Главная » Финансы » Утрата адекватности?

Утрата адекватности?

Утрата адекватности?

L-сценарий развития кризиса, деградация производства и неуемная корысть многих участников финансового рынка привели к тому, что за исключением госмонополий и их структур, в России в целом и Сибири в частности кредитовать стало почти некого, кроме последовательно нищающего населения. Региональный МСБ подкосили фискальные «новшества» правительства, а население в условиях стагнации доходов стремительно теряет способность оплачивать ранее полученные кредиты. Все это не может не иметь печальных последствий в форме как несостоятельности ряда банков, так и положения населения. Тревожные признаки новых проблем проявились уже в 2013 году. О сложившейся ситуации и ее последствиях — в авторском материале корреспондента «КС» СЕРГЕЯ НИКИФОРОВА.

Российское правительство, безусловно, не хочет повторения в Москве событий, происходящих на Украине, но по большому счету можно утверждать, что следует тому же, проложенному для нас западными идеологами курсу. Идея «евроинтеграции», наращивание «подушки безопасности» вместо инвестиций в основные фонды, зомбированное следование мантре о необходимости резервирования взамен инвестирования (иначе «разворуют») неумолимо сводятся к размещению всех резервов (как ЗВР, так и национальных резервных фондов) в западных банках или облигациях иностранных государств, а также к последовательному воспитанию «потребительского сознания», должного служить «драйвером» экономики. Конечно, потребление, как и трансграничное размещение резервов, служит таким драйвером для экономики. Только не очень понятно, чьей. По мнению специалистов Банка России, потребительское кредитование сегодня заметно влияет лишь на импорт, никак не сказываясь на национальном экономическом росте.

Неудивительно, что в 2013 году инвестиции в основной капитал России не выросли, а снизились. По данным Минэкономразвития, в январе-ноябре 2013 года — на 0,8%.

Прирост же ВВП оказался «почти не виден» (с учетом погрешности оценок). При этом как минимум половина потребления в России уже приходится на импортные товары. Таким образом, страна не просто не развивает собственные производственные фонды, но размещает свои резервы в иностранных активах, стимулируя не свою, а чужую экономику.

Потребительское кредитование и платежеспособный спрос

Довольно часто можно столкнуться с мнением работников Банка России, отдельных банкиров и экспертов о том, что потенциал роста розничного кредитования огромен, равно как и перспективы его развития. Это суждение «оправдано» отношением суммы задолженности населения России к ВВП, которое составляет порядка 12–13%, что кратно ниже, чем в странах Восточной и Центральной Европы. Однако этот показатель не является «показательным». Все дело в том, что уровень доходов населения России, кратно ниже восточноевропейского, а уровень расходов по кредитам — кратно выше. Последнее во многом объясняется самой структурой розничного портфеля. Если в Европе львиная доля розничных ссуд приходится на долгосрочные ипотечные, то в России — на краткосрочные потребительские (зачастую необеспеченные) кредиты. Риски по последним кратно выше, что и предопределяет гораздо более высокие ставки в России. Поэтому отношение расходов по кредитам к среднедушевым доходам в России действительно очень высоко: более ¼ доходов граждан идет в карман розничным банкам. В западных же странах этот показатель в разы ниже.

Принято считать, что закономерной причиной последнего кризиса в экономике России, острая фаза которого дошла до нее в IV квартале 2008 года, был ипотечный кризис в США и последовавший за ним мировой финансовый кризис. Однако это далеко не единственная причина. У кризиса 2008 года их было несколько. В том числе — кризис платежеспособности населения, о котором «КС» говорил еще в апреле 2006 года и предсказывал такой сценарий вместе с соучредителем Сибакадембанка (впоследствии УРСА-Банка, а позднее — МДМ Банка) Андреем Бекаревым.

К началу 2014 года Россия в целом и Сибирь в частности вернулись к докризисной модели развития, то есть, по сути, снова следуют мифам, которые и стали одной из главных причин национального кризиса. Хуже того, в отличие от докризисного периода в 2013 году прекратился рост доходов населения (диаграмма 1). При этом в отличие от других стран быстрый рост покупательской способности населения России за счет банковского кредита ничуть не стимулировал ни экономический рост, ни даже оборот розничной торговли (диаграмма 2).

