Главная » Политика » «Единая Россия» будет «праветь» сама, не считая ОНФ

«Единая Россия» будет «праветь» сама, не считая ОНФ

В итоге истории с провалом «Правого дела» все возвращается к положению, которое существовало совсем недавно: «Единая Россия» остается центральной эволюционной политической площадкой. Ее способность или неспособность меняться — ключевой индикатор состояния системы. Если перемены наступят, если их удастся реализовать, то изнутри «ЕР», а не извне. В «ЕР» слишком много вложено (внедрено, вдвинуто, вставлено, нужное подчеркнуть) за минувшие годы, чтобы сейчас выглядело убедительным допущение иного.

Тезис «не трогайте «ЕР», пусть хоть что-то пребудет незыблемым», ошибочен. Любые перемены, начатые «извне», как раз не повышают, а снижают стабильность. Прохоровский прецедент демонстрирует, что если какая-то часть элиты (само)позиционируется как «стадо баранов», другая очень быстро усваивает чрезмерно агрессивную манеру поведения и теряет чувство реальности.

Выдвижение Прохорова временно спутало все карты, так как начало формировать силу, которой, если следовать логике, должна постепенно становиться «Единая Россия». Разделение элиты на «болотисто-стабильную» и «прорывную» компоненты — проект иллюзорный и бессмысленный. Власть — это не то, что тормозит, это то, что движет. Нет власти без «прорывной» способности, и если последняя делегирована вовне, ничего не останется и от «стабильности». Внутренний дуализм «ЕР» и ОНФ является более многообещающим и конструктивным с точки зрения оформления дифференциации правящего слоя с перспективой возникновения «двухпартийности».

Процессы, которые идут внутри «ЕР»–ОНФ, альтернативны сценарию, запустившему «Правое дело». Сценарий, который вновь становится основным, описан в многочисленных текстах:

http://rightview.livejournal.com/15608.html

http://rightview.livejournal.com/12346.html

Его суть, если коротко, — системная эволюция «ЕР», а именно, медленная трансформация из «левой» партии прикрытия в «правую» партию власти (по-настоящему), из «партии аппарата» («оторванного от почвы») в «партию элиты» (национальной). Укореняет воля к власти, которая движет любой процесс развития (как там у Ницше: чем выше крона, тем глубже корни).

Предполагается, что политическая система с надлежащей степенью внутреннего многообразия должна реально продолжать развиваться изнутри «ЕР», как это намечалось приблизительно в 2004 году, затем было искусственно «приторможено» и снова дало о себе знать в предварительной форме «нарфронта». «Правая» партия перспективна, но не вне «Единой России». Это должна быть сама «ЕР» или некое «правое» ядро внутри «ЕдРа». Если верна последняя гипотеза, то внешняя контролируемо «левая» периферия вполне могла бы называться «ОНФ».

С тем же успехом, впрочем, «право-левые» составляющие в будущей конфигурации власти могут быть расставлены с точностью до наоборот. Аналогично и руководящие фигуры. Схем несколько, и у каждой свой резон. Президент, лидер ОНФ, премьер-министр, лидер «ЕР» или в обратной последовательности.

Говоря об этом, я утверждаю, что в складывающихся (в стране и мире) обстоятельствах, которые будут действовать не один год, именно «коррекция вправо» обеспечивает устойчивость власти. Источник нестабильности — «левизна», пронесенная украдкой в самое основание путинского режима в эпоху «закладки фундаментов», в те времена, когда Путина убедили заложить самого себя при помощи леворадикальной интерпретации своего «явления народу» в образе «героя-освободителя». Подробнее:

http://rightview.livejournal.com/4338.html.

В середине путинского десятилетия Сергей Миронов со своим «левым» проектом, ныне близким к завершению, стремился подхватить, развить и углубить эту изначальную левизну российской «партии безвластия» и звал тогдашнего президента двигаться в этом направлении. Но во второй раз Путин не поддался и отказался «леветь» дальше «по полной программе» вместе с «СР». Было найдено другое решение: выставить на витрину говорящий манекен по имени Андрей Исаев, ему и поручить олицетворять левизну от лица «Единой России». Однако шагов «вправо» также не последовало, если не считать эксперимента по «зондированию почвы», проведенного силами Дмитрия Медведева. Путин и его партия зависли в неопределенности.

