Главная » Бизнес » Кто поможет предпринимателям в Новосибирской области?

Кто поможет предпринимателям в Новосибирской области?

Для развития своего бизнеса новосибирские предприниматели зачастую обращаются в коммерческие банки, получая кредиты под высокие проценты, несмотря на то что взять такой же кредит можно под гораздо меньший процент в специализированных фондах, созданных при поддержке государства. Почему же бизнес не пользуется возможностью получить «дешевые» деньги? Это попытались выяснить участники круглого стола в редакции «Континента Сибирь».

Эксперты:

Ольга Дронова — исполнительный директор Фонда развития малого и среднего бизнеса Новосибирской области
Кангро Александр — директор фонда микрофинансирования Новосибирской области
Вячеслав Маркелов — президент Новосибирской Торгово-промышленной палаты
Сергей Паршиков — начальник отдела развития малого бизнеса и предпринимательства Управления промышленности и предпринимательства правительства Новосибирской области

«КС»: — Сегодня о поддержке малого и среднего бизнеса не говорит только ленивый — призывы помочь бизнесменам звучат из самых высоких кабинетов. Для бизнесменов выделяются гранты и льготные кредиты. Востребована ли такая помощь местным бизнесом, достаточны ли существующие меры поддержки и как это отражается на удельном весе товаров и услуг, произведенных в Новосибирской области предприятиями малого и среднего бизнеса? В связи с этим первый вопрос представителю правительства Новосибирской области: каков вклад МСБ в экономику Новосибирской области, какова тенденция вклада МСБ в экономику области?

Сергей Паршиков: — Если говорить о доле малого и среднего бизнеса в ВВП, которой часто оперируют в прессе, то можно сказать, что статистика не отслеживает такого показателя. Чаще всего мы работаем с такими показателями, как доля оборота малого и среднего предпринимательства в общем обороте экономики или доля отгрузки продукции, производимой малыми и средними компаниями в общей отгрузке по экономике области. По результатам 2010 года доля оборота составляла порядка 40%, если посмотреть данные статистики за первое полугодие 2011-го, то она даже несколько увеличилась — порядка 43% на сегодняшний день. В 2005 году мы рассматривали концепцию развития малого бизнеса и выбирали приоритетные направления. С этой целью мы провели анализ и выбрали сферы экономики, которые наиболее существенно влияют на рост валового регионального продукта. Это прежде всего сфера материального производства, включающая в себя строительство, сельское хозяйство, промышленность, а также инновационная деятельность. Эти сферы были объявлены у нас приоритетными направлениями. С 2005 года у нас выработался подход к приоритетам поддержки предпринимательства, исходящий из двух позиций. Позиция первая экономическая — поддержка тех отраслей, которые вносят наибольший вклад в валовой региональный продукт. Другая позиция — социальная, она исходит из поддержки тех секторов экономики, которые создают более благоприятные условия жизни и деятельности на территории Новосибирской области. Начало было положено программой бытового обслуживания населения, далее мы включили в качестве приоритетных для поддержки сферы здравоохранения и социальных услуг, затем расширили на некоторые виды персональных услуг, для того чтобы, прежде всего в сельской местности, создать более благоприятные условия для жизнедеятельности. Эти два подхода дополняют друг друга при предоставлении поддержки в рамках региональных программ развития предпринимательства. Со следующего года заработает долгосрочная целевая программа развития субъектов малого и среднего предпринимательства, которая будет включать в себя все меры поддержки, действующие на сегодняшний день по областной программе, а также ведомственной целевой программы поддержки бытового обслуживания. На сегодняшний день действует порядка 13 форм поддержки в областной целевой программе и две формы — в программе бытового обслуживания населения. Малый и средний бизнес, безусловно, может обеспечить рост валового регионального продукта, и большинство наших мер нацелено на поддержку таких секторов, которые как раз обеспечивают этот рост. Тем более что с 2009 года объем финансирования мероприятий региональных программ по развитию предпринимательства увеличился в разы и вместе с федеральными средствами составляет более 0,5 млрд рублей ежегодно.

«КС»: — Каким образом оценивается эффективность тех или иных принятых или намеченных программ и каковы условия поддержки предпринимателей по этим программам?