Наращивая потребительское кредитование в ущерб кредитованию собственной промышленности, российские банки сегодня во все большей мере финансируют иностранного производителя, последовательно низводя Россию до места, «уготованного» ей в глобальной экономике. При этом динамика роста расходов населения по обслуживанию взятых в банках ссуд кратно превосходит темпы роста его реальных доходов, что с учетом наступившей стагнации последних просто гарантирует быстрое наступление кризиса платежеспособности, рост просроченной задолженности, вынужденное наращивание банками резервов на возможные потери по ссудам и, следовательно, потерю доходности целым рядом розничных банков, массово выдающих населению необеспеченные кредиты.

В результате явного «сжатия» рынка кредитования предприятий, которое стало следствием банкротств или потери кредитоспособности, конкуренция за качественных корпоративных заемщиков резко усилилась, и многие банки стали активно развивать розницу, где доходность существенно выше (по специализированным розничным банкам — примерно втрое выше средней по национальному банковскому сектору). При этом в структуре розничных кредитов львиную долю (больше 60%) занимает краткосрочное необеспеченное кредитование под высокие ставки. Вполне объяснимо, что на такие условия кредитования идет в первую очередь малообеспеченное население, что не может не сказаться на росте непогашенной задолженности и банковских рисках.

Достаточно сказать, что с начала года к началу IV квартала 2013 года просроченная задолженность населения по национальному банковскому сектору выросла почти на 110 млрд (+47% годовых). При этом сам розничный портфель рос явно скромнее (+29% годовых), хотя темпы его роста вдвое превосходили темпы прироста портфеля корпоративного (+14% годовых). Что касается СФО, то за этот период просрочка по розничным кредитам выросла на 9,1 млрд (+37% годовых), розничный портфель — на 189 млрд (+25% годовых), а портфель корпоративный — на 138 млрд (+18% годовых).

Экстраординарный прирост просроченной задолженности уже в 2013 году указывал на то, что расходы, которые население несет по обслуживанию ранее взятых кредитов, уже ощутимо сказываются на покупательской способности, а следовательно, и потребительском спросе («оборот розничной торговли» на диаграмме 2). А это прямо указывает на то, что потребительское кредитование не является фактором национального экономического роста.

Маркетмейкеры розничного рынка Сибири

Безапелляционным лидером по масштабам розничного портфеля как в стране, так и в Сибири, является Сбербанк России. Его объемы кратно превосходит других операторов. Это обстоятельство и объясняет то, что лишь Сбербанк мы смогли отнести к группе «крупнейших». Следующий за ним розничный Банк ВТБ24 по размерам розничного портфеля отстал от Сбербанка почти вчетверо (в 3,8 раза). Именно он и возглавил группу «средних» розничных кредиторов (таблица 1). За ним следует группа чрезвычайно агрессивных специализированно розничных операторов в составе Банка «Восточный», Совкомбанка и ХКФ Банка. Очевидно, где-то в рядах этой группы должен быть и Банк «Русский Стандарт», который до сих пор не раскрывает «КС» свои показатели по СФО, хотя в национальном масштабе в IV квартале 2013 года он обошел ХКФ по масштабам розничного портфеля, а по итогам 2013 года стал крупнейшим (после Сбербанка и Банка ВТБ24) кредитором населения страны.

Средние за 9 месяцев 2013 года темпы прироста розничного портфеля в Сибири оказались не слишком высоки (+25% против 29% годовых по РФ). Впрочем, это «отставание» в темпах можно связать лишь с экстраординарными темпами прироста розничного кредитования по банковскому сектору столицы (+34% годовых), на долю которого, кстати, приходится треть всего розничного портфеля банковского сектора России. Следует отметить, что, кроме банковского сектора Москвы, по масштабам розничного кредитования банковский сектор Сибирского федерального округа (13% национального розничного портфеля) отстает лишь от Приволжского (16%).

Всех крупнейших операторов с темпами прироста розничного портфеля выше средних по округу мы отнесли к «агрессивным» (таблица 2). Несмотря на решающий вклад Сбербанка в прирост розничного портфеля банковского сектора всего округа (51%), далеко не он стал самым динамично растущим кредитором населения СФО. В результате консолидации активов «самыми агрессивными» розничными кредиторами Сибири по итогам III квартала 2013 года оказались НОМОС-БАНК, Райффайзенбанк, РГС Банк и Связь-банк (+78%, +59%, +55% и +53% годовых соответственно).