Движущие механизмы эволюции «вправо» «ЕР» и режима в целом, тем не менее, запущены и работают. Помимо наиболее глубинных, тех, которые обусловливают метаморфозу общественно-политической системы еще с конца 80-х годов (см. об этом там же, по последней ссылке), среди них следует выделить:

— стремление Путина стать основателем системы власти, в которой роль личности объективно, по мере его старения, уменьшается;

— постепенное исчерпание политтехнологического ресурса, то есть способности сохранять разрыв между более-менее обновляемой витринной «видимостью» и косно-неизменной сущностью власти, застрявшей на низком уровне внутренне противоречивого понимания себя;

— смещение электоральной эффективности «ЕР» из центра в округа и рост политической самостоятельности людей из деловой среды, втянутых партией в свою орбиту;

— потребность в формировании национальной системы «переработки человеческого материала в человеческий капитал», как я назвал это в «Сетевом человеке» (http://rightview.livejournal.com/34890.html), включая необходимость обрести основу для морально-культурного стимулирования качества кадров и рабочей силы, с общей целью приблизить это качество к уровню, способному обеспечить конкурентоспособность российской экономики;

— потребность в канализировании социального недовольства, накопленного в путинские годы и постоянно растущего по мере вступления новых поколений в социальную среду, зараженную «лево-потребительскими» настроениями, с учетом того, что такое канализирование лучше всего достигается на капиталистическом пути (подробнее http://rightview.livejournal.com/5137.html).

Конструкция «ЕР»/«Народного фронта» представляет собой попытку оптимизировать взаимодействие различных точек зрения внутри единого путинского политического «кластера». Это заявка на более широкий «плюрализм» при наличии фигуры арбитра, который контролирует баланс равновесия, отвечающего требованиям времени. Долгосрочная тенденция такова, что влияние «правых» в этой конфигурации власти должно возрастать. Но — настоящих «правых», а не бутафорских. А где их взять?

Специалистов по бутафории в околовластных кругах водится немало, есть личности, уверенные, что сама власть — разновидность бутафории. Для кого-то власть есть реальность, которая создает иллюзии (оптику, как любил говорить уже процитированный выше автор). Для кого-то власть есть иллюзия, которая создает впечатление, что она реальность. Главное, к чему сводится умение заслуженных иллюзионистов, — подмена одного другим, «незаметная», чем они гордятся, вследствие ловкости рук. Но если она действительно незаметна, то по другой причине. Проблема именно в том, что от подмены первого слагаемого вторым, второго третьим, а третьего первым сумма, как правило, не меняется.

Прохоров проиграл, потому что начал строить не идеологическую, а политтехнологическую партию, разменялся на частности и спутал Ройзмана с «правым» делом. Где нет идеи, нет и дела, а недостаток Прохорова в конечном счете в том, что он о «правой» идее знать не знал и знать не хотел, но уже размечтался о премьерстве-президентстве. По сути, он ничего не противопоставил бессистемности текущего положения вещей и закономерно проиграл, сыграв по правилам, декларирующим упразднение всех правил.

Другая версия подобной неразборчивости: «социально-консервативная» химера в голове «Единой России», концепт Шувалова-Исаева, с которым можно познакомиться, например, по ссылкам:

http://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=208289

http://rusconservator.livejournal.com/4374.html

Трудно придумать что-то более тупиковое и бессодержательное, чем объявить «ЕР» партией консервативного большинства. Разве что назвать ее партией революционного большинства — хотя в сущности это одно и то же. Большинство не бывает «консервативным», оно просто инертно. Не понимать разницы между инертностью и консерватизмом — нормально для «высокого начальника» в аппарате власти, но это скандал для лица с умственными претензиями. Сановные интеллектуалы, между тем, идут еще дальше по пути к гениальности и объявляют этот консерватизм (тождественный инертности большинства) «идеологией модернизации». «Война — это мир». «Консерватизм большинства» — идеология модернизации. Все соответствует.

А вот начавшееся «сближение» Рогозина с Путиным — это уже нечто более многообещающее и интересное. Причем с обеих сторон. И с обеих сторон полно доброхотов, рекомендующих «воздержаться». Рогозину наперерез устремляются «единомышленники», прирожденные «леваки», у которых антагонизм с властью и успехом — определяющая черта психической конституции. Вокруг Путина еще долго будет продолжать роиться множество советников, приговаривающих, что не надо относиться к Рогозину всерьез, не надо вообще ни к чему относиться всерьез. У Путина чем дальше, тем меньше причин к ним самим относиться серьезно, зато растет потребность задуматься о вечном применительно к собственному случаю. Пусть не Рогозин, пусть другой, однако источник подлинной «правой» идеологии в системе «ЕР»–ОНФ необходим.

Сколько бы десятилетий ни правил славно в Египте Хосни Мубарак, в историю его внесли на носилках, размещенных затем в клетке для подсудимых. Вероятно, не лучше после долгих лет процветания закончит другой великий национально-освободительный герой, спаситель угнетенного народа — египетский «сосед слева» Муамар Каддафи. Оба лидера отнюдь не были враждебны к своим соотечественникам, напротив, формально, сделали немало для их благополучия. Однако последние это почему-то не оценили, как о том можно прочесть вот здесь (и далее по ссылкам):

http://rightview.livejournal.com/33327.html.

Повторить достижение вождей, преуспевших в формировании вокруг себя развращенных «левых» обществ, каковые затем их «сдали», не хочется никому. А между тем, как и в случае с перечисленными лидерами, время в Российской Федерации работает на этот, и ни на какой иной результат. Если ничего не предпринимать.



Comments are closed.

Так же в номере