Главная » Политика » Из первых уст

Из первых уст

Владимир Путин вчера провел свою, уже ставшую традиционной встречу со СМИ, на которой удалось побывать корреспонденту «КС». В течение 4,5 часа президенту задавали самые разные по своей направленности вопросы, интересуясь как итогами вступления России в ВТО и «законом Димы Яковлева», так и судьбой двух его дочерей, и даже просто приглашали президента поучаствовать в рыбалке. Путин излучал традиционные уверенность и стойкость, а на вопрос по поводу своего здоровья ответил коронной фразой: «Не дождетесь!»

О том, что президент России в этом году проведет встречу со СМИ, было известно давно. Более того, само мероприятие особенно последнюю неделю крайне активно анонсировалось государственными СМИ. До последнего момента место проведения встречи не было известно. Вопреки обоснованным предположениям, им стал не Кремль, а достаточно нейтральная площадка — Центр международной торговли.

Прибыть в Москву я рискнул непосредственно в день проведения конференции. К счастью, погодные условия в этот раз не способствовали задержкам полетов, и в столице России я оказался рано утром, после чего благополучно добрался в город на аэроэкспрессе. Невозможность пройти в метро на станции «Павелецкая» слегка насторожила не только меня, но и других москвичей и гостей столицы, которые оказались не совсем в курсе ситуации. Шутка одного из пассажиров, что, видимо, президент с кортежем в честь пресс-конференции решил сегодня прокатиться на «подземке», была не очень удачным ознаменованием предстоящего мероприятия, хотя время еще оставалось. Вместе с тем все опасения оказались напрасными.

При подходе к Центру международной торговли, учитывая запланированное появление там президента, я невольно ожидал увидеть полное отсутствие автомобилей и огромное количество кордонов безопасности. Однако на практике все оказалось организовано вполне деликатно и без лишних неудобств. Аккредитоваться на мероприятие и получить заветный бейдж удалось на удивление быстро. Очереди почти не наблюдались, что сильно контрастировало даже с любым маломальским столичным ИТ-форумом. Более того, для получения бейджа оказалось достаточно назвать фамилию и предъявить паспорт. Безусловно, на входе в корпус, где должна была начаться пресс-конференция, производился досмотр, однако в варианте, который показался не слишком обременительным по сравнению, скажем, с предполетным досмотром.

В зале, рассчитанном на более, чем тысячу журналистов, ничего не выдавало масштаба встречи, кроме ссылки на сайт кремля и характерных логотипов на большом ЖК-экране. Еще за полтора часа до начала мероприятия большинство наиболее удачных мест было занято или развервировано. Было сложно понять, виноват ли в этом случай, или ничего неожиданного в этом нет. Коллеги по соседству обсуждали, действительно можно просто взять и задать любой пришедший в голову вопрос или вопросы определены заранее. Мнения разошлись. Бывалые акулы пера отмечали, что на встрече все честно, и вопросы вполне можно задавать без предварительного согласования с кем-либо. Другой журналист-скептик, посещавший такие мероприятии не в первый раз, напротив, убеждал, что все определено заранее, и в дальнейшем каждый задаваемый вопрос сопровождал репликой, что он, безусловно, был заготовлен.

Между тем время шло, и, учитывая анонсированный прямой эфир, можно было не сомневаться, что президент прибудет на встречу в срок. Пока журналисты скрашивали минуты, «юзая» свои планшеты и смартфоны благодаря бесплатному Wi-Fi, служба безопасности просила СМИ отключить «радиоуши», чтобы те не вносили помехи в работу микрофонов. Пока собравшиеся послушно устраняли эту проблему, на сцене появился пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, кратко поприветствовавший журналистов. И практически ровно в 12:00 после музыкального «позывного» в зале появился сам Владимир Путин.

Конференция продлилась 4,5 часа, хотя намек на ее завершение был деликатно сделан спустя 3 часа после начала. Как и бывает в таких случаях, «последние два вопроса» плавно перетекли еще в десяток.

Владимир Путин традиционно начал с предварительных итогов года, огласив ряд макроэкономических показателей, среди которых, безусловно, были ВВП, темп инфляции, рождаемость и смертность. Все это сопровождалось сопоставлением итогов года в России с ситуацией в США и Китае. После 15 минут собственного монолога Путин перешел к ответам на насущные вопросы собравшихся.

Журналистов из зала по большей части интересовала социальная сфера, нежели экономическая. Разброс вопросов был традиционно велик — от предварительных итогов вступления России в ВТО и подвижек в деле Ходорковского до приглашения президента поучаствовать в рыбалке и интереса к судьбе двух его дочерей. Удивительно, что лабрадора Конни в этот раз незаслуженно обделили вниманием. Видимо, судьба кота премьер-министра России Дмитрия Медведева все же пока интересует людей немного больше.

Если же говорить серьезно, то наибольшая часть вопросов была посвящена последним инициативам Госдумы по «закону Димы Яковлева» как «зеркальной» мере на принятый в США закон Магнитского. Речь идет о запрещении усыновления российских сирот гражданами США как о реакции России на меры Америки по «делу Магнитского». Этой теме были посвящены пять вопросов, разбросанных по пресс-конференции. При этом журналисты проявляли достаточную настойчивость в желании уяснить взаимосвязь между делом Магнитского, касающегося отдельных российских чиновников, и проблемой сирот в стране. Таким образом, в этом вопросе развернулась наиболее жаркая дискуссия. Собственно говоря, на саму суть вопроса Путин отвечал тем, что у США есть масса своих проблем и нарушений, и в корне неправильно, что одна страна распространяет свою юрисдикцию на весь мир. К инициативам Госдумы Путин отнесся позитивно, но пока еще не принял по ним своего вердикта.