В условиях быстрого роста расходов по обслуживанию ранее взятых кредитов и стагнации доходов населения стремительно приближается время, когда названные расходы «догонят» доходы. В общем случае это означает кредитный кризис, когда многие заемщики свои займы обслуживать не смогут, а самые активные розничные кредиторы лишаться доходности в силу необходимости наращивать резервы на возможные потери по ссудам. Для иллюстрации этого обстоятельства мы и привели диаграмму 1, которая наглядно показывает, что если с периода острой фазы кризиса в экономике Сибири (с 01.04.09 по начало IV квартала 2013 года) расходы населения по обслуживанию кредитов, которые мы оценили в 10% задолженности, выросли в 2,5 раза, то доходы — лишь в 1,5 раза, а со второй половины 2013 года вообще не растут. А это означает, что расходы стремительно приближаются к 50% среднедушевых доходов, в которые мы оценили сумму, которую население сможет выделить из своего бюджета без драматического ущерба потребностям своего существования (питание, обязательные платежи за жилье и коммунальные услуги).

Важно обратить внимание, что большую часть потребительских кредитов берет наименее обеспеченная часть населения (богатым необеспеченные займы под 25–50% годовых просто не нужны). А это означает, что 50% доходов — минимально приемлемый порог, которые значительная часть населения способна направить на обслуживание ранее взятых кредитов без риска для жизни (без ущерба потребностям существования) в буквальном смысле этого слова. Это подтверждает и сложившаяся структура среднестатистических расходов населения, в которой расходы на питание и обязательные платежи составляют до половины среднестатистических доходов. Конечно, наша оценка и среднедушевых доходов (значительная часть которых может быть нелегальной), и расходов по обслуживанию кредитов (которая по необеспеченным займам может быть кратно больше, чем по займам ипотечным) весьма приблизительна. Однако сама эта оценка уже позволяет отследить тенденции развития ситуации на рынке. И ситуация эта довольно быстро усугубляется.

Поэтому отдавая должное «специализированным» банкам, выдающим займы без персональной оценки платежеспособности заемщика (по предъявлению паспорта или двух документов) и обеспечившим стремительный рост совокупного розничного портфеля, особое внимание мы уделили качеству портфелей отдельных операторов. Выдающееся качество своих розничных портфелей в СФО обеспечили Газпромбанк и РСХБ, однако с учетом масштабов кредитования нельзя особо не выделить Сбербанк России, доля просроченной задолженности по розничным кредитам у которого была кратно ниже средней по банковскому сектору СФО (таблица 3). Завершая разговор о Сбербанке России, стоит обратить внимание, что просто в силу масштабов розничного бизнеса он в значительной мере определяет относительно приличное качество совокупного портфеля и саму сумму платежей по его обслуживанию. В его отсутствие качество совокупного портфеля было бы неизмеримо хуже, а средние платежи — существенно выше.

Другие риски

Обеспокоен складывающейся ситуацией и Банк России, который со второй половины 2012 года принимает активные меры регулятивного сдерживания рынка — повышает нормативные требования к отчислениям в резервы по необеспеченным розничным кредитам (выданным после 1 января 2013 года) и, что более существенно, коэффициенты взвешивания по риску для высокомаржинальных кредитов, что должно заставить банки держать больше капитала либо, если его не хватает, замедлять рост кредитования. При этом отзыв лицензий у банков вполне может превратиться в «рукотворный» банковский кризис, главной целью которого может быть перекачка сбережений в «надежные» государственные банки. Неслучайно по всем каналам связи (почтой, через Интернет, в блогах) снова гуляют «черные списки», в которые теоретически в любой момент может попасть любой частный банк.

На фоне «заговора молчания» национальных банковских ассоциаций (АРБ и АБРР), которым «не с руки» ссориться с правительством и Банком России, диссонансом звучит заявление Московской международной валютной ассоциации: «Характерным, новым и важным моментом… является то, что среди изначальных причин возникновения трудностей у всех этих банков [лишившихся в последнее время своих лицензий] фигурирует так называемая «потеря ликвидности». Это означает, что регулятивные «усилия» вкупе с действиями правоохранительных органов и недобросовестных конкурентов начинают приносить свои «плоды» — из частных банков средства вкладчиков и клиентов устремляются в банки с государственным участием… В этой ситуации Ассоциация считает необходимым заявить, что вся ответственность за реализацию такого сценария ложится исключительно на инициаторов нынешней кампании так называемого «оздоровления» банковской системы, результатом которой станет в том числе ее «очищение» и от десятков добросовестных участников рынка, а также непредсказуемые по своей тяжести социальные и экономические последствия». Действительно, сценарий предельно простой: под воздействием «черных списков» межбанковское кредитование сжимается, как шагреневая кожа. Еще несколько отзывов — оно сожмется до микроскопического состояния. И тогда проблема с ликвидностью станет актуальной еще для нескольких десятков банков.