Сергей Паршиков: — Для выявления эффективности мы используем несколько параметров. В частности, когда предоставляем поддержку, во-первых, ориентируем предпринимателя на определенный уровень заработной платы. То есть те соискатели, которые действуют на территории г. Новосибирска, должны обеспечить у себя уровень зарплаты работников не ниже двух величин прожиточного минимума. Это порядка 14 000 рублей. Если говорить о таких городах-спутниках, как Бердск, Искитим, Обь, Кольцово, то там уровень зарплаты должен быть не менее 1,4 прожиточного минимума, в районах — хотя бы не ниже прожиточного минимума. Кроме этого, некоторые формы поддержки у нас связаны с сохранением или увеличением рабочих мест или с альтернативными показателями — увеличением роста выработки на одного рабочего не менее чем на 10% в сравнении с уровнем предшествующего года. Некоторые формы финансовой поддержки напрямую связаны с ожидаемым приростом налоговых поступлений в консолидированный бюджет области. То есть предприниматель берет на себя обязательства прирасти налогами, и поддержка ограничивается не только расчетной величиной, но и этим ожидаемым приростом. Тем самым мы говорим: бюджет тратит деньги, но мы бы хотели, чтобы за счет увеличения деловой активности росла и налоговая база. Если посмотреть по предыдущим годам нашей работы, то наиболее часто используемые меры поддержки, такие как субсидирование по банковским процентам, по лизинговым платежам, давали прирост выручки и налоговых платежей даже в кризисные годы. В 2006 году на 1 рубль поддержки мы получили прирост 1 рубль 33 копейки, в 2007-м — 1,43 рубля, в 2008-м — 1,5 рубля, в 2009 году — 1,18 рубля. В 2010 году ситуация выправилась после кризиса, и сейчас мы вновь имеем 1,53 рубля на рубль поддержки. То есть, с одной стороны, эффект мы измеряем экономическими показателями для самого предпринимателя — ростом его выручки, ростом зарплаты, а с другой стороны, есть бюджетный эффект, за счет дополнительных налоговых поступлений.

«КС»: — Какие конкретно меры поддержки наиболее востребованы?

Сергей Паршиков: — Меры поддержки разные. У нас есть возможность компенсировать затраты при модернизации производства, приобретении нового, современного оборудования при планировании роста налоговых платежей. В то же время для малых инновационных компаний, учитывая, что этот сектор нуждается в развитии и ему уделяется большое внимание, мы идем на создание благоприятных условий, и меры поддержки для них не увязываем с приростом налоговых поступлений, а соотносим с налоговой нагрузкой. То есть если у инновационной компании более 25% выручки приходится на инновационную продукцию, то мы можем компенсировать определенные типы затрат этого предприятия, связанные с выпуском такой продукции, в размере до 50% налогов, уплаченных в консолидированный бюджет области за прошлый год.

В частности, мы можем возместить затраты предпринимателей при получении российских и зарубежных патентов, не связывая эту поддержку с налоговой загрузкой. Компенсируем затраты, связанные с регистрацией товарного знака, товарной марки (либо международной, либо российской регистрации), затраты экспортерам по участию в зарубежных выставках и ярмарках или при получении кредитов в банках. И здесь увязки с налогами нет, но зато создается большое поле мер поддержки, которое способствует росту именно инновационной продукции и услуг в нашей области. Поэтому мы надеемся здесь на пролонгированный эффект, который будет получен в последующие годы за счет этих мер.

«КС»: — Вячеслав Анатольевич, в какой мере малый и средний бизнес участвует в таких организациях делового сообщества, как Торгово-промышленная палата? Насколько представители этих слоев бизнеса активны и какие задачи Торгово-промышленная палата помогает им решать? По вашему мнению, малый бизнес может увеличить свой вклад в валовой региональный продукт?

