Главная » Стиль жизни » Найтхарт Хёфер-Виссинг: «У меня есть возможность знать реальную картину жизни в стране»

Найтхарт Хёфер-Виссинг: «У меня есть возможность знать реальную картину жизни в стране»

В конце осени этого года в Новосибирск приехал новый Генеральный консул Федеративной Республики Германия НАЙТХАРТ ХЁФЕР-ВИССИНГ. На данный момент консул постоянно находится в разъездах по регионам Сибири. О своих впечатлениях от города и страны, о культурных связях Сибири с Германией более подробно господин Хёфер-Виссинг рассказал в интервью корреспонденту «Континента Сибирь» ПОЛИНЕ ЗВЕЗДИНОЙ.

— Вы уже не первый год работаете в России, три года вы пробыли в Москве. Насколько различны вам показались эти два города: Москва и Новосибирск? Где вам больше понравилось?

— Честно говоря, здесь. Но в Москве в географическом и организационном смысле было удобнее — она ближе к Германии, там у меня была обжитая квартира, налаженный быт. Не могу сказать, что здесь сложнее, но как-то все по-другому. В столице все работники посольства жили в дипломатическом гетто, здесь же мы находимся среди населения, да и люди в Новосибирске более открытые. Кроме того, несмотря на то что ваш город большой, в нем все же меньше суматохи: все происходит постепенно, в свое время, население в целом дружелюбнее, вежливее и добрее — приятно общаться.

— Это будет ваша первая сибирская зима?

— Да.

— Не боитесь морозов?

— Нет, и в Москве бывало –37 градусов. Не думаю, что –37 и –42 — такая огромная разница, чтобы я испугался. Я ко всему готов.

— Общались ли вы с предыдущими консулами? Они давали вам какие-либо советы?

— Да, конечно. Гудрун Штайнаккер передала мне очень подробную инструкцию с большим массивом информации. Разговаривал и я и с Михаэлем Кантцлером. С ним я знаком очень давно — в свое время мы вместе начинали работу в дипломатической службе и часто оказывались в одном офисе. Конечно, стоит отметить, что о ситуации лучше беседовать с тем, кто работал здесь совсем недавно, так как регион быстро развивается, меняется. Все, кто когда-то служил в Новосибирске, вспоминают Сибирь с любовью и с удовольствием слушают рассказы о том, что происходит здесь сейчас. Кстати, многие приезжают в Новосибирск и во время отпуска.

— Как вы выбрали работу, связанную с международными отношениями?

— Мне всегда было это интересно. Когда я поступал на международную службу, наше министерство каждый год набирало людей с различным образованием (техническим, естественнонаучным, гуманитарным). Один из моих друзей-коллег по профессии биохимик. У меня самого гуманитарное образование. Сегодня стараются сразу подбирать специалистов по международным отношениям. Это, по-моему, не слишком хорошо, так как такое образование несколько узко для подобного рода деятельности. На дипломатической службе требуются знания ситуаций в странах, культурных особенностей различных народов, умение работать с прессой, общественностью и властями и, главное, заинтересованность. Если вы руководитель представительства, вы должны быть любопытны и интересоваться всеми вопросами без преувеличения. Моя прямая обязанность — быть в курсе.

— Лично вам было сложно привыкать к международной работе? Не хотелось все бросить и уехать домой?

— Нет. Сейчас у меня это вообще стало привычкой — находиться вдалеке от Германии. Я и моя жена знали, что делаем, когда я соглашался на службу здесь, так далеко от родины. Но хотелось бы предупредить всех молодых специалистов, желающих работать в дипломатических службах, — они должны ясно понимать, что будет очень тяжело сохранить социальные и общественные связи с близкими людьми на родине.

Если ты мечтаешь о международной работе, а сам еще ни разу не уезжал из родного города и не представляешь, как сможешь покинуть родных и друзей, то лучше сразу признать, что это профессия не для тебя. Кстати, это касается не только дипломатов, но и инженеров, например. Но плюсов в моей работе тоже немало. Во-первых, это приобретение новых контактов, завязывание интересных знакомств, во-вторых, возможность расширить свой кругозор, увидеть другое государство изнутри, в-третьих, это просто интересная профессия, которая предполагает изучение множества увлекательных вопросов, касающихся и науки, и экономики, и политики. Мне даже жалко, что многое из-за нехватки времени приходиться поручать моим сотрудникам.

— У вас были какие-то стереотипы о России или о Сибири?

— Могу с чистой совестью сказать, что нет. Впервые я посетил Россию, тогда еще СССР, в 1977 году (в 1975 году господин Хёфер-Виссинг получил аттестат зрелости. — «КС»), и с этого времени я имел возможность знать реальную картину жизни в стране. Помню, когда я в первый раз приехал в Сибирь, высокопоставленные люди шутили надо мной, что я, наверное, думаю, что здесь по улицам гуляют медведи в ушанках и с балалайками. Я сказал, что, конечно, был бы рад увидеть подобное, но напрасных надежд не питал. Иногда среди своих соотечественников встречаюсь с мифом о том, что Новосибирск — небольшой провинциальный городок. Тогда я им объясняю, что это третий по величине город в стране с насыщенной культурной жизнью и большим количеством молодежи.

— Легко ли вам поддерживать ваши кулинарные привычки в нашем третьем по величине городе?

— Да, это не составляет для меня никакой проблемы. Я могу абсолютно спокойно покупать здесь все, что мне нужно. При этом я не сказал бы, что мои привычки отличаются какой-то особой экзотичностью — например, я привык начинать свой день с чашечки кофе.

— То есть никаких посылок родственники не шлют?

— Пока нет. Хотя я был бы не против получить, например, бандероль с немецким шоколадом. Это всегда пожалуйста. Хотя мне очень понравились конфеты в гостинице «Сибирь».