И кризис 1998 года, и кризис 2008 года большинство действующих российских банков пережить сумели. Проблема в том, что кризисы банкам переживать легче, чем иные действия властей, поскольку, кроме потери ликвидности», поводом для отзыва лицензии зачастую является и «отмывка денег». Это выражение уже многим набило оскомину. Но почему мы никогда не знаем, чьи это деньги? Вполне возможно, это деньги чиновников, которые могут принимать решение, какой банк «ампутировать», а какой — оставить. Таким образом, кроме объективных (экономических) рисков, частным банкам угрожают и другие риски, учесть которые они зачастую просто не в силах. То есть в современных условиях залогом успеха бизнеса того или иного банка является даже не текущая прибыль, а квалифицированное управление рисками.

Адекватность

Банковский сектор России во многом вернулся к докризисной модели развития кредитования. Эта «модель» зачастую сводится к одновременной потере адекватности и населения как коллективного заемщика, и банковского сектора как коллективного кредитора. Заемщик снова перестал контролировать свои доходы и расходы, а кредитор — свои риски. Впрочем, такое «поведение» имеет «веские» основания. В условиях последовательного отмирания производства и «немонополистического» бизнеса кредитор столкнулся с явным дефицитом заемщиков и падением доходности. Достаточно сказать, что если на начала 2012 года число убыточных банков не превышало 50, то к 01.10.13 их число достигло 120 (на 01.09.13 убыточной была 151 кредитная организация). Что касается населения, то, столкнувшись с легкостью получения (а зачастую и с откровенным навязыванием) займов без обеспечения, оно легко поддается на уловки годами прививаемого «потребительского сознания» по принципу «если дают — бери, если бьют — беги». И судя по тотальной навязчивости рекламы (по всем средствам коммуникации, включая непрошенные SMS), бить скоро начнут и за то, что ссуды не берут.

В материале использованы данные Росстата , Новосибирскстата, Министерства экономического развития , Банка России и оборотные ведомости по форме 0409101 ведущих розничных кредиторов на территории Сибирского федерального округа

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Алексей Менщиков, заместитель генерального директора ОАО Новосибирский Муниципальный банк

— Как вы оцениваете текущую ситуацию на рынке потребкредитования СФО? Как она отличается на различных территориях СФО?

— Текущая ситуация на рынке потребительского кредитования характеризуется двумя, на первый взгляд, противоположными тенденциями. С одной стороны, если смотреть на динамику 2013 года и сравнивать ее с динамикой прошлого года, спрос на кредиты снижается. По итогам 9 месяцев 2013 года объем розничного кредитования в Сибирском федеральном округе составил 1180 млрд рублей (12,5% от общероссийского уровня), на долю Новосибирской области приходится 37% (435,5 млрд рублей).

Согласно данным ГУ ЦБ по Новосибирской области, всего за январь–сентябрь 2013 года банками на территории области было выдано около 90 млрд рублей, таким образом, региональный прирост розничного кредитования по сравнению с тем же периодом 2012 года составил около 25%, это чуть выше общероссийского показателя — 24,3%. Напомню, что в 2012 году этот показатель был на уровне 40%.

Причин общего снижения темпов кредитования несколько. Начали действовать регулятивные меры, принятые ЦБ с целью охлаждения перегретого рынка потребкредитования. Темпы роста просроченной задолженности по рынку уже приближаются к 8% (по предварительным итогам 2013 года) против 6% в предыдущем году. Многие банки пересмотрели свою кредитную политику и ориентируются на работу с надежными заемщиками либо устанавливают для прочих клиентов фактически заградительные ставки по кредитам. Средний же уровень одобрения банками заявок на кредиты составляет 40%. Низкие ставки предлагаются, как правило, надежным заемщикам — с положительной кредитной историей, сотрудникам организаций, обслуживающихся в рамках зарплатных проектов, партнерских программ, и т. д.

Поведение заемщиков также в свою очередь претерпело коррекцию: с учетом общей экономической ситуации они ведут себя более взвешенно и не стремятся взять кредит во что бы то ни стало.

