Главная » Экономика » Сибирская нанобутылка: существует или нет?

Сибирская нанобутылка: существует или нет?

Сибирская нанобутылка: существует или нет?

Как ранее отмечал «КС», в начале марта президент РАТМ холдинга Эдуард Таран сообщил, что соакционером «Новосибирского завода «Экран» может стать госкорпорация РОСНАНО, а также отметил, что предприятие может стать единственным заводом в России, который при изготовлении стеклотары будет использовать нанотехнологии. «КС» попытался разобраться, действительно ли таким образом возможно улучшить качество продукции, и имеет ли право на существование нанобутылка? Или, учитывая непростое положение отрасли, заявление об использовании нанотехнологий в стекольном производстве во многом является маркетинговым ходом компании?

Российская стекольная промышленность переживает не лучшие времена. Об этом не устают говорить как аналитики, так и сами участники рынка. Такое положение как отмечают эксперты, обусловлено несколькими факторами. С одной стороны, сокращение потребления пива и крепкого алкоголя, вызванного увеличением акцизов, что привело к падению сбыта водки и пива в прошлом году на 20–30%. С другой стороны, на этом фоне наблюдается перенасыщение российского рынка стеклотары и, соответственно, перепроизводство бутылки. Об этом говорит и то, что на складах некоторых заводов скопился многомиллионный запас стеклотары. Кроме того, активная консолидация рынка заказчика способствовала снижению цен на бутылку. Как ранее отмечал аналитик «Инвесткафе» Игорь Арнаутов, существующие предприятия загружены в среднем только на 40%. Однако, эксперты отмечают, что на текущий момент в СФО обстановка чуть лучше, так как стекольные мощности еще не критично избыточны, и продолжает ввозиться бутылка из других регионов. Тем не мене ситуация начинает стремительно меняться, и ввоз стеклотары с заводов Центрального и Уральского регионов уже может говорить не о дефиците мощностей в Сибири, а о несоответствии цены и качественных характеристик продукции.

Состав участников

Анализируя состояние рынка, эксперты отмечают, что нужно учитывать и тот факт, что производство стеклотары периодически нуждается в больших капиталовложениях. Стекловаренная печь имеет только десятилетний производственный цикл, по истечении этого срока печь полностью приходит в негодность, поэтому ее нельзя эксплуатировать десятилетиями, выполняя лишь плановые ремонты. Соответственно, на комплексную модернизацию производства периодически требуются существенные инвестиционные ресурсы. Учитывая специфику производства, в Европе достаточно давно произошла с одной стороны концентрация производителей стекольной тары, с другой – концентрация производителей напитков и пищевых продуктов. В России наблюдается иная ситуация. На текущий момент можно говорить только о консолидации потребителей стеклотары, в основном производителей алкогольной продукции, а заводы по производству бутылки разрозненны. Исключение составляют ТК «Русь-Стекло», в состав которой входят четыре стекольных завода, (в том числе Омский стекольный завод), российский филиал турецкой ГК «РусДжам», также входит четыре завода, концерн занимает 25% рынка стеклотары в России, и французская ГК «Сен-Гобен» (два завода).

Если говорить о сибирских игроках рынка, это «Новосибирский завод «Экран», Омский стекольный завод, «Стеклотех» (Тюмень) и Северский стекольный завод (Томская область). Причем в Омске и Тюмени предприятия новые. На текущий момент только Дальний Восток недостаточно обеспечен производственными мощностями по изготовлению стеклотары.

Поглощения или инвестиции

Однако, рассуждая о вероятном развитии событий на рынке стекольной промышленности, эксперты отмечают, что его состояние говорит о том, что этап консолидации для оставшихся отдельных заводов все же близок. Условия для бизнеса складываются таким образом, что отдельно существующие предприятия, скорее всего, не будут справляться с нагрузкой, в том числе кредитной, так как именно сейчас на многих стекольных заводах заканчивается производственный цикл. Соответственно, кулуарные разговоры о слияниях могут перейти в практическую плоскость в ближайшее время. Естественно, что за ситуацией с интересом наблюдают иностранные холдинги, чьи мощности расположены в России, это «Русджам» и «Сен-Гобен», и если какие-то заводы столкнуться с ситуацией банкротства, то именно эти компании окажутся в первых рядах по поглощению проблемных предприятий отрасли.

