Главная » Спецвыпуск » Финансовый рынок уже поделен

Финансовый рынок уже поделен

Сергей НИКИФОРОВ

На банковском рынке Омской области сложилась парадоксальная ситуация. При наличии более двух десятков кредитных организаций, включая филиалы крупнейших «федеральных» банков, по сути лишь две из них — Сбербанк и Омскпромстройбанк — реально разделили его между собой. О своем видении состояния и перспектив экономики Омской области, региональных экономик и банковских рынков редактору отдела «Банки» газеты «Континент Сибирь» СЕРГЕЮ НИКИФОРОВУ рассказал президент Омскпромстройбанка (генеральная лицензия N 1693) ВАЛЕРИЙ СТЕПАНОВ.

— Как вы оцениваете состояние экономики Омской области?

— В области есть «Сибнефть», которая, по большому счету, во многом определяет состояние ее финансов, параметры развития. Это, так сказать, макроэкономический взгляд на положение вещей. Тем не менее в области есть и многое другое. Например, «Росар», «Оша» или макаронная фабрика — прекрасные предприятия с уникальным импортным оборудованием, работающие даже не на омский, а федеральный и международный потребительские рынки. Много можно сказать и об омской «оборонке». Хотя бы то, что, несмотря на отсутствие оборонного заказа, она работает.

— Кто же является потребителем ее продукции в отсутствие оборонного заказа?

— Источники они находят сами, и самые разные. Кроме очень незначительных оборонных заказов есть заказы и гражданские, есть ремонт и т. д. Возьмите, например, объединение «Полет», работающее на космос и гражданскую авиацию. До сих пор спутники запускают на орбиту омской ракетой, которая считается одной из самых надежных в мире; пользуется высоким спросом и самолет Ан-3. Моторостроительное объединение им. Баранова, выпускающее двигатели для МиГов, и в отсутствие оборонного заказа успешно продает их на экспорт.

— Если верить статистике, область развивается очень эффективно: это 10-11% промышленного роста против 3-4% в среднем по стране. За счет чего это происходит, в чем источники такого темпа развития?

— Самое общее представление сводится к тому, что экономика области растет за счет роста производства «Сибнефти». Возможно, есть в этом незначительный вклад и пищевой промышленности.

— То есть в целом экономика области «дышит» и развивается на деньги Абрамовича? Тогда чем объясняется появление в регионе филиалов все новых столичных банков? Достаточно было бы филиала, обслуживающего его финансовые потоки.

— Для меня тоже неясен этот вопрос: этим банкам идти в Омск «не под кого». На сегодня не существует видимой экономической целесообразности в открытии омских филиалов. Скорее всего, действия менеджмента головных банков по их открытию не связаны с обслуживанием финансовых потоков «своих» клиентов. Они просто «столбят место» и налаживают связи на будущее.

— В Новосибирске, например, все куда проще. Мотивацией большинства крупнейших банков по открытию филиалов была стратегическая установка на размещение ресурсов в регионах. Это куда выгоднее, чем размещать деньги в столицах. И ряд новосибирских филиалов уже набрал кредитные портфели свыше миллиарда рублей

— Как ни странно, в Омске все иначе: «федеральные» банки не сумели разместить сколько-нибудь значительные ссуды в кредиты омским предприятиям либо не ставили перед собой такой цели. Во всяком случае, ссудная задолженность наиболее успешных филиалов крупнейших столичных банков не превышает кредитного портфеля средней местной кредитной организации.

— Кроме «Сибнефти» не просматривается других вертикально интегрированных холдингов?

— Интегрированные структуры есть. Например, структура «Росара», которой владеют какие-то датские компании, и ряд других. Однако это несколько иной, не «регионообразующий» масштаб.

— Вы же перечисляли крупнейшие предприятия пищевой промышленности: «Омский бекон», «Винпром», «Оша»

— «Омский бекон» — компания, принадлежащая «Сибнефти», а «Винпром» и «Ошу» создавал местный капитал.

— В Омской области около 60% процентов дееспособного населения занято в машиностроении, которое в основном представлено предприятиями оборонного комплекса. Кому принадлежит этот бизнес?

