Главная » Стиль жизни » Крепкие традиции Русского академического оркестра

Крепкие традиции Русского академического оркестра

В этом году Русский академический оркестр, старейший музыкальный коллектив Сибири, отметил свое 85-летие. Он старше Оперного театра и Филармонии, за его плечами богатая история, солидная дискография, тысячи концертов в самых разных залах: от районных клубов до строгих академических сцен. О необычной судьбе и творческих планах коллектива рассказал художественный руководитель и главный дирижер оркестра, народный артист России ВЛАДИМИР ГУСЕВ.

— Владимир Поликарпович, понимаю, что сложно подвести итоги за 85 лет. Но все же каковы главные вехи в истории оркестра для вас как человека, связанного с ним уже более 40 лет?

— Судьба нашего оркестра интересная, мы прошли долгий путь, на котором было немало жизненных сложностей и проблем. Коллектив возник в 1927 году при первой Сибирской радиовещательной станции в качестве кружка балалаечников-любителей, в свободное время музицировавших в прямом эфире на радость первых радиослушателей. После Великой Отечественной войны, призвавшей музыкантов на фронт, благодаря кипучей энергии нового руководителя Ивана Гуляева коллектив был воссоздан на качественно новом уровне.

— Что изменилось в жизни оркестра в связи с вхождением в состав Филармонии в 2005 году?

— За это время произошло много хорошего: значительно расширился репертуар, с нами выступают ведущие солисты страны. За последние пять лет мы побывали на фестивалях и с гастрольными турами в Казахстане, Алтайском крае, Кузбассе, Забайкалье, проехали всю Сибирь от Омска до Читы и Улан-Удэ. Это не говоря о многолетней студийной работе и участии во Всесоюзном, Всероссийском и международном телевизионном и радиоэфире. Мы укрепили материальную базу, инструментарий, сейчас у нас шесть аранжировщиков пишут новые обработки для оркестра, за этот период мы увеличили свою библиотеку до двух тысяч названий.

— Аранжировщиков вырастили в своих рядах, научили личным примером?

— Стараюсь всех, кто причастен к дирижированию, приобщить к этому делу. Более того, Виктор Ефимов, заслуженный артист РФ, прогрессивнее всех — он набирает наши партитуры на компьютере.

— Слышала, что ваши аранжировки хотели бы получить многие коллективы, но вы не со всеми делитесь, делая исключение в основном для детских и любительских составов.

— Мы никогда не были жадными, но свежие аранжировки, которые еще сами не поиграли, придерживаем. Нам хочется иметь свое лицо, а не тиражировать находки в других коллективах.

— Правда ли, что в далеком 1976 году Иван Матвеевич Гуляев назначил вас своим преемником на посту руководителя оркестра?

— Для меня до сих пор загадка, почему Иван Матвеевич остановил свой выбор на мне, потому что претендентов было много. Если честно, мне пришлось во многом повторить его судьбу. И когда висел дамоклов меч, быть или не быть оркестру, мне одному приходилось решать: стоит ли уходить из телерадиокомпании, сохранить полный состав или разделить оркестр на группы, трио и квартеты. Приходилось решать много проблем. Что касается кадров, то сейчас, как говорится, последний слой грибов собираем — самые «сливки», что выпускаются в Новосибирской консерватории, идут в оркестр и остаются в нем. Благодаря этому удалось осуществить интересную идею: все приходящие в оркестр музыканты являются солистами-виртуозами. У нас есть особая программа под названием «Оркестр и его солисты», так вот сегодня ее очень сложно составлять. Желающих больше, чем могут вместить временные рамки концерта.

— Вы пытались составить портрет своих слушателей?

— С публикой очень интересно. Сейчас появилась молодежь, но, конечно, основную часть составляют зрелые люди. И конечно, мы очень сожалеем, что потеряли нашего дорогого Рифата Гусейнова. Дружба началась с того, что он был нашим любимым лектором общества «Знание» — оркестр часто играл после лекций. А потом он сам стал нашим постоянным слушателем. Сейчас отыграешь номер, и больше не слышишь его изумительного баритона, его искреннего «Браво!». И это такая тоска и грусть! Ездят на наши концерты несколько человек из Академгородка. Тоже удивительно — занятые ученые после концерта подходят, благодарят, говорят о том, что находят в нашей музыке вдохновение и смысл жизни. Нас это в свою очередь тоже мобилизует и подстегивает.

— Публика заставляет делать то, чего еще не было? На ваших концертах услышишь и оперу, и джаз, и романс, и симфоническую музыку, и современные песни, не говоря об отечественных и зарубежных народных мелодиях.

— Планов, честное слово, много, море музыки интересной. Хочется, чтобы наша культура начала возрождаться, чтобы профессия композитора снова стала нужной. Формируя репертуар, мы растем вширь и вглубь и хотим достучаться до сердца каждого слушателя.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Маторин, солист Большого театра, народный артист России:

— О новосибирском Русском академическом оркестре и Владимире Гусеве я слышал много замечательного в Москве и не только. Какой это великолепный коллектив, какой чуткий дирижер! Очень рад, что мои надежды оправдались. Встреча с оркестром доставила особую радость, потому что совпало наше понимание музыки. Я рад, что мы с Владимиром Поликарповичем так любим Россию, потому что если назвать наш концерт высоким слогом, это будет «Исповедь русской души». А она разная: разгульная в песне «Из-за острова на стрежень», шутливая во «Вдоль по Питерской» или «Живет моя отрада». И в то же время трогательная, ведь не было концерта, чтобы не просили «Гори, гори, моя звезда» или «Хризантемы в саду».



Comments are closed.

Так же в номере