Главная » Политика » Андрей Ксензов: муниципальная власть способна решить проблемы ЖКХ

Андрей Ксензов: муниципальная власть способна решить проблемы ЖКХ

Андрей Ксензов: муниципальная власть способна решить проблемы ЖКХ

«КС» продолжает публикацию мнений представителей бизнеса и власти о возможных путях преобразования и совершенствования новосибирской инфраструктуры. Кандидат в мэры Новосибирска, выдвинутый региональным отделением партии «Родина», бывший вице-губернатор Новосибирской области АНДРЕЙ КСЕНЗОВ представил «КС» свое видение проблем в сфере ЖКХ и способов их эффективного решения. Для того чтобы разобраться с ворохом многосложных задач в ЖКХ, обозначить принципы работы управляющих компаний, разработать эффективную систему субсидирования ветхого и аварийного жилья, определить роль государства и разумную долю его участия в софинансировании капитального ремонта, необходим дифференцированный подход, считает Ксензов.

— Андрей Евгеньевич, насколько оптимальной видится вам существующая система управляющих компаний?

— Я убежден, что управляющим компаниям нужно тратиться на работу с жителями и вводить должности или структуры по активной работе с населением. Ведь что в итоге получается? Люди как пришли с проблемой, так и ушли с нею. Компания будет являться управляющей, если будут лучше решаться вопросы взаимодействия с населением. На текущий момент муниципалитет действует так: устраивает рейтинги компаний и на основе этого старается их штрафовать. Это все хорошо, но фактически ведь мы штрафуем население! Мы определяем штраф управляющей компании все равно за счет жителей, за счет собственников — все на практике происходит именно так. Нужно ясно и точно понимать, как дальше выстраивать диалог. Отмахнуться и сказать жителям: «А идите вы сами ТСЖ создавайте»? Это ведь абсолютно недопустимо!

Безусловно, ТСЖ является правильным механизмом, развивающим навыки самоуправления. Однако не все готовы вступать в ТСЖ. Поэтому между ТСЖ и управляющими компаниями должен существовать определенный баланс, обусловленный объективными факторами. У компаний должен быть стимул работать лучше, качественнее и эффективнее для сохранения своего бизнеса.

— Как вы относитесь к созданию муниципальной управляющей компании? Каковы ее плюсы и минусы? Сможет ли она конкурировать с существующими управляющими компаниями?

—Ї Думаю, что наличие муниципальной управляющей компании оправдано. Вместе с тем необходимо четко понимать, какую функцию она будет выполнять. В некоторых районах эффективно работают уже существующие муниципальные компании по обслуживанию общежитий. Они функционируют, на их балансе находятся десятки переданных из ведомств общежитий нашего города, и опыт показал, что они нормально содержат эти общежития, а занимаются конкретно эксплуатацией и распределением комнат. Можно тиражировать этот опыт и создавать такие управляющие муниципальные компании для решения конкретных городских проблем.

Возможно, следует даже пойти на кардинальные условия, вплоть до того, чтобы ввести муниципальные компании с государственным субсидированием для жилого фонда с наличием опасных зон. Но этот опыт тоже может оказаться болезненным. Дело в том, что мы уже на 99,9% вывели муниципальные компании, они не работают, а персонал уже разошелся. Вновь воссоздавать муниципальное управление жилым фондом, честно говоря, сложно. Я пока не представляю, как это сделать. Возможен вариант, когда муниципальные компании должны субсидировать ветхое и аварийное жилье, которое нужно содержать и которое не дает дохода. Субсидирование необходимо вводить там, где оно будет необходимо.

— Что нужно делать городской власти, чтобы застройщики заходили на территории с ветхим и аварийным жильем?

— Сама проблема сноса аварийного жилья предполагает, что в этом вопросе властям нужно быть максимально открытыми в проведении аукционов по застроенным территориям, по территориям, где будет проходить снос ветхого и аварийного жилья, по аукционам на переселение граждан и застройки таких территорий. Первые аукционы показали, что они были проведены не совсем качественно. Нужно привлекать таких застройщиков, которые имеют возможность заниматься сносом ветхого и аварийного жилья и застраивать территории. Единственно, если там понадобится строительство детских учреждений, школ, больниц, нужно тогда четко понимать, за счет какого механизма все это будет рождаться. Дело в том, что бюджет на текущий момент и так перекроен, перенасыщен, сложен, и мы должны понимать, какие ресурсы мы можем задействовать. Вероятно, с теми же застройщиками стоит договариваться насчет того, что они построят. Допустим, если речь о возведении детского сада, то мэрия может за него рассчитаться, к примеру, за 2–3 года.

Таким образом, муниципалитет прежде всего должен здесь понимать, что ряд управляющих компаний могут брать на себя содержание старого аварийного фонда, чтобы уровень его содержания не был таким низким, какой он есть сейчас. Для этого следует определиться с объемом субсидий и тем, во сколько обойдется это горожанам. Как только мы создаем муниципальную компанию, то бюджет сразу же несет ответственность за все те риски, которые происходят в жилом фонде, — это тоже нужно понимать. Другой вопрос, что проще придумать систему субсидий, выделять их непосредственно гражданам, проживающим в ветхом жилье, на погашение тех затрат, которые они несут, находясь в таком жилье. В этом случае не нужно было бы тратить деньги на расширение аппарата чиновников и администраторов. Муниципальная компания может существовать, но именно для решения конкретных задач.

