Главная » Спецвыпуск » "Даже в сырьевом секторе мы должны развиваться по-другому"

«Даже в сырьевом секторе мы должны развиваться по-другому»

Специалисты аппарата полпреда президента в СФО и сибирские ученые сделали расчеты по двум сценариям развития экономики региона. Первый — инерционный. Он предполагает прирост ВВП за 10 лет с нынешних 880 млрд руб. на 500-520 млрд. Второй — оптимистический. Согласно ему, ВВП возрастет к 2012 году на 780-800 млрд. О дальнейших действиях полпредства после заседания Совета СФО в Иркутске, на котором обсуждалась проблема удвоения ВВП, корреспондент «КС» МИХАИЛ СТОЛЯРОВ узнал у первого заместителя полпреда президента РФ в СФО ИГОРЯ ПРОСТЯКОВА.

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Игорь Игнатьевич, каковы первые впечатления от заседания Совета СФО в Иркутске?

— Хочу обратить внимание на один штрих, который уже говорит о многом: вопрос удвоения ВВП обсуждался Советом более четырех часов. То есть сама проблема вызвала очень большой интерес. Причем никто не высказывал сомнений, что наш округ не может решить эту задачу. Наоборот, выступающие скорее говорили о большем приросте: нам по силам более весомые задачи. Дело в том, что мы в Сибири настолько отстали в решении социальных проблем и в уровне жизни населения, что те прогнозные цифры, на которые округ выходил бы через 10 лет, развиваясь такими темпами, как сейчас, показались сибирским губернаторам недостаточными.

— Как появились два варианта развития Сибири?

— Нам было важно проверить несколькими способами выводы и расчеты. Один вариант сначала хотели назвать базовым, потом назвали инерционным. Этот сценарий построен на методе экстраполяции существующих сегодня условий развития и тенденций. Мы считаем такой вариант крайне нежелательным. Ведь за точку отсчета берется период, включающий глубокий упадок в экономике.

Второй вариант исходит из того, что в эти годы начнется освоение и выход на проектную мощность новых месторождений (Ковыкта, Удокан, Сухой Лог, Чинейское титаново-ванадиевое месторождение в Читинской области), что очень большой кумулятивный эффект даст научно-внедренческая программа «Старт». Этот вариант мы назвали оптимальным. Думаю, при нормальной работе он может быть на 10-20 пунктов превышен.

— В прошлом году при принятии Стратегии развития Сибири в правительстве существовали весьма радикальные взгляды на перспективы региона, вплоть до вахтового метода освоения территории. Сейчас отношение изменилось?

— Четкие установки по этому вопросу мы получили от президента России на Совете безопасности в июле этого года. Оттока населения из Сибири быть не должно. И закрепление кадров, и создание новых рабочих мест, подчеркнул президент, имеет особое значение для Сибирского и Дальневосточного федеральных округов.

— В оптимальном сценарии предусмотрены такие точки роста, как нефть, золото, уголь. В то же время говорится о приоритете инновационных технологий. Нет ли здесь противоречия?

— Внешне, действительно, может так показаться. Но я бы на первый план по значимости поставил все же технологический прорыв. Даже в сырьевом секторе мы должны развиваться по-другому, не так, как сейчас. Сегодня в России доля наукоемких производств в общем объеме производства занимает 1,5%. В СФО — 0,5%. Мы собираемся поднять этот показатель по округу до 12-14%. От ведущих стран, и даже Китая, будем отставать, но начало будет положено.

— Выйдут ли сибирские территории на уровень бюджетной самодостаточности?

— Сибирский федеральный округ и так самодостаточен. Он является одним из самых эффективных по своему внешнеторговому обороту. Положительное сальдо ежегодно составляет около $10 млрд при окружном ВВП в 880 млрд рублей. Но, как и всякая территория, СФО отдает часть средств на выполнение общегосударственных задач. Однако, даже не меняя отношения с федеральным центром, просто разобравшись с тремя проблемами — офшорами, регистрацией головных офисов крупнейших сибирских компаний в столице и внутрикорпоративными ценами, можно в ближайшее время вывести на уровень самодостаточности пять территорий. Такой вывод мы сделали на основе анализа влияния этих трех факторов в большинстве регионов.

— Удвоение ВВП потребует новых рынков сбыта. В то же время конкуренция на международном рынке обостряется. Так, есть мнение, что в ближайшие годы сибирских «черных» металлургов начнут теснить в Китае и странах АТР…

— Отвечу на примере тех же металлургов. Не так давно в Кемеровскую область приезжала делегация из арабских государств. Эти страны были ориентированы на США, но поняли, что надо дифференцировать свои торговые связи. И губернатор Кузбасса Аман Тулеев понимает, какие возможности здесь открываются. В Красноярске арабы интересовались лесопромышленным комплексом. Другое направление обсуждали, например, с германским послом в России фон Плетцем: вместе с ФРГ выйти на освоение рынков Китая и стран АТР в сфере продуктов лесопереработки. Так что мы ищем пути выхода на новые рынки.

— Что будет дальше с решениями, принятыми в Иркутске?

— Протокол совещания является собственно программой действий, в которой предусмотрено несколько направлений. Так, мы хотели бы, чтобы регионы разработали собственные среднесрочные программы социально-экономического развития с прогнозом на ближайшие 10 лет, чтобы посмотреть эту задачу по каждому региону.

На заседании был подробно рассмотрен вопрос единства законодательных актов в Сибирском федеральном округе в сфере повышения инвестиционной привлекательности. Цель — сделать законодательство, стимулирующее инвестиции, унифицированным в масштабе всего СФО.

Сейчас на территории разных субъектов округа идет несколько социально-экономических экспериментов. Так, в Омске проводится эксперимент по реформе ЖКХ, в Красноярске и на Таймыре — по административной реформе. К этому хотим добавить новые проекты. Прежде всего — три. Первый — в лесопромышленном комплексе (если ждать федерального законодательства, то оно начнет работать через два-три года, а мы не хотим терять время). Идея примерно такая же, какая была реализована два года назад в соглашении между губернаторами, железной дорогой, угольщиками и энергетиками о сдерживании цен. В ЛПК она заключается в отработке схем взаимодействия на уровне губернаторов, лесопромышленников, МАПа, железных дорог, таможни. Нужно отдать приоритет тем лесозаготовителям, которые приходят серьезно, на длительный срок; сформировать правила хозяйствования. Это очень большой документ, и его придется разрабатывать не меньше месяца.

Второй эксперимент — по научно-внедренческому процессу. Третий — по отработке механизмов реализации федеральной региональной программы. Сейчас федеральными средствами латают дыры, выравнивают бюджетную обеспеченность, а надо исходить из создания механизма саморазвития.

Наконец, собираемся скорректировать Стратегию развития Сибири и механизм ее реализации.

— Есть ли настораживающие моменты?

— Больше всего настораживает, чтобы не «заболтали» эту идею, особенно в организационный период. Оргработа требуется большая, а десять лет пройдут быстро — этот срок только кажется длительным. Особенно опасны бюрократические промедления с учетом удаленности и неразвитости инфраструктуры на новых месторождениях. На многих из них инфраструктуры еще нет вовсе, а достигнуть проектной мощности мы сможем только лет через семь после начала реальной работы на месторождениях.

Михаил СТОЛЯРОВ


Comments are closed.

Так же в номере