Вячеслав Маркелов: — Может и должен увеличить, ведь 40% — это достаточно условный показатель. В развитых странах эта цифра достигает 60%. В ближайшей перспективе губернатор обозначил необходимость преодоления планки в 50%. Для того чтобы это произошло, должны работать все структуры: институты исполнительной и законодательной власти и общественные организации, в том числе и Торгово-промышленная палата. Мы не обладаем налоговыми ресурсами и не можем непосредственно влиять на законодательство, но мы можем работать в направлении формирования благоприятного инвестиционного климата. Через палату реализуется непосредственная защита интересов предпринимателей, вплоть до защиты интересов конкретного предпринимателя. У нас было много прецедентов, когда мы вступались за «обиженного» предпринимателя и помогали ему решить конкретную проблему. Сейчас мы активно участвуем в мероприятиях по борьбе с коррупцией, обсуждаем законопроекты, с тем чтобы в них не были заложены так называемые «мины замедленного действия» для бизнесменов. Также мы проводим самостоятельные акции — допустим, круглые столы, где мы собираем представителей власти и бизнеса, и власть отвечает на конкретные вопросы бизнесменов, которые возникают по ходу работы предпринимателей. Важный аспект, способствующий развитию местного предпринимательства, это обучение. Многие из тех, кто пришел в бизнес, в свое время «набили шишек», и для того, чтобы процесс вхождения в бизнес-сообщество был менее болезненным, Торгово-промышленная палата организует юридические консультации и проводит обучение тех людей, которые хотят открыть свое дело. Это мы делаем за свой счет, а также по грантам правительства Новосибирской области и международных организаций. Как правило, каждую неделю у нас проходит обучение группа предпринимателей, представляющих «на выходе» свой бизнес- проект. Наши выпускники в дальнейшем часто получают ту государственную поддержку, о которой говорил господин Паршиков, и в дальнейшем ведут свое дело достаточно успешно. Как правило, это малый бизнес. Предприниматели из сельской местности открывают хлебопекарни, небольшие перерабатывающие производства, предприятия автосервиса. Постепенно стали появляться и инновационные предприятия — небольшие заводы, производящие технологичные, современные продукты.

В сентябре на Международном инвестиционном форуме в городе Сочи между Новосибирской торгово-промышленной палатой, Торгово-промышленной палатой РФ и правительством Новосибирской области было подписано трехстороннее соглашение о содействии привлечению инвестиций и улучшению инновационного климата в Новосибирской области. Это соглашение уже начало работать: нам предложено создать банк инвестиционных проектов, в том числе и тех, в которых будет задействован малый и средний бизнес. Высока вероятность, что Внешэкономбанк, Институт развития и Институт стратегических инициатив профинансируют эти проекты, и под нашим контролем они продолжат свое развитие. Наша организация находится в гуще событий и старается не оставаться в стороне от подобных событий, ведь миссия Торгово-промышленной палаты — это создание комфортных условий для ведения бизнеса. Большая часть членов Палаты — это предприятия малого и среднего бизнеса, поэтому с ними мы больше всего и работаем.

Вопрос от читателей сайта ksonline:

По каким критериям оценивается эффективность применяемых мер поддержки? Есть ли примеры наиболее успешных, какие программы оказались наименее востребованными и почему?

Ольга Дронова: — Эффективность работы нашего Фонда развития малого и среднего бизнеса Новосибирской области можно оценить по ряду показателей. Капитализация Фонда на сегодняшний день — это гарантийный капитал в размере 626 млн рублей. На эти деньги было выдано банками-партнерами Фонда предпринимателям города Новосибирска кредитов на сумму более 4,7 млрд рублей. Таким образом, эффективность очень высока, ведь привлеченные средства в восемь раз превышают гарантийный капитал фонда. То, что предприниматели оценили нашу работу, видно из следующего показателя: 20% наших заемщиков повторно обратились к нам за кредитами. Некоторые предприниматели имеют от двух до пяти кредитов под поручительство нашего фонда. Это показывает, что бизнесменам работать с нами выгодно и удобно.

«КС»: — Как регулируется размер кредитов?

Ольга Дронова: — Мы не ограничиваем размер кредитов. Единственным ограничением является объем поручительства. В денежном эквиваленте это 15 млн рублей. Есть предприниматели, которые имеют по несколько действующих кредитов одновременно. Некоторые закрывают один кредит и берут вновь под поручительство фонда. Думаю, если бы бизнесменам это было невыгодно, они бы к нам не обращались.

«КС»: — При этом предприниматели предоставляют свое залоговое имущество?

Ольга Дронова: — Конечно. Максимальный объем нашего поручительства для сферы материального производства — до 70%, для сельского хозяйства — до 75%, для инновационного бизнеса — до 90%. Остальное обеспечивается залоговым имуществом самого предпринимателя.

Не секрет, что порой бизнесмены не могут получить кредит даже при хорошем финансовом состоянии, потому что не имеют достаточного обеспечения. Правительство Новосибирской области именно для этого и создало такой гарантийный фонд, облегчив, таким образом, бизнесу доступ к кредитам.

«КС»: — Какое количество заявок удовлетворяется?

