Главная » Политика » Губернатор ушел, да здравствует…

Губернатор ушел, да здравствует…

Губернатор ушел, да здравствует…

Отставка по президентскому указу новосибирского губернатора Василия Юрченко не упростила, а значительно усложнила политический ландшафт в регионе. Событие зафиксировало ряд длинных трендов и представило в новом свете фигуры, казавшиеся незыблемо привычными. При обсуждении положения дел с их участниками нельзя не заметить чувства растерянности: сложившиеся стереотипы «кто есть кто» начали рушиться, новые еще не сформировались. Пустота, образовавшаяся с уходом губернатора, заполняется в темпе замедленного воспроизведения кадров.

С определенной долей условности можно сказать, что Новосибирская область точно не последняя в стране в некоем знаково-символическом смысле, если на фоне взрывных, сенсационных изменений в российском и мировом масштабе (Украина, Крым и связанные с этим процессы) в Новосибирске происходят столь же «революционные» перемены. Попробуем разложить «по полкам», что случилось и где мы все сейчас находимся.

Приоритет политики над экономикой

Экономические успехи Новосибирской власти, о которых регулярно рапортовали ее руководители (стремясь оторваться от все того же общероссийского фона), контрастируют «зияющими высотами» с ее итоговым политическим провалом. Для кого-то это предмет риторических изумлений, которые отсылают к славной практике небезызвестного Муамара Каддафи в Ливии и аргументации его апологетов, построенной на цифрах и фактах: уж насколько хорошо жилось его соотечественникам при нем, а вот они это не ценили, а ему это все равно не зачлось. Для кого-то произошедшее — констатация явления общего порядка: политика доминирует над экономикой.

Такова тенденция, которая задает тон в стране. Разве экономическими соображениями оправдано приобретение Крыма? Нет, морально-политическими, стимулирующими заметный рост активности общества (да, с направлением ее в державное русло), но совсем не принуждающими его к смирной тупой покорности, о которой бредят в своих представлениях о жизни некоторые высокопоставленные персонажи местного значения.

Экономически эффективная, но политически бессильная власть никому не нужна. Прошли те времена, когда один человек в стране занимался политикой за всех прочих. Путин возвращается (вместе с Крымом) в зенит славы вовсе не для того, чтобы разбазаривать драгоценный харизматический ресурс на компенсацию желания региональных наместников думать, что им позволено от его имени делать все, что заблагорассудится. Позволено, но от своего. Если готовы лично же отвечать за последствия.

Отставка Юрченко — еще один, запоздалый эпизод развала системы назначения губернаторов, существовавшей в 2004–2011 гг. Лица, приходившие в регионы на позиции не лидеров, но «больших начальников», не слишком удачно завершали свою деятельность не только в Новосибирске, но и, например, в Самаре и Екатеринбурге. Назначенные губернаторы почти всюду демонстрируют желание тотально контролировать «подчиненный» регион и почти всюду оказываются неспособны делать это. Чем сильнее регион, тем меньше он «подчиняется». Вдобавок ко всему на федеральном уровне меняется тренд: Путин и сам «лидер», а не «начальник» государства. Те, кто думает идти другим путем, рано или поздно собьются с генерального курса.

Личностный фактор

То, что произошло в Новосибирске, вне всяких сомнений, является личной победой полпреда президента РФ в СФО Виктора Толоконского. Нельзя сказать, что Толоконский продемонстрировал, что «все контролирует» в Новосибирске и является, если так можно выразиться, «более эффективным Юрченко», чем сам Юрченко (хотя наверняка всегда были и есть люди, подталкивающие его к «тоталитарным» амбициям в духе проигравшего наследника). Толоконский продемонстрировал в первую очередь, что он лично сильнее и весомее любого из тех, кто присутствует на новосибирской элитной площадке. Реальность такова, что за последние без малого два десятка лет Толоконский не сталкивался с политическими соперниками, которых он не победил бы — хотя бы и после длительного и жесткого противостояния. Очередной пример — горькая наука всем тем, кто готов был «попробовать еще».

И в то же время это победа одного «личного стиля» над другим, отличающимся от него вплоть до противоположности. Читая реплики респондентов «КС» вслед ушедшему губернатору, ловишь себя на мысли: многие стремятся быть человечнее в отношении Юрченко, чем он привык быть по отношению к окружающим.

