Главная » Политика » «Выиграет ли Сибирь на президентских выборах?»

«Выиграет ли Сибирь на президентских выборах?»

Обсуждение программ кандидатов в президенты России

Редакция газеты «Континент Сибирь» продолжает серию публикаций под общим названием «Выиграет ли Сибирь на президентских выборах?». Для ответа на вопрос, чья предвыборная программа наиболее соответствует интересам Сибири и может способствовать развитию бизнеса, «КС» собрал за круглым столом новосибирских политиков и бизнесменов.

Эксперты:

Андрей Андрейченко — депутат Совета депутатов города Новосибирска, председатель комиссии по социальному развитию, член комиссии по бюджету и налоговой политике

Александр Люлько — депутат Совета депутатов города Новосибирска, член комиссий по градостроительству и по научно-производственному развитию и предпринимательству

Даниэль Матеев — политолог

Ольга Незамаева — председатель Новосибирского регионального отделения общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»

Николай Фомичев — руководитель Новосибирского народного штаба общественной поддержки кандидата в президенты Владимира Путина

«КС»: — Менее месяца остается до выборов президента России, что, безусловно, является важнейшим событием в политической жизни страны, во многом определяющим вектор развития государства на ближайшие годы. Все кандидаты на пост президента опубликовали свои предвыборные программы, изложив в них свое видение будущего России в случае их победы на выборах. Опубликовал свою программу и действующий премьер-министр, который также планирует вернуться в Кремль после 4 марта 2012 года. Программы некоторых кандидатов, которые и ранее проявляли свои политические амбиции, дополнены пунктами, касающимися необходимости децентрализации власти, перераспределения бюджетов в пользу регионов и помощи бизнесу. В связи с этим вопрос: можно ли говорить о том, что кандидаты пересмотрели свои политические взгляды, скорректировав их под воздействием роста протестных настроений и новых политических реалий современной России?

Андрей Андрейченко: — Программа Путина показывает, что он меняется. Он, конечно, интроверт, и все события последних недель и месяцев, ситуацию, которая обострилась после 4 декабря, переживает внутри себя. Но тем не менее это отражается и на его программе.

Выиграет ли Сибирь на этих выборах? Я считаю, что в связи с последними событиями в политической жизни страны актуальной становится тема переноса столицы в Новосибирск. Мы еще раз убедились в том, что Москва — это не вся Россия. Она не отражает мнение всех россиян, а попытки представить там некие собрания и митинги за мнение всей России обречены на провал. Сейчас вектор развития страны направлен не только на Европу, все больший вес набирает Китай. Москва уже перенасыщена различными институтами власти, и вместо расширения границ Москвы, на мой взгляд, целесообразнее перенести столицу в Новосибирск.

Мы уже видим, что ситуация меняется. Я считаю, что Путин способен на радикальные перемены, и другой кандидат для России сейчас просто неприемлем. Те инициативы, которые он озвучил в своих статьях и выступлениях, безусловно, будут исполнены. Я не думаю, что он будет «отматывать назад», он уже слово дал, а за ним вообще не водится не держать своего слова. Я считаю, что Путин — человек слова.

«КС»: — Все политики иногда склонны обещать, но не выполнять.

Андрей Андрейченко: — Согласен, но тем не менее я не могу сказать, что Путин популист.

Александр Люлько: — Вопрос не в том, изменится или не изменится Путин или какой-то другой кандидат. То, что мы видим в программе Путина, это уже существенный отход от тех позиций, которые он декларировал ранее. Вообще, когда мы говорим об обещаниях политиков такого уровня, то нужно отдавать себе отчет в том, что все будет в конечном итоге зависеть от нас с вами. Мне кажется, что мы все время ждем, когда придет какой-то хороший лидер, а всякий лидер прежде всего человек. И здесь все зависит от того, будут ли созданы институты гражданского общества, которые будут контролировать государственную власть.