— Бросилось вам в глаза что-то странное, чего сами жители за собой не замечают?

— В принципе нет. Например, новосибирские водители даже не такие агрессивные, как москвичи, что в свое время меня удивило.

— Вы могли бы что-нибудь пожелать новосибирцам и русским людям в общем, чтобы их жизнь стала более комфортной?

— Я хотел бы, чтобы жизнь всех русских людей была как можно комфортнее, хотя, конечно, каждый человек имеет свое видение этого понятия. Но самое важное, что, по моему мнению, игнорируется и в Москве, и в Новосибирске, — это обустройство городской среды для комфортного пребывания в нем людей с ограниченными возможностями. Нет ни специальных лифтов, например, на станциях метро, ни даже удобных пандусов в домах. Необходимо как-то облегчить жизнь таких людей, они должны чувствовать общественное уважение, а остальные жители города должны ощущать свою ответственность. Я часто вижу в Новосибирске примеры солидарности, но этого недостаточно.

— Что бы вы посоветовали посмотреть немецким или любым другим иностранным туристам, которые впервые приехали в Россию и в Новосибирск в частности?

— Считаю, что Новосибирск для туриста, который еще ни разу не был в России, — это своеобразная дверь. Отсюда можно поехать посмотреть на Байкальское озеро, Транссиб, камчатские гейзеры, природу Алтая. Все эти достопримечательности совсем недавно стали доступны иностранным гражданам, поэтому они еще не столь известны, но от этого не менее масштабны и удивительны. Непосредственно в Новосибирске я рекомендовал бы посетить зоологический парк, театр оперы и балета, Краеведческий музей и обязательно совершить круиз по Оби и Обскому морю. Сам я пока не имел такой возможности, хотя когда приехал сюда осенью, здесь была замечательная, божественная погода, но когда я в первые же выходные пошел на набережную с целью прокатиться на теплоходе, мне твердо отказали, сообщив, что все круизы прекращены до весны. Также мои коллеги еще в Москве сообщили мне, что в Новосибирске много хороших ресторанов и баров, где можно хорошо отдохнуть.

— В театре оперы и балета вы уже успели побывать?

— Пока только два раза. Надеюсь, что посещений будет больше. Также я был в филармонии и Краеведческом музее — люблю изучать историю.

—Ваши предшественники создали традицию домашних приемов, которая пришлась по нраву многим представителям политической и бизнес-элиты. Вы собираетесь ее продолжать?

— Конечно. Только, так как у меня не настолько огромная квартира, я не буду устраивать слишком масштабные приемы.

— По каким, например, поводам вы будете устраивать подобные приемы?

— Если хочешь праздника, повод можно найти всегда.

— В Новосибирске много внимания уделяется современной культуре Германии. С конца 2012-го будет Год Германии, много для популяризации Германии делает институт имени Гете, играет свою роль центральное ведомство немецкой языковой школы и пункт академического обмена в НГТУ. Что, по вашему мнению, дает странам обмен культурными тенденциями?

— Очень многое. Например, знание интересных обстоятельств о жизни другой страны. Меня, конечно, не может не радовать позитивная оценка современной Германии. Если честно, порой даже слишком позитивная, что несколько волнует, так как всегда страшно не соответствовать ожиданиям. Для дальнейшего расширения экономических, научных и культурных связей мы будем стремиться к облегчению получения визы.

— Насколько сложно русскому в Германии и немецкому гражданину в России?

— Прежде всего это зависит от того, может ли он здесь работать. Необходима интеграция на рабочем рынке. Например, по российскому законодательству гражданин Германии не может быть трудоустроен, пока у него нет разрешения от ведомства. Разрешение в свою очередь выдается только тогда, когда нет россиян, которые смогут выполнять данную работу. В странах Евросоюза ситуация почти такая же — если гражданин другой страны хочет трудоустроиться, он должен доказать, что только он может выполнять данную работу и никто другой. Сказать что-то про разницу в менталитете не могу. Между россиянами и немцами часто заключаются браки, значит, не такие уж мы и разные.

— Как-то раз я была в кино на немецкоязычном мультфильме, и в зале было много немецких детей. Они вели себя очень свободно: танцевали, пересаживались. Дети российских родителей с любопытством на них смотрели, но сидели тихо. Видимо, все-таки определенные различия хотя бы в воспитании есть?

— Не так давно в одном берлинском модном журнале вышла статья про матерей, которые установили в обществе свои правила: это мои дети, и они могут делать все. Вернее все, что не мешает свободе других членов общества. Я, например, воспитывал свою дочь главным образом в соответствии с этим правилом — уважать свободу других людей. Надеюсь, что эти дети никому не мешали. В России, конечно, традиция воспитания несколько другая.

— Вы побывали и в Советском Союзе, и в России. Что, на ваш взгляд, больше всего изменилось?

— Люди больше не боятся общаться с иностранцами. Я жил в Москве во времена Брежнева, когда началась Афганская война. Можно себе представить, что мне приходилось не слишком легко. Конечно, были люди, которым полагалось общаться со мной по службе, для которых это входило в рабочие обязанности, но даже они делали это с осторожностью. Никто не относился ко мне, по крайней мере сразу, как к простому человеку, каждая моя реакция анализировалась. Сегодня гораздо легче, и Новосибирск — открытый город. Жители понимают, что мы — нормальные люди, с которыми можно просто общаться.

— Где собираетесь отмечать Новый год?

— Вся моя семья в этом году собирается в Германии, и мой отпуск позволяет мне присоединиться к ним. Здесь на момент новогодних отпусков и каникул будет не так много работы, я смогу за это время навестить своих родственников и старинных друзей и с удовольствием вернуться на свой пост.



Comments are closed.

Так же в номере