Ольга Дронова: — За два с половиной года работы мы предоставили 927 поручительств, отказав всего пяти соискателям. Если банк принимает решение, что предоставит предпринимателю кредит под поручительство фонда, то фонд предоставляет поручительства. Мы доверяем банкам, они осуществляют довольно жесткий отбор, проводя детальный анализ бизнеса соискателей, после чего финансовое заключение просматривается нами и принимается решение.

«КС»: — А в Фонде микрофинансирования существует финансовый порог?

Кангро Александр: — Мы начали работать чуть более года назад, выдав за это время около 170 займов на 130 млн рублей в совокупности. Процент отказов в Фонде микрофинансирования — около 10–12% от общего числа обратившихся. Что касается размера займа, то мы выдаем кредиты до 1 млн рублей на срок до 1 года под 10% годовых, а для субъектов малого предпринимательства сферы материального производства — по ставке 8,25% годовых. То есть в случае получения займа в 1 млн рублей заемщик оплачивает проценты в размере 43 тысяч рублей. Это очень выгодно, но, к сожалению, особой активности предпринимателей я не вижу. Малый бизнес, по моему мнению, запутался в предложениях финансовых услуг, существующих сегодня на рынке. Сейчас в Новосибирске действует более 100 банков, 11 официальных микрофинансовых организаций, множество потребительских кооперативов и прочих организаций, оказывающих услуги кредитования. Порой к нам приходят предприниматели, имеющие кредиты под 30–35% годовых, хотя у нас они могли получить их по гораздо более приемлемым условиям. Кроме того, мы хотели бы видеть малых предпринимателей, которые работали бы в легальном поле. К сожалению, после доведения страховых взносов до 30% мы часто видим, когда бизнесмены показывают в документах при едином налоге на вмененный доход всего на одного работающего, что становится определенной нормой. Сейчас мы живем в условиях, когда бизнес порой не понимает, как ему включиться в существующие рыночные механизмы. Достигнуть высоких показателей по удельному весу производства малых предприятий с такими темпами развития бизнеса в ближайшие годы нам явно не удастся.

Вячеслав Маркелов: — Сейчас есть активное желание, посыл «сверху» к развитию малого и среднего бизнеса, но обратной реакции мы не наблюдаем. Многие предприниматели даже не знают о наличии мер государственной поддержки, это часто выясняется на наших мероприятиях, которые мы проводим для бизнесменов. Здесь необходимо активное подключение СМИ, которые должны помочь нам донести до предпринимателей эту информацию.

Ольга Дронова: — Часто люди, не обладая должной информацией, действительно берут кредиты в коммерческих микрофинансовых структурах под неоправданно высокие проценты. Для того чтобы получить кредит под льготные проценты в нашей организации, предпринимателю необходимо составить четкий бизнес-план, предварительно изучив рынок. Именно составление бизнес-плана позволяет предпринимателю объективно оценить свои силы и понять, пойдет ли у него этот бизнес. Составленный на заказ план развития не поможет бизнесмену, и зачастую именно тем, кто пытается защитить «купленный» бизнес-план, мы отказываем в кредитах. Видно, когда человек сам его писал и когда просто купил. Если у бизнесмена есть желание развиваться, если существует интересный бизнес-план, если продукция бизнесмена востребована и конкурентна, то он может получить кредит на льготных условиях, не попадая в зависимость от различных коммерческих организаций, выдающих деньги под высокие проценты.

Вячеслав Маркелов: — Полностью согласен. Если понятно, что предприниматель хорошо знает свое дело и ведет бизнес успешно, можно найти множество способов, как помочь ему с помощью грантов, льготных кредитов и прочего. Предприниматель должен быть предприимчивым по определению. Такой человек найдет пути для развития своего дела. Если он сидит и ждет помощи, ничего не делая для этого, — такой подход неконструктивен. Мы все пытаемся помочь — и советами и финансами, но если бизнесмен не заинтересован, то ничего хорошего из этого не получится.

Сергей Паршиков: — Я считаю, что многое зависит от амбиций предпринимателя. Если он желает развивать свой бизнес, ему нужно помогать. Те же, кого устраивают условия, в которых они находятся, как правило, не стремятся изыскивать пути для получения какой-либо помощи.

Вопрос от читателей сайта ksonline:

Расскажите, пожалуйста, про поддержку создания новых рабочих мест, какие выплаты предусмотрены и как попасть в такую программу. У меня небольшое ателье.

