Главная » Стиль жизни » Джон Шрайнер: «Российский зритель любит формат 3Д больше всех остальных»

Джон Шрайнер: «Российский зритель любит формат 3Д больше всех остальных»

Киноиндустрия — это отрасль, которая незначительно пострадала от кризиса, хотя некоторый спад все же ощутим. Тем менее, компания Imax с форматом экранов нового поколения решила прийти в Сибирь. О том, чем интересен российский рынок, и чего компания ждет от сибирского зрителя, рассказал вице-президент корпорации Imax по развитию бизнеса в Европе Джон Шрайнер.

— Джон, расскажите о приходе компании Imax в Сибирь?

— Мы очень давно присматривались к Новосибирску и к Сибири. Регион был интересен прежде всего тем, что это огромный рынок, который занимает 1/3 часть России. За это время произошел финансовый кризис, и некоторые проекты были приостановлены. Когда мы начали сотрудничать с сетью кинотеатров «Синема Парк», то поняли, что не ошиблись в возможностях рынка Сибири.

— Рассматривает ли компания вариант сотрудничества с другими городами Сибири?

— Да, конечно, мы планируем развивать бизнес Imax на территории России и бывшего СССР. В ближайшие 5 лет будет открыто более 60 кинозалов в таких городах, как Иркутск, Омск, Сургут и других.

— Расскажите о технологии. За счет чего создается «эффект погружения»?

— Существует несколько моментов, над которыми мы работаем, создавая этот эффект. Во-первых, это контент. Для этого мы сотрудничаем с голливудскими киностудиями. С технической точки зрения хотелось бы отдельно отметить систему проецирования, которая включает в себя два мощнейших проектора. В целом, яркость — это важнейший компонент технологии. Также мы используем особую систему звука, при которой все колонки, находящиеся в зале, их уровень проецируется с помощью лазера и создает такой эффект, что в любой части кинозала звук одинаков. Также у кинозалов есть особая геометрия, при которой экран вынесен ближе к зрителю, чтобы человек находился внутри картинки на экране.

— Насколько технология дороже, чем производство и установка обычного экрана?

— Данная технология дороже примерно в 7 раз, и, безусловно, для бизнеса это очень большие затраты. При этом наш формат является дополнительным, и не мешает кинотеатру иметь обычный экран в соседнем зале. В целом по миру проект реконструкции обычного зала в наш формат стоит более 1 млн долл. Срок окупаемости — 3 года.

— Расскажите о последствиях финансового кризиса для компании. В чем его основные итоги и уроки?

— Основным результатом кризиса стало то, что множество проектов было отложено, некоторые недоделаны. Также было и с Новосибирском — строящийся торговый центр был заморожен. В связи с этим остановился и наш проект. Положительные моменты тоже были, т. к. кризис в меньшей степени коснулся киноиндустрии по сравнению с другими отраслями, у рынка были деньги для того, чтобы продвигать на рынок определенные фильмы. Так, например, было с картиной «Аватар». При этом, в 2009 году мы подписали более 20 контрактов в России, и причиной этого был достаточно быстрый выход России из финансового кризиса.

— Насколько актуально осваивать новые регионы с предложением более дорогого сегмента, к которому относятся и кинопоказы Imax, в посткризисное время?

— На мой взгляд, это актуально, потому что многие люди, даже испытывая трудности с деньгами, не откажут себе в удовольствии. Актуальность можно обосновать также и экономическим ростом, который сейчас происходит. Я занимаюсь проектами в Индии, и могу сказать, что те города, где раньше нельзя было и подумать о развитии бизнеса, сегодня в поле нашего зрения. То же самое можно сказать и о России.

— Есть ли различия в динамике распространения технологии Imax от темпов, которые наблюдаются по остальному миру?

— Несмотря на то, что технология, используемая по всему миру, одна и та же, если смотреть динамику по годам, то лидерами по распространению являются разные страны. Ранее наибольшее распространение имело место в США, а сегодня лидером стал Китай.

— Как отразился на финансовых показателях компании переход от научно-популярного контента к блокбастерам?

Безусловно, есть разница и она колоссальна. Невозможно даже сравнить экономические показатели до блокбастеров и после, бизнес был кардинально изменен. Документальному фильму «Tirex» потребовалось 8 лет для того, чтобы достичь бокс-офиса в 80 млн долл. А, например, «Аватар» позволил достичь бокс-офис в сумму 260 млн долл. за несколько месяцев.

— Планируете ли показывать российские фильмы?

— Мы сейчас как раз работаем над этим и хотим выпустить в нашем формате российский фильм. В этом году мы выпустили китайское кино, в следующем году мы планируем показать еще два китайских фильма. Что касается России, то растущее количество кинотеатров на ее территории создает условия для расширения нашей компании.

— В какой степени успех кинозала зависит от технологии, а в какой от фильмов?

— Если нет хорошего кино, то нет и нашего бизнеса.

— Есть ли что-то особенное в предпочтениях российского зрителя по сравнению с остальными?

— Сложно разделить предпочтения по жанрам. Могу лишь сказать, что российский зритель любит 3Д больше всех остальных.



Comments are closed.

Так же в номере