Если посмотреть на государственное устройство успешных стран, то у них создан достаточно серьезный противовес власти со стороны гражданского общества, общественных организаций, прессы. Система управления в таких странах построена «снизу вверх», а не наоборот, как у нас. Главное, как говорил много раз Солженицын, — у них есть эффективное местное самоуправление. Ведь коренное отличие нас от развитых стран заключается в системе распределения средств. Если у нас указывают сверху, где и как нужно, скажем, строить какие-то дороги, ремонтировать дома и т. д., и все налоги собираются в центре, распределяясь достаточно непрозрачно, то в развитых странах большинство налогов остается в местном самоуправлении, на территории малых пространств. Там люди эффективно контролируют то, как тратятся их налоги. У нас, к сожалению, этого не происходит.

В программах некоторых кандидатов затрагивается тема местного самоуправления. Это касается далеко не всех программ. Допустим, посмотрев программу Жириновского, я вижу, что если он придет к власти, то будет установлено авторитарное правление с жесткой вертикалью власти. У Зюганова и у Миронова о местном самоуправлении вообще ничего нет. С моей точки зрения, обе эти программы похожи на какие-то декларации.

Если говорить о программах двух оставшихся кандидатов — Прохорова и Путина, то в них существенно проработана система организации местного самоуправления. У Путина в программе говорится об избрании глав местного самоуправления, судей, членов общественной палаты, о распределении налогов в муниципалитетах. Я думаю, что эти идеи должны быть развиты. Что касается программы Прохорова — в ней, по моему мнению, есть интересные пункты о развитии регионов. Допустим, он предлагает до двух третей налогов оставлять в регионах, отдавать работникам всю сумму заработной платы, включая ту часть, которая сейчас удерживается предприятием для уплаты налогов и страховых сборов, чтобы гражданин самостоятельно выстраивал налоговые отношения с государством. Я считаю, что это очень важно, потому что если человек сам платит государству, то он с него и требует. Однако я совершенно не согласен с Прохоровым, когда он говорит, что компании и предприятия, действующие в регионах северного Кавказа, нужно до 2020 года освободить от уплаты налогов в федеральный бюджет. Я думаю, что это порочная практика, доставшаяся нам от социализма. И сейчас у нас только 15% от налогов, собранных в городе, остается в местном бюджете, а 85% уходит в федеральный центр, а потом, я так понимаю, часть из этих средств идет в том числе Чечне. А Чечня на эти деньги приглашает артисток и платит им по полмиллиона долларов за выступление, строит мечети по всей России и оплачивает прочие изыски. В итоге выходит так, что регионы, которые работают хуже и иногда откровенно шантажируют центральную власть, ставят какие-то условия, получают больше, потому что они больше кричат. Вот это нужно прекратить — закон должен быть одинаковым для всех. Кто хорошо работает, тот хорошо живет, кто работает плохо — тот живет плохо. Это нормально и справедливо. Жить нужно на свои, заработанные. И тогда у нас не будет межэтнических трений. Ситуация, при которой одна территория отдает свои деньги другой, с моей точки зрения, неправильная и развивает какое-то иждивенчество. Я вижу, что в программах двух кандидатов по крайней мере эти мысли есть. С некоторыми из них я согласен, с какими-то нет, но я думаю, что именно в этом направлении нам нужно развиваться.

«КС»: — Насколько изменение системы перераспределения средств между регионами будет полезно Сибири?

Александр Люлько: — Именно развитие местного самоуправления выгодно в настоящее время для Сибири. Сейчас, по официальным данным, как я уже говорил, на территории Новосибирска остается только 15% от собираемых налогов. Сейчас мы имеем налоговую базу в 32 миллиарда рублей, и когда я говорю, что нам нужно привлечь сюда какое-нибудь крупное предприятие, чиновники мэрии мне прямо отвечают: а нам это невыгодно. Никаких налогов это в бюджет города не принесет, но создаст для мэрии дополнительные проблемы. Нужно менять всю систему налогообложения в пользу территорий, тогда это будет выгодно для Сибири. Если больше оставлять налоговых отчислений на местах, то Сибирь, безусловно, будет жить лучше, и меньше будет разговоров о том, кто кого кормит. Каждый должен работать на себя.

«КС»: — Законодательство не обязывает кандидатов в президенты выполнять свои обещания. Как вы считаете, те пункты, которые касаются развития местного самоуправления, будут выполнены в случае победы того или иного кандидата?