Другой вариант развития событий для самостоятельных заводов – привлечение инвестиций для масштабного перевооружения производства, соответствующего новым тенденциям. Этим путем пошел и «Новосибирский завод «Экран». Сегодня на сибирских заводах основная борьба разворачивается за производство облегченной бутылки, причем в европейской части страны такую бутылку производят уже около пяти лет, а с прошлого года в Сибири началась конкуренция на рынке привозной облегченной бутылки. В ответ местные предприятия также поставили цель максимально соответствовать требованиям заказчиков, и некоторые стали производить такой тип стеклянной тары.

«Роснано» как источник инвестиций?

Напомним, что в ноябре 2013 года руководство «Экрана» заявило, что планирует запустить новую печь, на которой можно будет производить, в том числе облегченную бутылку. Также генеральный директор ОАО «Новосибирский завод «Экран» Павел Бобошик отмечал, что после ввода печи № 6 на «Экране» и строительства второй очереди на Омском стекольном заводе сибирский рынок будет полностью обеспечен собственной облегченной бутылкой и банкой. Сейчас дефицит в регионе в основном покрывают за счет импортной облегченной бутылки.

Однако в конце января стало известно, что в Новосибирске появится еще один стекольный завод, его проект был одобрен на инвестиционном заводе при губернаторе. Проект принадлежит ООО «Объединенные стекольные заводы — Новосибирск», входящего в группу компаний ООО «Чагодощенский стеклозавод и К». Как отметил генеральный директор ООО «ЧСЗиК» Давид Джалагонияв 2007–2008 гг. подобный проект уже реализован на территории Липецкой области: «Мы уже отработали всю технологию, поэтому нужно только адаптировать проекта для Новосибирской области».

Вскоре после этого, президент РАТМ холдинга (куда входит «Экран» – «КС») Эдуард Таран заявил, что завод «Экран» прошел нулевой инвестиционный кредит в «Роснано». По его словам, завод получил заверение о том, что не исключено, что в 2014 году одним из соакционеров «Экрана» станет «Роснано». «Соответственно, мы получим дополнительное финансирование, и будем, видимо, единственным заводом в России, который работает с использованием нанотехнологий», — пояснил господин Таран.

В пресс-службе госкорпорации «Роснано» корреспонденту «КС» ответили, что на текущий момент «проект проходит экспертизы, но решение об его финансировании пока не принято». Таким образом, в госкорпорации не отрицают вероятности того, что «Роснано» действительно может стать соакционером завода, но при каких именно условиях – не известно.

О том, что «Экран» планирует сотрудничество с «Роснано», в ООО «ЧСЗиК» узнали от корреспондента «КС», но прокомментировать ситуацию затруднились, однако обещали сделать это позже.

Уточним, что «Роснано» уже не первый раз планирует стать соакционером предприятия по производству стеклянной тары. Первый подобный проект планировалось запустить в Хабаровске, где потребность в новом производстве еще сохраняется. Проект «Дальневосточного стеклотарного завода» принадлежал группе компаний «Орехово-Зуевская Стекольная Компания» (ГК ОЗСК), и должен был реализовываться при поддержке правительства Хабаровского края и при участии «Роснано». Но завод, который должен был быть запущен в 2014 году так и не достроили.

В пресс-службе «Роснано» корреспонденту «КС» подтвердили информацию о планах по совместной реализации проекта стекольного завода в Хабаровске, а также пояснили, что проект ОЗСК по модернизации производства стеклянной тары был отклонен в 2013 году из-за несоответствия некоторым требованиям к инвестиционным проектам. «Тем не менее, «Роснано» открыто к сотрудничеству, и готово повторно рассмотреть заявку в случае устранения выявленных недостатков», — пояснили в пресс-службе.

