Главная » ИТ » «Государство мыслит зданиями, деньгами, но оно не мыслит построением инфраструктуры»

«Государство мыслит зданиями, деньгами, но оно не мыслит построением инфраструктуры»

До конца года в новосибирском Академгородке будут достроены две многоэтажные «башни» Технопарка. Технопарк задумывался как научно-производственный центр мирового уровня, одним из ведущих направлений которого станут информационные технологии. В рамках этого направления Технопарк не только предоставляет рабочие площади существующим IT-компаниям, но и создает эффективно работающий бизнес-инкубатор, который призван помочь начинающим бизнесменам, обеспечив их условиями специально сформированной для этого среды. На вопросы корреспондента «КС» ДАРЬИ ЖДАНОВОЙ о перспективах создания новой волны IT-бизнесов в Новосибирске отвечает директор IT-компании Alawar Entertainment АЛЕКСАНДР ЛЫСКОВСКИЙ, который в течение года поддерживал созданный на базе Технопарка неформальный клуб «Айти-посиделки», где начинающие предприниматели в режиме «без галстука» получали консультации экспертов из числа состоявшихся бизнесменов в области информационных технологий.

Alawar Entertainment — международный издатель и дистрибьютор игр для массовой аудитории. Игровая коллекция компании насчитывает более 200 собственных проектов. Игры от Alawar представлены на PC, Mac, мобильных платформах и в социальных сетях. Помимо российского рынка, Alawar Entertainment занимается цифровой дистрибуцией игр в США, Германии, Франции, Италии, Польше, Турции, Израиле и других странах, распространяя продукты через собственные каналы продаж и развитую партнерскую программу. Компания владеет собственной сетью игровых интернет-площадок, а также сотрудничает с крупнейшими онлайновыми дистрибьюторами, в числе которых RealNetworks, Oberon Media, AOL, Atom Entertainment, Yahoo! Games, BigFish и многие другие. Данные по прибыли компания не разглашает.

— Что для вас поддержка молодых предпринимателей — инвестиции в бизнес, хобби или вложение в среду обитания?

— Частью задач Технопарка является помощь новым IT-бизнесам, а крупные компании — резиденты Технопарка оказывают помощь молодым начинающим компаниям. Во-первых, это социальная ответственность, когда-то мы и сами были стартапами, и нам тоже была необходима помощь более опытных предпринимателей. Во-вторых, это забота о кадровом резерве: люди, прошедшие через стартапы и многому научившиеся, идут к нам работать. В-третьих, это возможность M&A, то есть слияния и поглощения. В-четвертых, это компании, которым можно давать заказы на разработку необходимых сервисов. Нам нужна среда, состоящая из большого количества IT-компаний, и мы помогаем этим компаниям появляться. Для этого в структуре Технопарка существует бизнес-инкубатор. Пока он не работает в полную силу, но уже есть конкретные люди, которые занимались этим раньше, и я в том числе. Мы начинали уже в позапрошлом году приходить на встречи в бизнес-инкубатор, на встречи компаний, участвующих в «Факеле» (конкурс инновационных проектов, проводимый Технопарком. — «КС»), и смотреть на участников. Я пришел на «Факел», обошел пять стартапов, которые выросли из Летней школы Технопарка. Там было два хороших проекта, участники которых задавали одинаковые вопросы: как находить инвестиции, как выходить на рынок, как оптимизировать свой сайт под поисковики. И я сказал: соберитесь вместе, чтобы мне ответить вам всем сразу на эти вопросы. Так начали работать IT-посиделки: мы собираем какое-то количество стартапов, которые хотят задавать вопросы реальным бизнесменам, реальные бизнесмены приходят на эти встречи и отвечают. Я был первым экспертом, потом присоединились другие.

— Сейчас со стороны государства существует много инициатив по поддержке стартапов — различные фонды, советы. Как вы оцениваете эффективность их деятельности?

