Главная » Спецвыпуск » "Мы готовы возобновить контакты с газовым сообществом"

«Мы готовы возобновить контакты с газовым сообществом»

ОАО «Норильскгазпром» в экономике Сибири занимает довольно скромное место: объем его налоговых отчислений по сравнению с гигантами отечественной индустрии незначителен. Однако роль компании в обеспечении Таймыра, Норильского промышленного района и градообразующего предприятия — едва ли не самая значимая. С этой точки зрения важность самой северной газодобывающей компании трудно переоценить. О состоянии дел в ОАО «Норильскгазпром» и перспективах развития «Континенту Сибирь» рассказал генеральный директор предприятия ВЛАДИМИР ШЕЛКОВ.

— Владимир Витальевич, в должности генерального директора газодобывающей компании вы относительно недавно — полгода, но этого времени, наверное, достаточно, чтобы определить промышленный потенциал предприятия?

— Первая особенность заключается в том, что ОАО «Норильскгазпром» находится на территории трех субъектов РФ: в Норильском промышленном районе (НПР) как части Красноярского края, на территории Таймырского автономного округа и в Ямало-Ненецком автономном округе. Мы разрабатываем три месторождения: Южно-Соленинское, Северо-Соленинское и Мессояхское. Общая длина магистральных и межпромысловых газопроводов составляет порядка 1100 км. Все газопроводы — низкого давления, выполнены в надземном варианте. А в связи с тем, что в тундре большое количество водных преград, самым узким местом всех газопроводов являются дюкеры — подводные переходы. Уникальность нашего предприятия заключается в том, что мы сами занимаемся бурением скважин, сами ведем добычу газа, сами занимаемся его транспортировкой и переработкой.

Кроме того, в России «Норильскгазпром» является единственным газодобывающим предприятием, большинство газопроводов которого находится над землей. Компания добывает порядка 3,6 млрд газа в год. Это не очень большой объем на фоне других предприятий отрасли — добывают больше и значительно больше, но роль именно «Норильскгазпрома» в обеспечении энергоносителями НПР, особенно в зимний период, ключевая, потому что один из основных энергоносителей, обеспечивающих жизнедеятельность НПР, — газ.

Наверное, если бы не было «Норильскгазпрома», Сибирский регион не очень заметил бы его отсутствие. Однако повторю, место и роль нашей компании в экономике Сибири стоит рассматривать с точки зрения обеспечения жизнедеятельности Норильского промышленного района и «Норильского никеля». «Норникель» — это, во-первых, градообразующее предприятие, а во-вторых, компания, которая вносит значительную долю в бюджет Красноярского края и, соответственно, Сибирского региона.

— В этом году «Норильскгазпром» отметил 35 лет со дня образования. Соответственно, столько же лет вашим технологиям. Наверняка многое нужно модернизировать. Применяет ли компания в своей работе новейшие разработки, сотрудничает ли с научными учреждениями России?

— К сожалению, в последние десять лет ОАО «Норильскгазпром», после выхода предприятия из системы «Газпрома», был оторван от газового сообщества. Это связано с территориальной автономией и тем, что Норильский промышленный район и Таймырский автономный округ функционируют как замкнутая энергетическая система без выхода в большую трубу «Газпрома». После завершения строительства последнего газопровода «Норильскгазпром» вынужден был «вариться в собственном соку», и контакты с газовым сообществом были потеряны. Сейчас их восстановление — наша приоритетная задача. Компания старается участвовать во всех проводимых в России мероприятиях, связанных с газодобычей и переработкой. В ближайших планах — посещение двух крупнейших газодобывающих предприятий: «Уренгойгазпрома» и «Ямбурггазодобычи».

— Каким бы вы хотели видеть диалог с ведущими газодобывающими предприятиями?

— Мне бы хотелось, чтобы это был обмен опытом в разных областях деятельности, естественно, взаимный, потому что и у нас есть интерес, который может пригодиться другим, и другие газодобывающие предприятия имеют опыт, полезный для нас. В первую очередь это внедрение новых технологий в сфере переработки газового конденсата, самообеспечение «Норильскгазпрома» метанолом, введение новых энергетических технологий, которые не требуют участия человека, а также мероприятия по обеспечению промышленной безопасности.

— На ваш взгляд, должна ли существовать региональная промышленная политика, обозначенная, возможно, в виде соответствующей программы?

— Думаю, что да. Для нас более актуально, чтобы в регионе действовала программа промышленной безопасности. К сожалению, на такой большой территории, как Таймыр, нет технических средств, которые в случае чрезвычайной ситуации смогли бы помочь нам восстановить вышедшие из строя объекты. На промыслы забросить технику и материалы для быстрого восстановления объектов может только Ми-26, а ближайшая база вертолета находится в Сургуте, откуда 6-8 часов лету. В этом смысле помощь региональных властей необходима. По крайней мере, в зимний период нужно, чтобы хотя бы один вертолет базировался на Таймыре в рамках отряда ГО и ЧС или какого-то специального подразделения, обеспечивающего безопасность.

— А что включает ваша собственная программа развития производства? Какие направления являются наиболее перспективными и приоритетными на ближайшие несколько лет?

— План развития производства «Норильскгазпрома» самым тесным образом связан с деятельностью компании «Таймыргаз» в части разработки Пеляткинского газоконденсатного месторождения. С этой компанией у нас общая программа газообеспечения Норильского промрайона. Наряду с этим прорабатывается программа консервации двух старейших промыслов, Мессояхского и Южно-Соленинского, ресурс которых выработан уже на 75-80%. Это позволит нам сосредоточить силы на доразработке Северо-Соленинского месторождения.

На правах рекламы



Comments are closed.

Так же в номере