— Как должна выглядеть городская система капремонта?

— Необходимо обозначить несколько ключевых направлений работы и четко им следовать. Во-первых, государственные структуры должны определить свое участие в софинансировании капитального ремонта жилых домов минимум на ближайшие 3–5 лет. Во-вторых, положение о круговой оплате капитального ремонта на единый счет, думаю, не до конца удовлетворило все потребности граждан. Одни говорят: «У меня новый дом, зачем я буду сегодня уже копить деньги?», другие: «А у меня старый дом, на него нужно больше ресурсов». Здесь нужен дифференцированный подход и различные ставки платы за капитальный ремонт по одним или другим домам. Сами собственники должны принимать такие решения, им нужно дать право нормально определиться и поставить разумные сроки, а не делать так, как было: заставить людей, не разобравшихся в ситуации, быстро все решить чуть ли не за месяц.

— Все ли дома, на ваш взгляд, необходимо включать в систему капитального ремонта?

— Из капремонта однозначно должны быть исключены дома, износ которых превышает 70%. Это решение лежит на поверхности! Как можно капитально ремонтировать дома, конструктивные элементы которых вообще не подлежат капитальному ремонту? Что такое капитальный ремонт — это ремонт отдельных элементов с их заменой или модернизацией? Когда проводится реконструкция, тогда меняются детали фасадов, кровельных перекрытий, грубо говоря, остаются одни стены. А во время капитального ремонта просто применяются более сложные элементы текущего ремонта. И здесь нужно понимать, что капитальным ремонтом мы просто продлеваем эксплуатацию жилого дома, и не более того, потому система, как я говорил, должна быть дифференцированной.

Далее, на уровне муниципалитетов и поселений должны создаваться фонды аварийного ремонта домов, потому что зачастую гражданам может физически не хватать средств на эти цели. Поэтому здесь городская власть тоже должна участвовать в таком капитальном ремонте и софинансировать его. Понятно, что такие решения должны рассматриваться в соответствии с возможностями бюджета. Если бюджет ограниченный, тогда необходимо запрашивать дополнительную субвенцию или субсидию под такие проекты. Если бюджет наполняемый, как в Новосибирске, то такую программу софинансирования вполне можно принять. Сейчас необходимо ремонтировать очень много кровель, инженерных коммуникаций, транзитных коммуникаций, циркуляционных трубопроводов, ремонтировать отдельные элементы зданий, которые пришли в негодность. Такие вопросы власти города ни в коем случае не должны оставлять без внимания!

— Сейчас в Новосибирске один региональный оператор. По вашему мнению, сколько их должно быть?

— Думаю, что не обязательно много: чтобы не тратить лишние деньги на их содержание и администрирование. Пусть оператор будет один, но у горожан должны быть возможности отказаться работать с этим оператором. Кроме того, риски должны быть застрахованы — как у оператора, так и у тех лицевых счетов, которые открыли граждане. Они могут быть застрахованы самим государством либо по предложению государства определенными страховыми компаниями. В каждом конкретном случае нужно обсуждать эти вопросы и решать их.

— В последнее время в городе на самых разных уровнях активно обсуждается болезненная тема горячей воды. Получается так, что одни жители платят больше, другие — меньше. Как вы можете прокомментировать сложившуюся ситуацию?

— Тема изменения тарифов действительно стала болезненной. Сейчас в этом разбирается рабочая группа, создана комиссия, которая должна выдать рекомендации. Если имеет место явное увеличение расходов граждан за использование горячей воды, и оно не вписывается в плановое повышение — не более 5%, — то это безобразие нужно отменять. Специалисты должны изучить и закрытые системы водоснабжения, и открытые системы, находящиеся у нас есть на территории города, чтобы все затраты были одинаковыми во всех жилых домах. Ведь мы не можем платить за один и тот же ресурс разную цену! Необходимо понять причину, почему это происходит и вследствие каких проблем. Раньше таких сложностей не возникало, сейчас они вдруг стали иметь место. Из-за каких дополнительных экономических затрат это вдруг все произошло?

— Этот вопрос находится в компетенции муниципальной или региональной власти?

— Региональной. У муниципалитета могут быть свои рычаги: обращения городского Совета, обращения администрации в Региональную экономическую комиссию для того, чтобы снять эти вопросы. Мы всегда это делали. По крайней мере когда я работал, мы постоянно вели такой диалог с РЭК, сейчас — с департаментом по тарифам. И это то, что позволяло выстраивать компромисс между сторонами с максимальным соблюдением интересов всех участников процесса.

Материал оплачен из фонда кандидата в мэры Новосибирска Андрея Ксензова



Comments are closed.

Так же в номере