— К сожалению, государство не полностью понимает, что нужно делать. И оно в основном занимается тем, что распределяет финансирование. Да, это очень важно для стартапов, но этого недостаточно, нужны консультации. Поэтому если появляются опытные люди, которые знают, что нужно делать, а государство выделяет деньги, то такое партнерство приносит пользу молодым бизнесам. Если же такие эксперты не находятся, то распределением денег занимаются чиновники, которые просто их осваивают, проводя разные мероприятия для галочки. Толку от них мало. В следующий раз деньги могут не выделить.

— Как вы считаете, каковы должны быть форма и степень интеграции вузов в бизнес-среду? Не секрет, что сейчас многие выпускники имеют затруднения с поиском работы.

— Наша высшая школа готовит прекрасных специалистов по фундаментальным наукам, теоретиков. Это хорошо, правильно, благодаря этому Россия долгое время была на первом месте по наукоемким направлениям, но к практической жизни эти люди не всегда готовы. Вузы выпускают слишком мало прикладных специалистов. А нам, бизнесу, нужно много программистов и тестеров, которые готовы к работе в производстве.

Должно быть более плотное взаимодействие между высшей школой и реальным бизнесом: дни открытых дверей, специальные курсы, организованные различными компаниями. В НГУ это уже происходит: такие курсы проводят Schlumberger, Intel, ЦФТ, «ДубльГИС», мы тоже сейчас начинаем реализовывать какие-то программы. Это позволяет студентам уже на 3–4-м курсе разбираться, где они будут работать и получать специализированные знания в своих профессиях, при этом не теряя общего уровня фундаментальных знаний.

— И кто должен быть инициатором такой реформы образования?

— Это должна быть инициатива и государства тоже. Сейчас есть попытки создавать что-то на частном уровне. Крупные компании могут себе позволить делать у себя стажировки, школы, проводить курсы. Но их проблема в том, что они не умеют строить образовательный процесс: с методическими материалами, с преподавателями. К тому же это окупается только в больших масштабах. То есть «Яндекс» может себе позволить держать школу тестеров, а мы не можем. Появляются кадровые агентства, которые делают это для нескольких компаний. Но лучше, чтобы государство тоже решало эту проблему. Одной из целей Технопарка является выстраивание взаимодействия с преподавателями университетов.

Потребность в IT-специалистах в Новосибирске — 2000 человек в год. Существующие вузы выпускают 500 человек, которые недостаточно готовы к участию в коммерческих проектах, к решению бизнес-задач. Во-первых, нужно еще 1500, во-вторых, существующих специалистов нужно погружать в конкретику. Теоретического образования недостаточно в этой сфере.

— Если строить идеальную модель, каким должен быть бизнес-инкубатор, чтобы он начал работать по-настоящему?

— Главной задачей бизнес-инкубатора при Технопарке, на мой взгляд, должен стать информационный обмен. Человек, который хочет создать бизнес, допустим, в IT-области, должен знать, что он может прийти на определенную площадку, задать вопрос, и ему на этот вопрос ответят. Потому что у него огромное количество вопросов, он в информационном вакууме относительно того, что нужно делать. Он получил хорошее теоретическое и техническое образование, но он ничего не знает про бизнес. В вузах этому не учат, книжки не помогают. А обычно пойти за советом ему не к кому: процент предпринимателей среди населения не очень большой, и это люди, с которыми он не знаком, они отличаются от него по социальному статусу или возрасту. Хотелось бы, чтобы такой человек, приходя сюда, попадал в какую-то среду, где ему готовы помогать, предоставлять помещение, компьютеры, консультации юристов, бухгалтеров.

— По-вашему, для развития малого предпринимательства не хватает горизонтальных связей?

— Да. Особенно тяжело в узких IT-областях. В Новосибирске всего несколько компаний разрабатывают игры. Если ты не знаешь ни одну из них, то с кем говорить?