— Преимущественно это госпредприятия. Во всяком случае, примерно половина машиностроительного комплекса — федеральные государственные унитарные предприятия. Впрочем, часть «оборонки» была акционирована и переходит в частные руки. Например, «Сибкриотехника», объединение «Релеро» — бывший завод им. Попова, выпускавший радиотехнику, и ряд других. Некоторые из таких частных предприятий машиностроения переходят под влияние московского капитала. Впрочем, пока это очень незначительная часть.

— Где обслуживаются финансовые потоки машиностроительных предприятий, контролируемых частным капиталом? В филиалах московских банков?

— Напротив, они сторонятся московских филиалов. Как и все ГУПы, свои основные финансовые потоки они обслуживают всего в двух банках. Примерно равные пропорции приходятся на Сбербанк и Омскпромстройбанк. Даже несмотря на очевидную выгодность кредитования в регионах, филиалы с трудом здесь наращивают свой кредитный портфель — за счет чуть более выгодных условий привлекая в основном «разовых» региональных заемщиков. С привлечением же устойчивых ресурсов дела у них обстоят на порядок хуже.

— Как в целом вы оцениваете ресурсный рынок Омской области?

— Реально «финансовое поле» Омской области составляют деньги населения, бюджета и местных предприятий, которые обращаются между этими субъектами рыночных отношений, это и определяет его дефицитность.

— Создается впечатление, что ресурсный рынок давно поделен между Сбербанком и Омскпромстройбанком

— Совершенно верно. Он поделен во всем: в части и корпоративных финансов, и средств населения. Более половины принадлежит Омскому филиалу Западно-Сибирского банка Сбербанка РФ, более четверти — Омскпромстройбанку, а оставшиеся 10-20% делят между собой остальные два десятка филиалов и местных банков.

— Учитывая такую скромность региональных ресурсов и присутствие большого числа кредитных организаций, банки, должно быть, работают в условиях очень жесткой конкуренции за них?

— И да, и нет. Если говорить о корпоративном ресурсном рынке, то филиал Сбербанка и Омскпромстройбанк практически не конкурируют: их клиентская база давно сложилась и характеризуется очень высокой устойчивостью. Кто-то из этих «консервативных» клиентов давно для себя решил, что Сбербанк надежнее. Кто-то решил, что лучше Омскпромстройбанк. «Привязанность» таких клиентов практически не зависит от ценовой политики и во многом сформировалась еще в ходе кризиса 1998 года. Острая конкуренция за клиентов происходит главным образом между остальными местными банками и остальными филиалами иногородних банков. И происходит она вокруг очень незначительной части региональных ресурсов.

— И все же — существует ли конкуренция на ресурсном рынке между Омскпромстройбанком и Сбербанком?

— Совершенно точно то, что острой конкуренции нет. Более того, у меня складывается впечатление, что в силу присущих ему особенностей Сбербанк практически не обращает внимания на отдельные изменения в клиентской базе.

Это совершенно другой банк, с другой идеологией, другими возможностями, иной ресурсной защитой, который спокойно работает, несмотря на такие «мелочи». Существующий статус и государственные источники ресурсов позволяют ему, например, списывать огромные безнадежные долги или сохранять почти бесплатное для клиентов РКО, не подрывая при этом собственную «экономику». Чего, конечно, ни один нормальный частный собственник себе позволить не может. Таким образом, главной «бедой» Сбербанка была и остается крайняя дешевизна его ресурсов.

В Омскпромстройбанке, напротив, наиболее дорогие в регионе тарифы за обслуживание. На это, кстати, руководству банка непрерывно пеняют наши партнеры (корпоративные клиенты) и работающие с ними подразделения банка. Но никто не уходит — у банка как было 10 тысяч корпоративных партнеров, так и остается. Потому что все они прекрасно знают, что всегда найдут в банке индивидуальный подход к их проблемам. Таким образом, корпоративная клиентская база формируется исторически, и такие аргументы, как отдельные тарифные или ценовые преимущества, всегда отступают на второй план перед соображениями надежности, имиджа банка или качеством сервиса.