Андрей Андрейченко: — Пункты программы Путина, я думаю, будут выполнены. Есть ли у нас основания не верить Путину? Он находится у власти уже более 10 лет. Какие свои обещания он не выполнил? Он проверен властью.

Ольга Незамаева: — Выступление Александра Николаевича Люлько наглядно показало, что мы сейчас обсуждаем не программу кандидатов, а приписываем наши ожидания кандидатам в президенты. На самом деле кандидатов мы по большому счету не знаем. Свидетельством этого является то, что нынешняя программа кандидата в президенты Путина кардинально отличается от всего того, что происходило все 10 лет его пребывания у власти. То, что мы говорим, по сути, о двух программах, на самом деле тоже свидетельство того, что нас исподволь готовят ко второму туру между этими двумя кандидатами.

Если говорить в общем о президентской кампании, то, по моему мнению, сейчас нужно время на изучение программ кандидатов, их выступлений. Осталось несколько недель до выборов. Необходимы публичные дискуссии вроде этой, а также публичные выступления кандидатов, а не лиц, их представляющих. Пока в программах кандидатов я не увидела ничего, кроме банальных и общеизвестных утверждений. Принципиально, как я говорила ранее в комментарии для «КС», кандидатов нужно разделить на две группы. На людей, которые уже есть у власти и отвечают за все, что происходило в стране последнее время, и людей, которых нет у власти, но которые говорят, что они намерены делать в том случае, если встанут во главе страны. Мы сейчас можем говорить о доверии, но это поведенческая характеристика, или можем говорить о вере, но не анализировать декларации кандидатов в президенты.

Я считаю, что это не наши выборы. Программа ни одного из кандидатов не отвечает ни интересам предпринимательства, ни интересам Сибири. Наверное, предпринимательство недостаточно созрело для того, чтобы выдвинуть какого-то кандидата, который реально представлял бы интересы бизнеса и гражданского общества.

Андрей Андрейченко: — Извините, я не соглашусь с тем, что мы не знаем кандидатов. Сейчас известно все, вплоть до того, кто у них любовницы и так далее. Сейчас информация свободно гуляет в СМИ и Интернете.

«КС»: — Ольга Борисовна, вы говорите, что программы кандидатов не отражают реальных интересов предпринимателей. Какой, на ваш взгляд, должна быть программа у кандидата, представляющего эту группу активных граждан? Каких пунктов вы не увидели у претендентов на президентский пост?

Ольга Незамаева: — Да я там вообще ничего не увидела. Там общие декларативные рассуждения о том, как нам с вами будет жить хорошо. Я считаю, что должен быть кандидат «против всех» и кандидаты, программы которых действительно отвечают интересам граждан. По моему мнению, нам не хватает закона о Сибири. Нам нужно больше законов прямого действия и механизмов реального контроля гражданского общества за расходованием бюджетных средств и прозрачностью распределения бюджета.

Николай Фомичев: — Когда мы начинаем говорить о программах, нужно учитывать, что кандидаты могут говорить все что угодно. Важно потом это сделать. Люди программам не верят. Существует проблема — люди не верят власти, но тем не менее страна существует и двигается дальше. Сегодня, когда мы решаем вопрос о руководителе страны, мы должны серьезно подумать. В качестве примера можно привести выдающегося американского президента Франклина Рузвельта. Находясь у власти, он подвергался серьезному остракизму, но при этом он сделал многое для процветания своей страны. Нынешнему кандидату в президенты во время его первого срока досталось тяжелое наследие 90-х.

Тем не менее если анализировать то, что удалось сделать Путину, и ту программу развития страны, которую он предлагает, можно с уверенностью сказать, что его программа наиболее реальна и выполнима в перспективе. Возможно, она будет корректироваться и не будет выполнена именно в первоначальном варианте, но она основана на реальных расчетах.