— Вы говорили, что инновационный потенциал должен создаваться путем совместных вложений государства и бизнеса. Для того чтобы у нас это заработало, нужны вложения, сравнимые с вложениями в индустриализацию?

— Если таких вложений не будет, то бизнес все равно будет создаваться. Он же раньше как-то появлялся? Но просто это не будет заметно на фоне нефтяного оборота. Мы все еще сырьевая страна. К тому же, продавая сырье, мы тратим то, что принадлежит нашим детям. А IT-технологии — это создание денег из воздуха. Государство заинтересовано в долгосрочной перспективе, чтобы инновационный IT-бизнес рос и работал на международных рынках. Государственная поддержка хорошо реализована, например, в Израиле, в Тайланде, в Корее.

В первую очередь нужна политическая воля. Я не считаю, что для этого нужно много денег. Не нужно много денег: требуется облегчить регистрацию малых компаний, ввести налоговые каникулы для компаний инновационной области, снизить НДФЛ, применить льготы, организовать системы инкубирования, где можно с очень небольшим стартовым капиталом начать делать бизнес. Часть создаваемых бизнесов будет умирать, но если много будет рождаться, то многое и останется. Нужно менять высшее образование. Третье важное направление — это повышение престижа профессии. Еще 25 лет назад за предпринимательство сажали. И это впиталось с культурой этой страны. Люди не хотят создавать бизнес, непрестижно быть предпринимателем.

Когда я паркую свою машину рядом со своим подъездом, бабушка с первого этажа показывает пальцем и говорит: «У, наворовал, сволочь!» Люди, которые своим честным многочасовым трудом создают новые бизнесы, создают рабочие места, создают налоговые отчисления — они не пользуются уважением бабушек, которые получают пенсии за счет этих налоговых отчислений. Я думаю, нужно повышать престиж предпринимательства, в том числе и при помощи СМИ. И тогда люди будут хотеть становиться предпринимателями, не будут бояться ими становиться. Нужно, чтобы юноша, «обдумывающий житие и карьеру» в 18 лет, не мечтал о том, что будет клерком в «Газпроме» или чиновником, получающим откаты, а хотел строить свой бизнес. Все мечтают про откаты, взятки и думают, что в «Газпроме» и чиновником проще заработать денег. А у предпринимателя сразу ничего не получается. Никто ему не говорит: молодец, мы тебе поможем.

— Итак, по-вашему, готовность государства вкладывать деньги нужно дополнить системой, в которой эти деньги могли бы работать?

— Есть очень правильные люди сверху, и очень правильные решения сверху. Например, в Новосибирской области это Никонов (министр образования, науки и инновационной политики Новосибирской области. — «КС»): он буквально выдирает из госбюджета деньги на инновации, но под ним находится нечто, что неправильно их тратит. И он как раз очень хочет, чтобы появилось что-то, что тратит эти деньги правильно, и поэтому лично курирует то, что связано с Технопарком. Он очень адекватный, и губернатор очень адекватный. Но, к сожалению, между ними и молодым предпринимателем находится облако, которое очень любит эти деньги тратить куда-то еще, вместо того чтобы отдавать молодым предпринимателям.

— Не кажется ли вам, что государство сейчас предпочитает вкладывать деньги в здания и оборудование, а не в людей?

— Оно просто не знает, куда вкладывать. Можно найти деньги на больницу, но количество студентов, поступающих в медицинские вузы, падает каждый год. Кто будет работать в этой больнице? Государство идет по пути наименьшего сопротивления. Оно мыслит зданиями, деньгами, но оно не мыслит построением инфраструктуры. Но так как люди грамотные там есть, они говорят: давайте сформируем какую-то структуру, которая знает, как тратить деньги, и дадим ей деньги. Так появился Технопарк, который получил миллиард рублей. На эти деньги Технопарк построил здание и будет работать над тем, чтобы, помимо здания, появилась инфраструктура.



Comments are closed.

Так же в номере