Главная » Спецвыпуск » Борис Кузнецов: "Перспектива - в новых производствах"

Борис Кузнецов: «Перспектива — в новых производствах»

Рост производства в последние годы привел крупнейшие сибирские промышленные предприятия к проблеме освоения новых рынков сбыта и внедрения новых видов продукции. Ограниченность рынков сбыта сказывается и на одном из крупнейших предприятий региона — Новосибирском заводе химконцентратов (НЗХК). О современных тенденциях развития предприятий и о проблемах, с которыми приходится сталкиваться при выпуске новой высокотехнологичной продукции, корреспонденту «КС» ВЛАДИМИРУ КОМАРОВУ рассказал заместитель генерального директора НЗХК по экономическому планированию БОРИС КУЗНЕЦОВ.

ОАО «Новосибирский завод химконцентратов» — один из крупнейших в России производителей тепловыделяющих сборок (ТВС), использующихся в качестве ядерного топлива на АЭС. В настоящее время предприятие поставляет ядерное топливо на АЭС России, Болгарии, Украины и Китая суммарной мощностью энергоблоков 21 гигаватт. Основным акционером компании является ОАО «ТВЭЛ» — 56% уставного капитала (75% от голосующих акций). Объем производства НЗХК в 2002 году составил 4,16 млрд руб. — на 27% больше, чем в 2001-м. Чистая прибыль — 490 млн (в 2001 году — 121 млн).

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Борис Александрович, как развивается рынок ядерного топлива, и какое место на нем занимает НЗХК?

— Рынок ядерного топлива для АЭС является специфическим, он не подвержен стремительным изменениям. Быстро найти новых партнеров на международном рынке невозможно. Не приходится надеяться и на новые масштабные проекты внутри России. В настоящее время ситуация такова, что рынок полностью заполнен, и нынешний уровень наших поставок является для нас стабильным.

— Если внутренний рынок пока не предоставляет дополнительных возможностей, как обстоят ваши дела на рынках внешних?

— Мы как инкорпорированное предприятие ОАО «ТВЭЛ» принимаем участие в поставках топлива на первый реактор АЭС «Бушер» в Иране и АЭС «Тяньвань» в Китае. Недавно было озвучено решение иранского правительства о строительстве второго реактора, и руководство завода надеется, что НЗХК будет участвовать в поставках топлива и для него.

Продолжается наша работа с Китаем, где принята большая государственная программа развития атомной энергетики. Сейчас решается, каким будет наше участие в этой программе. Китайская сторона рассматривает НЗХК как одного из серьезных поставщиков топлива. Развивается атомная энергетика в Индии, и у НЗХК есть шансы выйти на этот рынок.

Но сейчас уже понятно, что в борьбе за азиатские рынки нам придется выдерживать жесткую конкуренцию с General Electric, Areva, BNFL.

— НЗХК — единственное предприятие в России, способное выпускать все тепловыделяющие сборки для реакторов ВВЭР-1000 и ВВЭР-440, имеющих конструкторскую документацию, в том числе ТВС нового поколения — ТВС-2 и ТВС-А, что повышает конкурентоспособность завода. Ведутся ли дальнейшие работы по совершенствованию основной продукции?

— У Министерства атомной промышленности и корпорации «ТВЭЛ» есть совместная программа по разработке альтернативных кассет для поставок на западные реакторы. Будут вестись работы по увеличению срока службы ТВС. Уже несколько лет НЗХК в сотрудничестве с научными учреждениями занимается совершенствованием технологии получения ядерного топлива. Тон в этом задают ведущие московские научно-исследовательские институты, мы же являемся соисполнителями и единственными разработчиками такого вида топлива в Сибирском регионе.

— Какие перспективные направления по выпуску новой продукции развиваются сегодня на заводе?

— Мы развиваем сразу несколько направлений. Одно из них — таблеточно-порошковое производство. В ближайшие три года планируем создать технологическую схему получения порошка диоксида урана «сухим» способом. Также будем заниматься развитием производства цеолитных катализаторов для нефтедобывающей и газодобывающей отраслей промышленности. Получит развитие и литиевое производство.

— Технологии, связанные с литием, называют сегодня одними из самых перспективных направлений в химической отрасли. Расскажите о них подробнее.