Примечательно, что информационное доминирование одной темы со стороны в основном СМИ из крупных городов России привело к тому, что представительница одного из регионов ближе к концу встречи констатировала, что у прессы совсем разные приоритеты в зависимости от территории и что далеко не для всех собравшихся тема сирот является ключевой. Это утверждение было одобрено рядом аплодисментов из зала, на что Путин отметил, что проблемы столицы и регионов и впрямь сильно разнятся. Слегка неожиданный тезис одной из журналисток, что отдельные ее коллеги (Сванидзе, Познер, Доренко) в своей журналисткой работе искажают действительность (что было встречено неодобрением публики), Путин прокомментировал заявлением: «У каждого должно быть свое мнение».

Сразу два вопроса, один из которых как ни странно поступил от канала «Россия», касались государственного строя и краеугольных камней стабильности. Правильно ли классифицировать ситуацию правления Путина как стабильность в хорошем смысле слова или же впору говорить о застое? Путин заверил, что речи, безусловно, не идет о застое, а стабильность нужна в том числе для привлечения иностранных инвестиций. Также Путин отверг тезис о тоталитарности своего режима, сославшись на то, что если бы это было так, то ему проще было бы изменить конституцию и избираться на более длительный срок, а не менять кресло президента на премьера. Не в первый раз Путин отметил, что демократия — очень плохой вид государственного правления, но лучше никто не придумал. Также он подчеркнул, что «демократия — не троцкизм», и анархия еще никому не помогала. На вопрос о своем низком рейтинге, по данным ЛЕВАДА-центра, Путин ответил, что нужно уточнить, как они считали, и что он в свою очередь не видит корреляции этого исследования с идущими в стране процессами, на которые ссылаются журналисты.

Не оказалась обойдена и тема здоровья президента, которая последнее время активно муссируется в Интернете, особенно после отмены встречи Путина с японским премьер-министром. Президент призвал общественность не верить тому, что пишут в Интернете, а на интерес к своему здоровью отреагировал известной фразой: «Не дождетесь!»

Среди экономических вопросов сам Путин выделил тему оффшоров. Президент отметил, что это важная проблема, а ее решения можно добиться через заключение договоренностей с оффшорными зонами и совершенствование законодательства, которое бы в должной мере защищало интересы собственников. На уместный в этом контексте вопрос про сделку «Роснефти» и «ТНК-ВР», которая сопровождалась выплатой денег в оффшор, Путин выразил надежду, что бывшими акционерами ТНК-ВР будет принято решение в пользу инвестирования полученных средств в экономику России.

Формулируя свое мнение о промежуточных итогах вступления России в ВТО, Путин подтвердил, что многие отрасли экономики оказались в сложной ситуации. Вместе с тем, по его словам, нельзя говорить только о минусах ситуации, забывая про плюсы. В качестве примера президент привел автомобильную отрасль и процитировал Карлоса Гона. Глава Renault-Nissan, по заверениям Путина, не собирается проводить массовых сокращений на АвтоВАЗе, а напротив, намерен сохранять бренд и увеличивать производство. Все это он назвал позитивным эффектом от ВТО, в то же время отметив отрасли, нуждающиеся в особо тщательном анализе показателей.

Небезынтересный вопрос был задан касательно отставок и выговоров, которые президент сделал некоторым министрам. Путин сказал, что нельзя говорить о тренде, а судьба Сердюкова целиком находится в русле правосудия.

Также Путин отметил, что периодически встречается с экс-министром финансов РФ Алексеем Кудриным и прислушивается к его мнению. «Если я с ним советуюсь, то это означает, что он в команде», — пояснил Путин статус экс-министра. В то же время чуть позже в ходе пресс-конференции он причислил Кудрина к конструктивной оппозиции, но заметил, что оппозиции всегда хорошо рассуждать, так как у нее нет конкретной работы. На предложение рассказать о собственных ошибках Путин сказал, что они были, но не носили системного характера, и упомянул лишь о кризисе 2008-2009 годов, когда не сработала система госгарантий.

Ряд вопросов, заданных президенту, так или иначе касался Сибири. Из Кузбасса президенту поступил вопрос о ветхом и аварийном жилье, на что Путин отметил, что из аварийного жилья людей будут переселять, а вот уже потом можно будет заняться и ветхим жильем. На этом фоне президент предложил увеличить ответственность губернаторов по данному направлению. Наконец, на вопрос из Омска, каким же именно образом следует определять глав регионов, Путин категорично заявил, что он сам за прямые выборы губернаторов, но в некоторых республиках такая система влечет к межэтническим конфликтам. По его словам, тема требует всестороннего и тщательного изучения.

После окончания пресс-конференции Владимир Путин в сопровождении охраны достаточно спешно покинул аудиторию, что было особенно заметнов сравнении с его неспешным появлением в зале в начале мероприятия. В свою очередь всех журналистов уже через 10 минут попросили освободить корпус павильона, где проходила пресс-конференция. Пока автор этих строк набирал этот материал, на всей территории проведения мероприятия происходил демонтаж всего оборудования, поэтому работать в спокойном режиме было достаточно сложно, а пресс-центр как таковой уже прекратил свою работу. Кульминацией всего процесса стало полное пропадание сигнала Wi-Fi, произошедшее через некоторое время. Все закончилось настолько же быстро, как и началось, и совсем скоро Центр Международной Торговли зажил прежней «деловой» жизнью.



Comments are closed.

Так же в номере