Для нас, для Сибири, выгодна идея создания Евразийского союза. При осуществлении этой идеи мы оказываемся в центре такого союза. У губернатора по этому поводу есть проекты развития Новосибирской области, и это реальная перспектива. Думаю, Путин, формируя свою программу, прекрасно понимал, что он идет на очередной президентский срок с большим грузом ошибок. Давайте дадим ему возможность оставить позитивный след о себе в истории. Он единственный из всех кандидатов, который просит честных выборов и надеется подтвердить доверие избирателей на выборах. Все остальные, зная исход выборов, говорят о том, что если они не будут избраны, то выборы заведомо нечестные. Нельзя не замечать и положительные тенденции, которые видны уже сейчас. Если говорить о здравоохранении, то мы наблюдаем его ренессанс в сравнении с 90-ми. Сейчас мы вышли на международный уровень стандартов в медицине, наблюдаются позитивные сдвиги и в других сферах.

Александр Люлько: — С моей точки зрения, колоссальной ошибкой наших граждан является то, что мы все время хотим, чтобы у нас выбрали какого-то идеального руководителя. Откуда возьмется этот идеальный кандидат? Вопрос не в том, кого мы выберем, а вопрос в том, как мы будем контролировать избранного президента. Во многих странах президенты гораздо хуже нашего, но люди там живут гораздо лучше. В Соединенных Штатах существует 1,5 миллиона общественных организаций с бюджетом в 1 триллион долларов. Вот они контролируют своих чиновников. Поймали президента с любовницей — отвечай, нарушил закон — отвечай. Есть еще поправка к Конституции США, которая при невыполнении властями статей, гарантирующих основные права и свободы граждан, позволяет населению оказывать вооруженное сопротивление для защиты Конституции.

Наша задача на сегодняшний момент заключается в гражданском контроле за деятельностью власти. У меня лично такое ощущение, что кто бы у нас к власти ни пришел, в данной ситуации мы снова получим КПСС, потому что у нас нет гражданского контроля. Сейчас в Россию начинает возвращаться политика, мы начали открыто обсуждать эти вопросы, чего не было еще совсем недавно. Если мы сами не добьемся честных выборов и контроля за исполнением обещаний кандидата, который выиграет выборы, нам этого никто не обеспечит. Именно поэтому мы должны сейчас пользоваться ситуацией и создавать эффективные инструменты гражданского контроля. Необходимо добиваться появления законодательных механизмов контроля за чиновниками, вплоть до президента. Допустим, принять закон, который в случае невыполнения предвыборной программы предусматривал бы досрочное прекращение полномочий президента и любого избранного лица.

Андрей Андрейченко: — Я не согласен с Александром Николаевичем по поводу необходимости наделения общественных организаций столь широкими полномочиями. Нам необходимы сильная власть, сильные профсоюзы, крепкий бизнес и сформированное гражданское общество. Должно быть равновесие, без перекосов в какую-либо сторону. Нас постоянно пытаются затянуть из одной крайности в другую. Мы говорим, что сильная власть — это плохо, но ее отсутствие для России опасно. Нам необходимо соблюдать баланс сил и интересов.

Ольга Незамаева: — Александр Николаевич говорит о необходимости контроля, но и он, и Андрей Викторович представляют у нас сейчас здесь органы местного самоуправления, которые и призваны контролировать власть. Но у нас не существует диктатуры закона в стране, а действует диктатура подзаконных актов, с помощью которых исполнительная власть замещает в стране законодательную власть. В России сложилась такая ситуация, при которой органы исполнительной власти, обладая правом законодательной инициативы, предлагают законы, их пишут, далее исполняют их и сами же контролируют процесс исполнения законов. Места для общественного контроля в этой схеме нет.

Я рада тем изменениям, которые сейчас происходят в стране, но делать из этого вывод, что у нас появилось гражданское общество, считаю заблуждением. И мысли о том, что, выбрав в марте президента, мы сможем каким-то образом его контролировать, далеки от реальности.

Даниэль Матеев: — Если говорить о программах кандидатов, то действительно нужно отметить, что несколько программ являются декларативными документами. Кроме того, ни в одной программе не указан механизм, с помощью которого кандидаты в президенты намерены реализовывать свои обещания в случае прихода к власти. Некоторые кандидаты сделали в своих программных документах попытку показать эти механизмы, но это лишь попытка.

