есть масса плюсов, я многому научилась за время совместной работы. Он быстро схватывает проблему. Как мы радовались выделению средств на программу развития культуры в области, строительству концертного зала… Качество взаимодействия стало снижаться с приходом в правительство Кирилла Колончина, который в качестве зама стал курировать образование, труд, медицину, социальное развитие, спорт, федеральные структуры да еще и культурный блок, до которого руки доходили редко. Я пыталась объяснить, что культура – это не социальная политика, пусть культуру курируют люди, у которых есть на это время и возможность. Кроме того, заместитель губернатора должен иметь уважение к традициям области, ценить ее завоевания и достижения, а не позволять себе насмешки и пренебрежительное отношение. У губернатора же не хватало времени для разговора со своими министрами, иногда неделю мы не могли узнать позицию губернатора по какому-то вопросу в своей сфере. Передоверив Кириллу Колончину слишком многое, губернатор лишился объективной информации о положении дел в отраслях и мнениях людей, мы почувствовали отсутствие команды, а любимый стиль стал «уволить руководителей учреждений». Высказывания в духе «надо всю эту творческую публику перетасовать» или «менять вектор, начиная с министра» считаю недопустимыми и оскорбительными для профессионалов.

Была и еще одна проблема – недостойное, на мой взгляд, противопоставление. Министерство культуры по своей сути самое толерантное. Мы созданы для того, чтобы «не различать ни эллинов, ни иудеев», одинаково ценить культуру русских и украинцев, христиан и мусульман. Но последние два года нас разделяли на два фронта, пытались упрекать в сотрудничестве с полпредством. Это просто смешно! За два года не было никакой необходимости или потребности, к нам ни разу не обращались с Державина ни с какими требованиями или заверениями в лояльности… В аппарате же нас ставили в ложное положение, когда надо было доказывать, что мы не находимся в конфронтации. Возникла некая искусственно созданная линия огня. Доходило до абсурдных ситуаций, когда театры в один день должны были приглашать на премьеры губернатора, в другой – полпреда и лояльных им фигур. Как человек и министр, я считала, что недостойно поднимать в людях чувства вражды и подозрительности. Какое качество работы может быть под гнетом подозрений? Я видела, что в культуре области есть проблемы, в том числе и кадровые, что сокращение финансирования приведет к усугублению ситуации на селе, отстаивала эту позицию, хоть это и не нравилось. Я всегда думала: что мы будем говорит людям? Уходя с должности министра, я сказала: «Я хотела работать на благо Новосибирской области, а не служить кому-то».

Наконец, выскажусь как член партии «Единая Россия». Я была у ее истоков, много лет была в политсовете, и коллеги знали мое желание работать честно на любом участке. Не понимаю, почему активные, инициативные члены партии, депутаты не сказали вовремя Василию Алексеевичу: «Так нельзя». Например, нельзя было так проводить праймериз. Дали бы поучаствовать сильным кандидатурам, не было бы этой чехарды и конфронтации с выборами мэра. А сейчас опять все перессорились.

Мы честно работали каждый на своем участке, не имея личной корысти. Хотя, конечно, искренне благодарны Василию Алексеевичу за то, что при нем чиновникам были повышены зарплаты, чтобы нам хотя бы не смеялись в лицо представители бизнеса. Тем самым он показал, что государство ценит труд людей, работающих на благо области и государства по 20 час в сутки без выходных.

Понимая всю нагрузку губернатора, никогда не смогу понять, как могли возникнуть в деловом общении ремарки в насмешливом, пренебрежительном тоне, грубости, несовместимые с этическими нормами государственной службы. Как произошла постепенная трансформация? Возможно, Василий Алексеевич при всем потенциале, сильных сторонах и возможностях не смог побороть какие-то личные качества. Раньше мы могли работать вместе, обсуждать и спорить, вспоминаем с министрами и наше неформальное общение, но потом вдруг была проведена черта. А может быть, просто не хватило культуры? Культуры человеческого общения.



Comments are closed.

Так же в номере