— Литиевое производство на НЗХК создано около 45 лет назад и было ориентировано на потребности внутреннего рынка Советского Союза. Например, наш карбонат лития использовали все отечественные производители телевизоров для своих кинескопов. После распада СССР многие отечественные предприятия прекратили свое существование. Возникла ситуация, когда завод, имея значительные мощности для производства высококачественного лития и его солей, практически прекратил выпуск продукции. Однако литиевые технологии во всем мире стремительно развиваются. Литий используют везде — в аккумуляторах, батарейках, металлургии, химической промышленности, его применяют даже в медицине.

Поскольку в России отсутствуют крупные изготовители бытовой электротехники, она завозится из-за рубежа. В комплекте к любому прибору уже идут батарейки или аккумуляторы. Если же нужно их заменить, потребитель чаще покупает батареи, сделанные на Западе или в Юго-Восточной Азии. Sony, Panasonic, Duracell активно рекламируются и удерживают сильные позиции на мировых рынках. Это брэнды, конкурировать с которыми очень сложно.

Мы под своей маркой «Сибирская лайка» производим химические источники питания, которые по техническим параметрам лучше некоторых «раскрученных» западных аналогов.

— Проявляли ли крупные российские финансово-промышленные группы (ФПГ) интерес к вашему опыту производства конечного продукта на основе литиевых технологий?

— Да, но как только выяснялось, какие капиталовложения требуются для серьезного выхода на рынок, этот интерес остывал. Одна линия по производству источников питания стоит $15-20 млн.

По-настоящему наш опыт пригодится лишь тогда, когда в России вновь появится собственное производство электротехники и аксессуаров к ней. Тогда литий как самостоятельный материал сразу станет более востребованным, и наш рынок как поставщика значительно расширится.

Пока же нам остается только выходить на западные и восточные рынки, где конкуренция гораздо жестче, и продавать литий и его соли в качестве сырьевых материалов. Естественно, что сырье стоит дешевле, чем конечная продукция. Недавно мы разработали новый материал для литиевых химических источников тока (ЛХИТ), электрическая емкость которых значительно превосходит зарубежные аналоги. Запатентовали эту разработку в США, и американцы уже начинают интересоваться.

Может быть, что-то изменится после принятия российским правительством целевой программы по развитию таких источников питания.

— Инновационные разработки НЗХК связаны с выпуском катализаторов для нефтяной и газовой отраслей. Здесь спрос на вашу продукцию, кажется, должен быть высоким.

— Действительно, рынок нефти и газа развивается. Перерабатывающим заводам требуются катализаторы. Было бы неразумно, имея рядом Институт катализа СО РАН, не наладить собственное производство этой продукции.

Однако, как оказалось, наша инициатива несколько опередила время. Дело в том, что при добыче нефти добывается и так называемый попутный газ, который пока практически на всех месторождениях сжигается в факелах. Это далеко не лучший способ утилизации с точки зрения экологии, зато самый дешевый. При использовании специальных установок, снаряженных нашими катализаторами, перерабатывая попутный газ (газовый конденсат), можно будет получать даже высокооктановый бензин. Но сложность заключается в том, что это создает фактически еще одну технологическую линию на месторождении, и далеко не все газовики и нефтяники к этому сегодня готовы.

Используя эти технологии, хозяева месторождений могли бы оптимизировать свои расходы на топливо для собственных нужд. Сейчас интерес к нашим катализаторам проявляет Калмыкия. Нам кажется, что наши инновации могли бы пригодиться при разработке Ковыктинского месторождения, которое удалено от ближайших населенных пунктов более чем на 300 километров.

— Александр Борисович, какой, на ваш взгляд, должна быть роль крупных бизнес-групп в развитии региона?

— ФПГ должны стать стержнем, вокруг которого сможет развиваться малый и средний бизнес. Это наиболее перспективный вариант для нашего региона, особенно в наукоемкой отрасли. Если крупные ФПГ начнут работать с небольшими компаниями в этой сфере, то сектор наукоемких технологий станет развиваться еще более быстрыми темпами, и в результате выиграют обе стороны.

Владимир КОМАРОВ


Comments are closed.

Так же в номере