Самая маленькая программа у Зюганова, но в отличие от других кандидатов, его можно назвать наиболее последовательным политиком, который не меняет свои политические взгляды от кампании к кампании. Программа кандидата Миронова, позиционирующего себя как социал-демократа, не содержит, на мой взгляд, каких-либо социал-демократических тезисов. Программа Жириновского построена по принципу максимального объединения различных актуальных тем, без конкретного объяснения, как будут решаться те или иные проблемы. Жириновского можно назвать профессиональным оппозиционером, который не стремится во власть и прекрасно себя чувствует в своем статус-кво.

Среди участников круглого стола бытует мнение, что существует только две реальных программы — Прохорова и Путина, а все остальные являются лишь декларациями. Я хочу сказать о программном документе Прохорова: безусловно, господин Прохоров отличный менеджер, но президент должен быть в первую очередь политиком, а многие пункты его программы являются откровенно популистскими. Что касается программы господина Путина, то в настоящее время мы имеем только ее проект, так как официально программный документ кандидата в президенты Путина называется проектом, который, видимо, будет дорабатываться. Изучив проект программы, у меня сложилось впечатление, что данный документ в очередной раз доказывает, что Путин и Медведев являются неэффективными менеджерами. Новые направления развития страны, которые предлагаются премьер-министром, показывают, что меняться Путин начинает только под давлением гражданского общества. Его программные заявления о децентрализации власти и перераспределении налогов можно оценивать как уступки тому протестному движению, которое набирает силу в стране. Что же мешало ему осуществлять шаги по перераспределению бюджета и полномочий ранее?

На мой взгляд, победившему кандидату нужно будет реализовывать наиболее рациональные предложения своих соперников. Власть должна быть индикатором, остро чувствующим общественные настроения, и участвовать в общественном диалоге. Премьер-министр Италии Альчиде Де Гаспери однажды сказал: «Государственный деятель должен смотреть в сторону следующих поколений, а не следующих выборов». По моему мнению, это самое важное для любого кандидата в президенты.

Николай Фомичев: — Я согласен с тем, что диалог необходим. Власть не против дискуссий. Программы кандидатов нужно обсуждать и предлагать новые идеи. Но дискуссия должна быть конструктивной, а не сводиться к критике и крикам «Россия без Путина!». Нужно еще дать возможность народу спокойно работать и жить, а не «забалтывать» граждан.

Андрей Андрейченко: — Здесь говорили о том, насколько и в каком объеме будут выполняться программы кандидатов. Программа Путина уже сейчас начала выполняться. В Государственной думе находится законопроект о выборах губернатора, муниципалитеты в ближайшее время получат большую самостоятельность и дополнительные возможности при распределении налоговой базы — в этом направлении также готовятся законопроекты. Сейчас разрабатывается проект закона, который позволяет муниципалитетам участвовать в федеральных целевых программах, что в том числе даст дополнительную возможность для финансирования значимых проектов в Новосибирске. Ежегодно увеличивается количество федеральных средств, которые выделяются регионам. Это реальные дела. Уже сейчас выделено 6,8 млрд рублей из федерального бюджета на программу модернизации здравоохранения в Новосибирской области, выделены 1,2 млрд рублей на ремонт школ. Можно сказать, что программные тезисы Путина подтверждаются фактами сегодняшнего дня.

Николай Фомичев: — Барометром оздоровления любой экономики является показатель уровня детской смертности. С 2000-х годов по этому показателю Новосибирск вышел на уровень ЕС и Японии. Это еще один аргумент в пользу постепенных преобразований. Путин прав в том, что, имея совершенно четкую программу, постепенно приводит в соответствие с международными нормами жизненно важные для благополучия страны сферы жизнедеятельности.

Александр Люлько: — Программы кандидатов в президенты России со всей очевидностью показывают, что в стране стали слушать и слышать гражданское общество. Главное, нам нужно создать механизмы контроля власти гражданским обществом. Любой грамотный политик будет ориентироваться на тот вектор, за которым стоит реальная сила в государстве, и если мы не будем принимать участия в политическом процессе, то и считаться с представителями гражданского общества никто не будет. Другое дело, что нужно подходить к этому цивилизованно, слушая друг друга и участвуя в выборах.



Comments are closed.

Так же в номере