Главная » Политика » Одни губернаторы играют в лиге "А", другие — в лиге "С"

Одни губернаторы играют в лиге «А», другие — в лиге «С»

Уже в ближайшие недели главной задачей всех российских губернаторов станет налаживание личных связей с новым президентом РФ и его администрацией. Эксперты деликатно называют этот процесс Government Relations (GR). В числе лидеров российского консультирования в области GR — группа компаний «Никколо М». О том, как руководителям регионов эффективнее выстроить отношения с обновленной федеральной властью, в интервью корреспонденту «КС» ДМИТРИЮ ТРОСТНИКОВУ рассказал Председатель Совета директоров «Никколо М« ИГОРЬ МИНТУСОВ, в конце января участвовавший в работе форума «СИБИРЬ-ФОРОС» в Новосибирске.

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Игорь Евгеньевич, практически у всех губернаторов наработаны личные связи с администрацией президента и в основных структурах федеральной власти, что позволяет им решать проблемы территорий. Например, губернатору Александру Хлопонину за несколько лет удалось увеличить приток федеральных средств в Красноярский край с 2 млрд до 20 млрд рублей. Но президент сменится, изменится и кадровый состав федеральных структур власти, а связи губернаторов могут быть разрушены. Как губернаторам налаживать контакты с новой командой?

— Если взять за основу пример с Александром Хлопониным, то у него и при следующем президенте будут большие поступления из федерального бюджета, потому что он ведет правильную политику по отношению к Кремлю (в отличие от других регионов). Это не связано с тем, что Хлопонин ближе знает министра финансов или премьер-министра, чем другой губернатор. Это связано исключительно с грамотным позиционированием Красноярского края в глазах федеральной экономической элиты.

Главная задача, которую должен ставить перед собой любой губернатор, если он хочет достичь чего-то в федеральных органах власти, — уметь вписать проблему своего региона в общую повестку дня тех проблем, которые решает федеральный центр и администрация президента в частности. Допустим гипотетически, не было национального проекта, связанного с семьей, с рождаемостью. И конкретный регион — Красноярский край — приходит и говорит: знаете, у нас в Красноярском крае это очень большая проблема, большой отток населения. Необходимо укреплять семью, рождаемость и т. д., предлагаем сделать программу в Красноярском крае. Но ведь это полезно будет и для всей России? После такой инициативы губернатора она превращается в национальный проект. Вот это — самый высший пилотаж для специалиста в области GR, когда он помогает губернатору проблему своего региона упаковать в такую форму, когда данная проблема включается в национальную повестку дня для всей страны.

И в этом отношении всех российских губернаторов можно поделить на три лиги. Есть лига «А» — губернаторы, которые под свои проблемы создают национальные проекты. Есть лига «В» — там тоже хорошие профессионалы. Смысл их стараний в том, чтобы вписать интересы своего региона в уже существующие общенациональные проекты. И есть губернаторы группы «С». Эти профессионалы по разным причинам делают упор на свои силы. И изначально не претендуют оказаться в группах «А» и «В». Самостоятельно пытаются решить проблемы своей губернии.

Но проблема губернатора и региона из группы «С» оказывается не в повестке дня у федеральной власти и будет решаться по остаточному принципу. Губернаторы класса «С» не являются эффективными стратегами, потому что все усилия федеральной власти сосредоточены на губернаторах группы «А». По сути дела с помощью губернаторов группы «А» власть формирует федеральную повестку дня. Ведь наивно считать, что набор известных национальных проектов взялся случайно. За каждым из них стояли целые истории — кто их лоббировал, и как это в итоге получилось.

— Если Владимир Путин уйдет в правительство (о таких планах президент уже говорил), не ослабеет ли через год-два администрация президента, а самым властным органом станет аппарат правительства?

— Да, так будет происходить. Если экстраполировать политический расклад сил, то получится, что через какое-то время аппарат правительства резко усилит свою роль, а администрация президента свою роль и влияние несколько уменьшит.

— То есть механизмы лоббизма и личные связи поменяются в ближайшие месяцы?

— Технологии остаются теми же. Главная технология (я не имею в виду коррупционные технологии, мы их не рассматриваем) заключается в том, что ты вписываешь свои проблемы в повестку дня того человека, или той структуры, у которого ты лоббируешь свои интересы. Технологии не меняются, но меняется то, что на профессиональном языке GR называется «объекты лоббирования». Это разные лица в администрации.

Это все равно, как профессиональному теннисисту играть на земляном корте или на синтетическом… Меняется немного угол отскока мяча. Но базовая техника ударов справа, слева и сверху остается почти неизменной. И политики владеют этой техникой в полной мере. Беспокоит другое, что в эту игру (не в большой теннис, а скорее в пинг-понг) все в меньшей степени вовлечены группы населения по сравнению с тем, как это было 8–10 лет назад. Губернаторы сейчас назначаются. И влияние населения на назначение губернаторов существенно меньше. В этом я вижу проблему.

— А существует ли техника, как губернатору из группы «С» перепрыгнуть в группу «А»?

— Конечно. Я назову только первый шаг. Он очевидный и простой, но в общем главный. У губернатора должно быть понимание особенностей групп «А», «В» и «С». И если он находится в группе «С», у него должно быть желание, политическая воля оказаться в группе «А». Как минимум он этот вопрос должен поставить кому-то. Как оказаться в группе «А»? Может быть, самому себе задать этот вопрос. А дальше уже можно продумывать и определять конкретные шаги. Эти шаги в общих чертах тоже понятны. Надо анализировать федеральную повестку дня и смотреть, каким образом со своими «мелкотравчатыми» региональными проблемами ты можешь вписаться в «высокотравчатую» повестку дня федерального центра.

Дмитрий ТРОСТНИКОВ


Comments are closed.

Так же в номере