— Планирует ли ваш банк пересматривать линейку своих розничных кредитных продуктов в 2014 году? Если да, то в каком направлении?

— В настоящее время банк предоставляет кредиты наиболее надежным заемщикам — держателям зарплатных карт и сотрудникам организаций-партнеров банка. В дальнейшем планируется дополнить линейку потребительских кредитов предложениями для новых клиентов, не входящих в эти категории.

Мы отмечаем, что клиенты стали подходить к выбору банка более тщательно и обращают внимание не только на ценовые параметры кредита, но и на уровень сервисного сопровождения. В частности, есть ли возможность подать заявку на кредит онлайн или оформить ее с помощью выездного менеджера, выбрать удобную дату ежемесячных платежей и т. д.

Артем Зинков, заместитель генерального директора банка «Левобережный»

— Как вы оцениваете текущую ситуацию на рынке потребкредитования СФО? Как она отличается на различных территориях СФО?

— Сегодня рынку потребительского кредитования свойственны несколько трендов. Во-первых, это уменьшение объемов выдачи потребительских кредитов в целом по СФО, и по отдельным регионам, и по всей России. Причины этому есть как со стороны клиента, так и со стороны банков. Клиенты берут кредиты по необходимости. Банки стали жестче кредитовать более рисковых заемщиков. Это связано с соответствующим указом Центрального банка. В целом можно говорить об увеличении ипотечного кредитования. Люди всегда готовы вкладывать деньги в недвижимость. По прогнозам, в конце этого года и в начале следующего будут расти цены на кредиты, они будут выше уровня инфляции.

— Планирует ли ваш банк пересматривать линейку своих розничных кредитных продуктов в 2014 году? Если да, то в каком направлении?

— Еще несколько лет назад мы сегментировали потребительские кредиты, классифицировали их на определенные категории, определенные продукты. В следующем году основной упор будет сделан на людей с положительной кредитной историей. А людям «с улицы» будет получить кредит сложнее. Мы будем более внимательно смотреть на множество факторов, таких как стаж работы, отрасль, в которой трудится заемщик, и пр. Средний уровень ставок потребительского кредита планируется в среднем от 20%.

Пресс-служба ВТБ24:

— Что касается изменения процентных ставок, то тренд к их понижению действительно есть. Особенно это касается депозитов, ставки по которым достаточно высоки и даже превышают инфляцию, что для экономики большая редкость. Поэтому ставки по вкладам, скорее всего, продолжат снижаться. А вот что касается кредитов, тут тренд не совсем очевиден. Обычно ставки по кредитам и вкладам движутся вместе. Но в будущем году такое движение точно копироваться не будет из-за увеличивающихся кредитных рисков.

Мы прогнозируем, что по итогам 2013 года рынок кредитования физических лиц вырастет на 27–28% в целом по банковской системе России, и ВТБ24 традиционно покажет рост выше рынка. Кредитные карты станут основным драйвером роста рынка. По пластиковым картам динамика роста составит 45–50%. Безусловно, население будет более активно пользоваться пластиковыми картами, что позволит надежно сберегать деньги, в том числе путешествуя по стране и миру, получать доступ к кредитным ресурсам, иностранной валюте, online-сервисам, просто и выгодно совершать покупки.

По статистике объем потребительских (не ипотечных) кредитов в России уже соответствует среднеевропейскому уровню, а доля выплат по кредитам в семейных бюджетах достаточно высока. В результате так называемого «перегрева» падает платежеспособность заемщика, любое негативное изменение в его жизни сразу же влияет на способность своевременно и в полном объеме рассчитываться по кредиту.

Банки в этих условиях должны не ослаблять процедуры оценки рисков в погоне за наращиванием портфелей. Рост доли на рынке не должен сопровождаться опережающим ростом доли просрочки — это неизбежно негативно отразится на его работе.

Уровень кредитной вовлеченности в СФО один из самых высоких в РФ, и находится практически на уровне стран Восточной Европы. Он примерно одинаков на всей территории округа (если брать сопоставление количества и объемов кредитования к количеству населения).

Ключевым трендом ближайших месяцев на рынке потребительского кредитования станет дальнейшее снижение спроса на кредиты, которое приведет к замедлению темпов роста розничных кредитных портфелей банков и некоторому уменьшению процентных ставок.



Comments are closed.

Так же в номере