Сергей Паршиков: — Существует специальная областная программа развития бытового обслуживания, ориентированная в большей степени на районы области, так как именно там эта сфера после проведения рыночных реформ находилась в удручающем состоянии, и сейчас приходится ее восстанавливать. Программа ориентирована на оказание поддержки прежде всего в наиболее удаленных от областного центра населенных пунктах. Размер поддержки наиболее высок именно для удаленных городов и сел, но в целом программа работает по всей области. По этой программе помощь получают ателье по пошиву, ремонтные мастерские, фирмы, оказывающие ритуальные услуги, и популярные сейчас станции техобслуживания автомобилей.

Кроме того, мы оказываем грантовую поддержку предприятиям, использующим труд социально незащищенных слоев населения — инвалидов, членов многодетных семей. Такие предприятия получают грантовую поддержку в любой сфере деятельности.

«КС»: — Существует ли статистика по районам области, просмотрев которую, предприниматель может понять, какая сфера бизнеса наиболее востребована в его районе?

Александр Кангро: — Мы неоднократно с подобным вопросом обращались к чиновникам муниципальных образований районов. Но такой анализ они не делают. Чиновники, к сожалению, такой статистики не собирают, хотя она могла бы помочь и бизнесу, и власти, для понимания, куда необходимо направлять средства.

Вячеслав Маркелов: — Существуют только общие цифры. В области бытовых услуг и торговле лидирует Новосибирск. В разрезе отдельных бытовых услуг точных данных по районам действительно нет.

Ольга Дронова: — Нужно отметить, что отсутствует и интерес предпринимателей для развития производства в районах. К примеру, в одном из районов области при поддержке властей был создан молокозавод, но он так и не начал работу — не нашли руководителей и квалифицированный персонал.

Сергей Паршиков: — Это очень непростой вопрос. После перехода на рыночную экономику некоторые функции государства, связанные с размещением производств, отраслевым планированием и выявлением на уровне межотраслевого баланса, чего в стране производится в избытке, а чего не хватает, были частично потеряны. Предполагалось, что рынок сам будет заниматься регулированием экономических процессов. Сейчас, видимо, государство должно возвращаться в сферу регулирования экономики, с помощью поддержки тех отраслей, которые нуждаются в развитии. Это необходимо для сокращения оттока населения из села и сокращения миграционных процессов, для того чтобы люди могли работать у себя дома. Было бы более правильным, если бы налоги от предпринимательской деятельности распределялись между всеми уровнями бюджета. Тогда местная власть была бы более заинтересована в развитии предпринимательства, так как местные бюджеты получали бы средства от развития бизнеса в казну региона.

Александр Кангро: — Мы много говорим о поддержке предпринимателей. Но в Новосибирске, допустим, единый налог на вмененный доход действует максимально возможный, то есть он ограничен только федеральным законом. Даже после принятия федеральным законом меры, по которой местные власти могут понизить налог по упрощенной форме налогообложения на 5%, в Новосибирске этот налог не понизили.

Сергей Паршиков: — Я считаю, что смысл поддержки предпринимательства состоит в том, чтобы выделить наиболее конкурентоспособный и востребованный бизнес, а также создать у бизнеса правильный ориентир для развития, и мы движемся в этом направлении.

Вопрос от читателей сайта ksonline:

Мой муж недавно прошел все этапы поддержки малого бизнеса в области. Ему отказали все областные фонды, а международные дали деньги. Кто является основным оценщиком целесообразности помощи начинающему бизнесмену?

Вячеслав Маркелов: — Комиссия, принимающая решение по предоставлению подобной поддержки, как правило, включает представителей общественных организаций, власти, бизнеса. Человек доказывает свою способность вести бизнес. Если человек не может объяснить, как он намерен развивать бизнес, тогда возможен отказ. В принципе, процент отказа не такой уж большой, для того чтобы не получить помощь, нужно очень постараться.

Сергей Паршиков: — Может быть, здесь речь идет о венчурном проекте? Например, у предпринимателя высокорисковый бизнес, и он обращался в наш венчурный фонд, но не получил поддержки у нас, возможно, он нашел зарубежный венчурный фонд, где механизмы венчурного инвестирования более отработаны и имеются гораздо большие финансовые возможности. Но обычно по условиям венчурного инвестирования инвестор входит в бизнес, получая долю большую, чем у инициатора проекта. Весь вопрос в том, готов ли предприниматель делиться бизнесом и насколько убедителен в части предстоящей капитализации бизнеса и обеспечения доходов венчуриста.



Comments are closed.

Так же в номере