Во многих выступлениях Василий Алексеевич подчеркивал свое отличие от предшественника: он-де «суровый реалист», а тот как бы все слегка идеализирует. В чисто человеческом плане можно констатировать, что «суровый реализм» проиграл: он оказался более чужд реальности в сравнении с реализмом, получившим идеалистическую приправу (или прививку?). В этом смысле человек, начавший делать карьеру еще в 80-е, оказался более успешен выдвиженца эмпирически голых 90-х, зацикленных на деньгах и насилии. Без «а поговорить?» дела делаются, но с излишним скрежетом. Суровый реализм, он же, по сути, неприкрытый цинизм и убежденное отрицание всего, что «сверх» или хотя бы «поверх», терпит неудачу. Вербально-смысловые игры неотъемлемы от жизни. Без них реальность самой себе неинтересна. Вся смысловая человеческая активность метафорична, то есть «нереалистична». Не нужно от этого отказываться. Тот, кто в этом не как «рыба в воде», будет рыбой на суше, в ведре или на сковородке. В качестве позитивного примера и образца опять же следует привести Владимира Путина. За антипримерами далеко ходить не надо.

Состояние элиты

Отметить фактор личного стиля важно в рамках понимания того, что победа Толоконского ковалась не только в Москве, но в первую очередь здесь, в регионе, где он «отбивал» и выводил людей из-под влияния соперника, пользуясь его недостатками. По состоянию на начало 2014 года, несмотря на стадообразное поведение большого количества личностей (официально претендующих на уважение), в Новосибирске сформировалась достаточно сильная и широкая коалиция, негативно настроенная к Юрченко. Как уже говорилось, превосходным консолидатором неприязни, которую в данном персональном случае можно назвать практически всеобщей, стал самый неудачливый новосибирский политтехнолог (ksonline.ru/stats/-/id/2468), благополучно проваливший продвижение очередного клиента (если не считать, как полагают некоторые, что Виктор Козодой целенаправленно продвигал Юрченко именно туда, где тот сейчас очутился, — не зря же, говорят они, Юрченко уж нет, а Козодой с профессиональной гордостью за хорошо выполненную работу пишет в «твиттере», что его попросили остаться). Новосибирец Виктор Козодой успешно вписался в команду Юрченко, укомплектованную чужаками по принципу недоверия и враждебности к деловой и административной среде Новосибирска, именно потому, что и сам стал «как они» (прибывшие издалека непонятно зачем случайные назначенцы).

Общим итогом развития событий можно назвать то, что региональная деловая и политическая элита Новосибирска сумела постоять за себя. Те, кто навязывал ей лакейский стандарт существования именем «вертикали» и по поручению губернатора, которому, как выяснилось, не доверяет сам Путин, выглядят сейчас необыкновенно глупо. (К чему в ближайшее время будет привлечено внимание — см. материал «КС» «Следом за губернатором», полоса 1.)

Кто будет следующим мэром, кто будет губернатором? В настоящий момент мы находимся в редкой ситуации, когда ответы на эти вопросы не предрешены. Несмотря на заявления в поддержку тех или иных кандидатов, включая одобрительные высказывания самого Толоконского в адрес назначенного и. о. главы области, понятно, что ответы на заданные вопросы будут даны в режиме более цивилизованного политического соперничества, чем это предполагалось чуть раньше. Стиль Юрченко записывать во враги «всех, кто не с нами» отвергнут. На площадке, которую модерирует Виктор Толоконский, успех будет на стороне тех, кто убедительнее проявит себя в качестве фигур объединения и конструктивного согласия без затыкания ртов и клейки ярлыков. Это теоретически могут быть и Анатолий Локоть, и Александр Карелин, и, почему бы нет, Андрей Ксензов, получающий «боевое крещение» в публичной политике на выборах мэра.

Политический опыт и стиль Владимира Городецкого и людей, входивших в его команду, традиционно больше соответствовал этой модели, чем то, что приходилось наблюдать в областном правительстве последний год, поэтому у и. о. губернатора хорошие шансы продолжить свою политическую карьеру в нынешнем качестве. Если кадры Городецкого привнесут в сферу управления политическими и медийными процессами на уровне области принципы, которых они придерживались в мэрии Новосибирска, это будет надлежащей заявкой бывшего главы города на укрепление своих позиций.

Смена власти в 2010 году породила в регионе ожидания кадрово-элитной динамики, работы «лифтов», которые оказались драматически не осуществлены. Любому преемнику Юрченко будет трудно, если он постарается повторить его ошибки. Новосибирск не принимает однозначной клановой замкнутости власти, разрушает ее руками, которые в нужный момент всегда найдутся. Попытки нарушить состояние динамического равновесия элитных групп влияния будут, конечно, регулярно предприниматься и в дальнейшем. Но, по-видимому, каждый, кто попытается осознать себя «хозяином Новосибирска» (и области), столкнется с проблемами, которые не сможет решить. Таков не самый плохой вывод, который напрашивается исходя из того, что довелось наблюдать жителям региона в минувшие годы.



Comments are closed.

Так же в номере