Таким образом, если завод в Хабаровске все же будет запущен, то потребности рынка Дальнего Востока будут закрыты, соответственно предприятия Сибири лишатся части рынка сбыта.

На вопрос «КС», участвует ли «Роснано» в реализации других проектов, связанных с производством стеклянной тары, в госкорпорации ответили, что в инвестиционном портфеле «Роснано» представлены два проекта, связанных с модификацией свойств стекла. Это совместный проект с Pilkington и группой компаний «СтиС», который предусматривает строительство завода по производству стеклопакетов и стекла с различными видами нанотехнологических покрытий. Второй проект осуществляется ООО «АйСиЭмГласс» и предполагает производство вспененного стекла на основе нанотехнологических способов переработки стеклобоя. Однако, указанные проекты относятся больше к дорожному, жилому и промышленному строительству, нежели к производству стеклотары. Соответственно проект в Хабаровске должен был стать первым, но, учитывая то, что завод так и не достроили, сотрудничество «Роснано» и «Экрана» при производстве стеклотары может в этом плане опередить конкурентов. Ранее «КС» писал, что на территории Новосибирской области реализуется ряд проектов с участием «Роснано», но не все из них можно назвать удачными, скорее наоборот.

Нанобутылка, что это?

Действительно ли возможно улучшить качество бутылки за счет использования нанотехнологий, или это во многом маркетинговый ход компании для расширения рынков сбыта, а также привлечение дополнительных инвестиций за счет госкорпорации «Роснано»? На этот вопрос сами участники рынка ответить затруднились. К примеру, в ЗАО «Камышинский Стеклотарный Завод» (входит в ГК «Сен-Гобен») «КС» пояснили, что для ответа на подобные вопросы нужна специальная экспертиза, которой в компании не обладают, поэтому прокомментировать вопрос не смогут.

Интересно обратиться к сути производственного процесса. Так, использование нанотехнологий в производстве стеклянной тары осуществляется методом химического осаждения из паровой фазы на горячем конце производится диффузионно-термическое упрочнение поверхности стеклянной тары. При разложении монобутил-трихлорида олова на поверхности стекла образуется упрочняющий тонкий слой оксида олова толщиной 10-40 нм. Образующееся оксидно-металлическое покрытие определяет прочностные свойства стеклянной бутылки. Слой оксида олова толщиной 10-40 нм обеспечивает сопротивление гидростатическому давлению до 16 атм, что соответствует требованиям российских и международных стандартов. Другими словами, бутылка должна становится легче и при этом прочнее.

На вопрос «КС», отдадут ли компании-потребители стеклотары при закупке тары предпочтение стеклянной бутылке, произведенной с использованием нанотехнологий, в Heineken ответили, что в компании существует внутренний стандарт по качеству упаковочных материалов. «Кроме того, мы руководствуемся требованиями ИСО 22000 «Системы Менеджмента Безопасности Пищевой Продукции» (Требования к организациям, участвующим в цепи создания пищевой продукции), а также требованиями Технического регламента Таможенного союза «О безопасности упаковки» ТР ТС 005/2011. Соответственно, все поставщики компании выбираются на тендерной основе», — отметили в пресс-службе Heineken.

Директор филиала «Балтика-Новосибирск» Эдуард Бражинскас в свою очередь отметил, что приветствует любые усилия по улучшению качества стеклянной бутылки. «Рынок тары не стоит на месте, сейчас на нем выигрывают те производители, которые внедряют современные технологии и, откликаясь на нужды клиентов, совершенствуют политику по качеству, развивают производство, проводят модернизацию мощностей, открывают новые линии, — рассказывает Эдуард Бражинскас. — По нашей экспертной оценке, в целом разнообразие и качество стеклянной бутылки, предлагаемой на рынке, улучшается. При формировании заявок на поставку мы руководствуемся тем, что поставщик должен, прежде всего, гарантировать стабильное качество, мы отдаем предпочтение таре, соответствующей международным системам безопасности пищевой продукции».

«КС» продолжит следить за развитием событий.



Comments are closed.

Так же в номере