— Об отсутствии конкуренции мы говорили применительно к корпоративному клиентскому рынку. Вы можете кого-то назвать в числе конкурентов на рынке частных вкладов?

— Как ни странно, ситуация на рынке вкладов такая же, как на корпоративном. Первый на этом рынке — Сбербанк, следом — мы, а все остальные очень отстают. И у нас продолжается колоссальный приток вкладов населения, несмотря на то, что недавно в очередной раз снизили ставки привлечения. Возможно, такая же ситуация у Сбербанка. А острая конкуренция по поводу вкладов, скорее всего, существует между остальными банками и филиалами.

— Что вы могли бы назвать наиболее острой для Омскпромстройбанка проблемой развития?

— 2003 год мы для себя назвали годом ресурсов. В отличие от Сбербанка нам ресурсы нужны, и мы приложим все силы для того, чтобы их найти. Сегодня для нас это прежде всего ресурсы корпоративных партнеров. Искать ресурсы (например, по МБК) мы будем и за пределами области. Может быть — за границей.

— Измените концепции «губернского» банка?

— Все ресурсы мы по-прежнему будем размещать в Омской области. А вот искать — везде.

— Привлекаете ли вы бюджетные средства?

— Нет. Это слишком большая зависимость от устойчивости остатков на счетах. Эти средства решением законодателей в любой момент могут быть переведены в казначейство.

— В исполнении любых бюджетов у органов власти всегда и неизбежно возникают разрывы в финансировании. Где местные органы власти занимают деньги? В Сбербанке?

— Насколько мне известно, последние год-два наши областные власти не привлекают кредитов для финансирования бюджета, за исключением очень незначительных сумм на очень короткий срок.

— При этом неминуемо должны страдать бюджетополучатели

— Этого не происходит. Бюджет научились грамотно планировать. Если бы были эксцессы с финансированием, например, выплаты зарплаты бюджетникам, я бы обязательно об этом знал.

— Как все же вы будете решать ресурсную проблему?

— Мы как-то все время упускаем из виду другую проблему. На самом деле Омскпромстройбанк развивается бешеными темпами: за 2002 год у него почти на 800 млн рублей (+40%) выросла ссудная задолженность, более чем на 1,2 млрд рублей (+47%) — общая сумма активов, обеспеченных, в частности, более чем 60-процентным приростом вкладов населения. Не следует забывать, что за активами, ссудной задолженностью прячутся риски. И эти риски растут более высокими темпами, чем сумма выданных кредитов.

Поэтому, конечно, нужно быстро развиваться. Но без потери качества. Например, в Омскпромстройбанке создана следующая система выдачи кредитов: есть Управление корпоративного бизнеса (УКБ), которое находит качественных заемщиков, и Управление кредитования, которое по сути является управлением кредитными рисками. Ни один заемщик не может получить кредит до тех пор, пока не получит «добро» от Управления кредитования, где я собрал лучших аналитиков — «характерных» девушек, которые никогда не идут ни на какие компромиссы и подчиняются только президенту банка. В свою очередь президент на них тоже никогда не надавит, потому что именно они защищают его бизнес. И если перед УКБ стоит задача выйти на сумму кредитного портфеля, скажем, в 3,5 млрд рублей, то у Управления кредитования задача иная — добиться полной минимизации рисков. Именно по такой жесткой схеме выстроен Омскпромстройбанк. Потому что мы не государственный, а частный банк, у которого нет права на ошибку. Стоит заметить, что за всю историю своего существования Омскпромстройбанк не списал ни одного кредита. Таким образом, можно на самом деле и найти ресурсы, и «отобрать» у других банков интересные кредитные проекты. Только, говорят, «все истинно великое достигается медленно».

— Как вы считаете, что такое «опорный» банк области для населения, для власти, для хозяйствующих субъектов?

— Я считаю, что это банк, которому наиболее доверяют. Как у Высоцкого: « он стонал, но держал». В Омской области на Омскпромстройбанк ни у кого нет оснований обижаться: и людям, и власти — это показал кризис 1998 года.



Comments are closed.

Так же в номере